http://www.kino-teatr.ru/acter/foto/ros/385030.jpg

Денис Бокурадзе – режиссер, художественный руководитель театра-студии «Грань» и Елена Соловьева, художник по костюмам, номинант Золотой маски по костюмам к спектаклю «Таня-Таня» - буквально потрясли всех участников XIV – го Фестиваля театров малых городов, представив в конкурсной программе новый спектакль «Корабль дураков». Спектакль настолько выделялся своей выразительностью и тонкими гранями всех творческих составляющих, что захотелось узнать, откуда что берется…

- Откуда возникла режиссерская фигура, представляющая на Фестивале четыре года подряд такие разные, неизменно пленяющие, спектакли  в абсолютно непохожей стилистике? Их, пожалуй, стоит перечислить  «Фрекен Жюли», «Постскриптум», «Таня-Таня», «Корабль дураков»…

Денис Бокурадзе: - Родился и учился в Самаре, Институте Культуры, который к концу учебы стал Академией. В 2000-м году окончил режиссерское отделение. Моим Мастером был Виктор Алексеевич Тимофеев. После учебы режиссурой я не занимался: не было ни мест, ни возможности. Тринадцать лет проработал актером в театре СамАрт и параллельно - в театре-студии «Грань». Вот в этом театре