МАТЕРИАЛ ОПУБЛИКОВАН В ЖУРНАЛЕ "ТЕАТРАЛЬНЫЙ МИР" №5 2015г.

 

В апреле  2015 года местом проведения очередной Лаборатории  (в рамках совместной Программы Театра Наций и Министерства Культуры РФ) был выбран Тобольский драматический театр (Тюменская область). 

Команду из Москвы коллектив театра ждал с нетерпением.

Куратор проекта, помощник Художественного руководителя театра Наций Елена Носова и арт-директор Лаборатории Олег Лоевский представили театру молодых, но уже известных режиссеров - Юлию Ауг, Павла Зобнина и Антона Маликова, а также - высокопрофессиональных преподавателей Ксению Кузнецову (доцент кафедры актерского мастерства и сценической речи ВГИК им. С.А.Герасимова) и Вячеслава Белоусова (доцент, заведующий кафедрой пластической выразительности актера Екатеринбургского государственного театрального института).

Режиссеры, познакомившись с актерами, сразу приступили к репетициям эскизов будущих спектаклей по выбранным театром пьесам современных драматургов. Педагоги  ежедневно устраивали мастер-классы по сценической речи и сценическому движению. Рабочие сцены, осветители, костюмеры, весь коллектив театра, начиная с директора, целые дни проводили в театре, активно участвуя в творческом процессе.

К концу работы Лаборатории на трех разных площадках состоялись показы эскизов. На показы пригласили зрителей, которые приняли участие в обсуждении спектаклей и проголосовали по предложению организаторов: «оставить как есть», «продолжить работу и затем оставить спектакль в репертуаре театра», «забыть как страшный сон».

Первым эскизом, представленным на суд зрителей, стала работа режиссера Антона Маликова по пьесе Дмитрия Богославского «Тихий шорох уходящих шагов».

Антон Маликов - окончил ГИТИС, режиссерский факультет ( мастерская Л.Е. Хейфеца) - участвовал в лаборатории «Русская современная драматургия»  в г. Таллинн, в лаборатории  Театра Наций по поддержке театров малых городов России (г. Димитровград). В 2014 г. - поступил в «Школу театрального лидера» в Центре им. Мейерхольда; выпустил спектакль «WASSA»  по мотивам трагедии Максима Горького «Васса Железнова. Мать» в Курганском драматическом театре. Спектакль – участник  программы «Маска Плюс» фестиваля «Золотая маска» 2015 года.

Действие своего эскиза режиссер расположил в зоне зрительского буфета и фойе, в котором еще разместилось человек шестьдесят гостей. Молодой режиссер лихо использовал интерьер кафе - барную стойку и кофейный автомат, и огромное символическое перо писателя Петра Ершова. Звуковое оформление спектакля и световое решение, придуманное Антоном Маликовым, хорошо работало на эмоциональное  воздействие. Просто и внятно драматургу Богославскому и режиссеру Маликову удалось поднять сложные и важные темы. Конфликт между родственниками, связанный с продажей родительского дома, отношения между родными людьми, доброта, прощение - некоторые моменты зрители восприняли даже чересчур близко к сердцу. На обсуждении, волнуясь, они приводили примеры из собственной жизни. Антону Маликову с артистами театра удалось с помощью искусства тронуть сердца, а это дорогого стоит. Необыкновенно  органичны актеры старшего поколения – Сергей Грязнов и Николай Макаренко. Их «стариков»  трудно было переиграть, хотя и Евгений Пономарев, и остальные участники спектакля заслужили бурные аплодисменты зрителей. 

 Эскиз спектакля по пьесе Васко Раичевич « Хорошая смерть» поставил режиссер Павел Зобнин - окончил Всероссийский институт переподготовки и повышения квалификации работников кинематографии (ВИППК) при Госкино РФ, факультет режиссуры кино- и телефильма (мастерская А.И. Суриковой и В.Д. Рубинчика). В 2006 году окончил РАТИ (ГИТИС), режиссерский факультет (мастерская Сергея  Женовача). Поставил множество спектаклей в разных театрах России. Принимал участие в Лабораториях -  в Екатеринбурге, Лысьве, Санкт-Петербурге, Прокопьевске, Южно-Сахалинске, Ельце, Челябинске, Кызыле, Улан-Удэ, Сарове, Саратове, Калининграде, Магадане, Свияжске, Комсомольске-на-Амуре, Таллинне, Норильске, Таганроге, Владикавказе, Тобольске.     

Действие спектакля «Хорошая смерть» происходит в огромном чреве большой сцены, черное пространство которой как нельзя более подошло теме спектакля. Филипп (Игорь Колдачев) с Мартой (жена Филиппа – артистка Наталия Пономарева) устав страдать, видя, как мучается их больной ребенок, решают прекратить эти мучения и приглашают Ивана (Андрей Михалев). Иван – таинственный молодой человек, обладающий способностью «усыплять» навсегда. У него своя трагическая история - смерть брата. Его мать и знакомая девушка Соня – тоже несчастливы. Внезапно жизнь поворачивается, рождается интерес и, возможно, любовь, но смерть ребенка навлекает трагедию на всех. Человеку не дано права повелевать чужими жизнями, не им сотворенными. Драматург Васко Раичевич вслед за Достоевским заглядывает на самое дно душ своих героев, убеждая в том, что очиститься можно через страдания, через боль.

Артистам Игорю Колдачеву и Наталии Пономаревой удалось передать сложнейшее эмоциональное состояние супругов, которых общее горе не сблизило, а, доведя до крайней ненависти, навеки разлучило. Иван, испытав потрясение от случившегося с Мартой и Филиппом, теряет Соню, прощается с матерью, и впервые серьезно задумывается о жизни и смерти, о роке и божьем промысле. Эскиз произвел на публику гнетущее впечатление, но во время обсуждения все согласились с тем, что театр не должен быть местом развлечений. Сплошные комедии не отражают сложности мира, о которых молодое поколение должно хотя бы знать…

Режиссер Павел Зобнин по ходу действия остроумно использовал все, чем оснащен театр: оба поворотных круга и подъемники для декораций, люки и потайные ящички большой сцены, экран в глубине и ниши на авансцене. Актеры играли проникновенно, публика заворожено следила за сюжетом, эскиз получился полноценным спектаклем с настоящей овацией от потрясенных зрителей.

Третий участник Лаборатории, автор эскиза по пьесе Ярославы Пулинович «Как я стал» - Юлия Ауг, актриса, режиссёр театра и кино. Юлия Ауг окончила ЛГИТМиК, актёрский курс А.Д. Андреева. Второе высшее образование получила в Москве, в РАТИ (ГИТИС), режиссёрский факультет (2003—2007 гг.), диплом с отличием (мастерская И.Л. Райхельгауза). В 2007 году поступила на Высшие курсы сценаристов и режиссёров (ВКСР), режиссёрский факультет, мастерская Квирикадзе и Добровольского. У Юлии Ауг – множество наград и призов, как у актрисы, но и как режиссер, она не осталась незамеченной. В 2015 году на фестивале театров Сибири «Театральная весна» она получила приз за лучшую режиссуру (спектакль «Горькие слезы» Красноярского ТЮЗа).

 

За несколько дней репетиций Юлии Ауг удалось подробно разобрать с актерами их роли и поставить каждому свои задачи. Для своего эскиза режиссер  использовала пространство камерного зала, в котором рассадила зрителей вдоль двух стен, а актерам, дав свободу перемещения, позволила обходиться вообще без стен.

Драматург Ярослава Пулинович в этой пьесе намеренно сократила дистанцию между действующими лицами и зрителями. Все персонажи - люди абсолютно реальные, вполне узнаваемые: кто-то из зрителей видит в них себя, кто-то - знакомого. Юлия Ауг дала возможность главному герою Саше (Владислав Железняков) перелистать главные события своей жизни, как страницы дневника. Воспоминания как кадры художественного фильма  «живьем» проходят перед ним. Вот он ссорится с любимой девушкой Майей (Ирина Краснова), которая цинично изменяет ему. А вот знакомится с Машей (Ольга Корчагина), в судьбе которой принимает деятельное участие, деятельное до такой степени, что Маша, уходит от мужа и вместе с мамой ждет от Саши счастливых перемен в судьбе. Машина мама (Надежда Хрипачева), бывшая артистка ТЮЗа, выгнанная за пьянство, перестает пить и пугать дочь самоубийством.  

В ожидании роли расцветает на глазах и вдохновенно демонстрирует Саше свою неутраченную артистичность. Актриса Надежда Хрипачева, буквально, «зажгла» зал.  Зрители вообще живо реагировали на происходящее. В публике многие ахнули, когда Маша отдала Саше все сбережения, чтобы начать жизнь с новой страницы. Страницу Саша легко перевернул. Этот милый молодой человек совершил подлость и предательство, не ведая, что творит, обычный инфантильный безответственный «герой» по стандартам нынешнего  времени.    

Открытый финал – превосходная провокация для зрителя думающего и чувствующего. Режиссер  вслед за драматургом предоставляет зрителям право решать, принимать ли «героев» такими, или осуждать. 

Подводя итоги лаборатории, можно отметить, что она получилась чрезвычайно удачной: все три эскиза были восприняты зрителями как полноценные спектакли, и директор театра уже договорился с режиссерами о дальнейшей совместной работе. 

Артисты театра приобрели, по их признанию, отличный опыт новой работы, прошли самые настоящие курсы повышения квалификации, которые всегда важны творческим людям, чтобы развиваться.

Режиссеры признались, что получили от работы огромное удовлетворение, так как в Тобольском драматическом театре – прекрасная труппа, рабочий настрой, самый, что ни на есть, поэтому все и получилось.

О Лаборатории нам было интересно узнать мнение у непосредственных ее участников 

Сергей Радченко, директор Тобольского драматического театра

 

- Какие чувства вас посетили, когда узнали, что будет Лаборатория?

- В первую очередь, чувство радости, это - уникальная возможность для театра, для артистов, для технических служб, проверка состоятельности, подтверждение того, что ты не случаен в этой профессии. Как замечательно, что театр Наций придумал такую  программу, что в чью то светлую голову пришла идея поддержки театров в малых городах именно в плане профессионального роста. Ведь устраивают же мозговые штурмы,  Лаборатория – тоже своего рода штурм, когда за короткое время приходят свежие идеи, рождается что-то новое, театр выходит на новый качественный уровень. Потом 

будем фиксировать, разговаривать о том, что произошло, когда все впечатления и эмоции улягутся, когда нужно будет не эмоционально, а логически анализировать. В экстремальных условиях человек проявляется непредсказуемо, для меня очень важно, чтобы мои артисты, на которых я смотрю привычно влюбленными глазами, проявились у других режиссеров, в ролях, которых они никогда бы в жизни не сыграли. Это то, что делает жизнь интересней, ярче, динамичней…

- Кто читал все те пятьдесят пьес, которые Лаборатория прислала театру на выбор?

- Я поручил это нашему главному режиссеру Валерию Медведеву – он человек ответственный, добросовестный. Из пятидесяти я попросил его выбрать восемь пьес, из которых после обсуждения мы оставили три.

- Вы выбирали пьесы сразу на своих актеров или потому, что именно тексты показались интересными?

- И то, и другое, причем с условием, чтобы у артистов был какой-то люфт для творческого роста, а не стопроцентное попадание, когда ничего не надо делать. Ведь это уникальная возможность проверить самого себя…

- Как вы решились взять пьесу с ненормативной лексикой, я имею в виду пьесу Ярославы Пулинович «Как я стал»?

- Во-первых, это - лабораторная работа, мы на нее не продаем билеты; во-вторых, нужно посмотреть, что первично: закон об авторском праве или о запрещении использования в театре ненормативной лексики. Мне понравилось в одном театре: зрители, которые приходят на подобные спектакли, пишут расписки, что берут на себя ответственность и согласны адекватно реагировать на авторский текст. Мне не кажется правильным, делать дистиллированный спектакль, сепарировать жизненные фрагменты. Житейский опыт дорого стоит. Понятно, что не нужно совать пальцы в розетку, или в кипяток, но пока маленький человек растет, он все равно пробует, и обжигается, и учится на своих ошибках. А театр – модель жизни. Хотя для меня театр – прежде всего ковчег, спасающий, сохраняющий дом…

- Ваш театр действительно похож на дом – красивый, чистый, уютный…

- Одну мысль я всегда довожу на наших общих собраниях: жизнь коротка, мы живем очень мало на земле, давайте, пока мы в театре, не доставлять друг другу неприятностей, стараться, чтобы людям рядом с вами было комфортно. Понятно, что в театр приходят разные люди. Кто-то уходит, кто-то остается на всю жизнь. Мир глобально мы не изменим, но в наших силах сделать жизнь ближних, окружающих лучше.

- Актерская профессия – уникальная в том смысле, что люди все время хотят больше работы, чем дают…

-  Да, больше таких профессий, наверное, нет…

- Но ведь в театре есть и технические службы, и уборщицы, как вам удается их убедить в том, что работа должна приносить радость? Зарплаты маленькие, чем мотивируете?

- В театре должно быть лучше, чем дома, дома я еще могу допустить беспорядок, в театре – никогда. У нас в театре работает сто человек, все на виду, все про всех все знают, если ты где-то схалтурил, все про это узнают, тебе же самому будет неприятно. У нас многие работают совместителями: актеры - костюмерами, водителями, декоратор – монтировщиком и т.д.

- Сергей, вы производите впечатление очень мягкого, добродушного человека, а ведь директору полагается быть жестким. Бывает, что вы сердитесь, повышаете голос, ругаете кого-то?

- Приходится, даже приходится расставаться с кем-то, и вот это самое сложное. Я терпелив, всегда даю шанс исправиться. Важно не фальшивить, не врать, нужно быть искренним. Директор – не профессия, а должность, для меня все равно актерская профессия – первична.

- Ваше прекрасное новое здание – исполненная мечта?

- Я очень люблю наше здание, горжусь им, только оно - не новое, это - реконструкция бывшего кинотеатра. Но масштаб этого здания – как раз для нас, в наших силах его одушевить, очеловечить. Мелкие дети приходят сюда как во дворец, здесь же все сверкает, блестит. Маслом по сердцу, когда приезжают наши коллеги из других городов и, не сдерживая первую реакцию, издают восхищенные возгласы, журналисты сразу за фотоаппараты хватаются, нам так приятно, иногда до слез…

- О чем теперь мечтаете?

- Все, что я для себя наметил в театре, практически, осуществилось. Хорошее здание; отличный коллектив, с которым комфортно работать; новые интересные спектакли, за которые не стыдно; гастроли. Конечно, хотелось бы еще больше укреплять внутрироссийские и международные связи, чтобы была у театра финансовая возможность участвовать в фестивалях и гастрольных поездках. При этом для меня важно быть готовым к встречам, важно не разочаровать.

Ксения Кузнецова, педагог по сценической речи

Мастер-классы бывают разными, чаще всего целевыми. Когда ты приезжаешь в новое место, в новый театр важно услышать запрос аудитории. В Тобольске - очень рабочая контактная труппа, нет расслоения на старшее и младшее поколение, они все готовы трудиться, готовы учиться друг у друга, признавать ошибки. Специфика тут мне увиделась в равной готовности актеров разных поколений и школ в одном дружном коллективе. У старой школы хорошая база, они все легко вспоминают, как и что учили сорок лет назад, сами себя поправляют. Я не услышала больших ошибок в произношении, дефектов речи, непонимания культуры речи. Думаю, что дело в общем климате театра. Очень гармоничный театр, такой же, как и сам город Тобольск - сказочно и культурно устроенный русский город. Здесь люди ценят слово, оно у них имеет вес. Это не так часто встречается.

За неделю класса можно сделать многое – например, принести людям свежую кровь, подтолкнуть на следующий уровень, следующую ступень. Люди видят, что они не одни в этом мире, что их видят, понимают, чувствуют, что с ними хотят работать, что они могут задать любой вопрос и будут услышаны. Что полученные уроки они могут тут же использовать в работе с режиссером,  перенести на сцену.

Вячеслав Белоусов, педагог по сценическому движению

- Я давно знаю тобольский театр. Во-первых, вместе с его директором Сергеем Радченко мы учились в театральном институте, потом он стал артистом в этом театре, потом – директором, и однажды они пригласили меня на постановку. Тогда еще театр работал в старом деревянном здании. Я стал сюда периодически наведываться, артистов всех знаю, так что, в некотором роде, личные связи, приезжаю сюда как к себе домой. Я видел, как строился каждый этаж театра, наблюдал, как все меняется к лучшему. Этот театр – замечательный во многих смыслах. И внешне здание потрясающее, и внутри все обустроено грамотно, точно, лаконично - красиво и без «понтов».

Когда приезжаешь на постановку, то регулярных занятий нет, просто не успеваешь, а Лаборатория хороша тем, что актеры получают ежедневный тренинг, освежают в памяти то, что когда-то учили. Тренинг очень важен артисту, особенно ритмический, актер должен быть в тонусе, они тут за время Лаборатории  все встрепенулись, это – полезно.

Не только я им дал, но и сам получил много положительных эмоций.

Юлия Ауг, актриса, режиссер

- Эта Лаборатория понравилась мне несколькими аспектами. Помимо самой работы, у нас была интересная программа, которая была очень умно организована: с утра мы могли поехать на экскурсии, а потом начинались репетиции. Пока мы ездили, актеры использовали это время для тренингов, и приходили на репетиции уже размятыми, готовыми к работе. Еще очень ценно, что в то время пока длилась Лаборатория, театр жил ее нуждами, и любая просьба очень быстро и, самое главное, доброжелательно выполнялась. Атмосфера такого благоприятствования к Лаборатории невероятно важна: нам не нужно было тратить лишнюю энергию, она вся была направлена на творческий процесс. Как и на любой лаборатории, ты получаешь актеров, с которыми не знаком, но не было ни одного, который не хотел бы работать. И актеры хотели, и цеха, и администрация помогала, и Лаборатория оказалась очень удачной и полезной и театру, и нам.

Антон Маликов, режиссер

- Особенность этой Лаборатории в том, что в тобольском театре она проводилась впервые, отсюда их колоссальная ответственность и бесстрашие. Театру очень хотелось чего-то сегодняшнего, и это замечательно. Работалось легко, конечно, было бы побольше времени, можно было сделать что-то лучше…

Ярослава Пулинович, драматург

- Это редкая  Лаборатория, когда собралась такая невероятная компания, с одной стороны, люди опытные, поездившие по лабораториям, с другой стороны, лаборатория – это эксперимент, бывает, что и опытный режиссер ставит неудачный спектакль, а тут как-то все сложилось, все три эскиза удались, и сами режиссеры говорят, что труппа – потрясающая.

 https://www.facebook.com/media/set/?set=a.827092704004934.1073742901.371496016231274&type=1&pnref=story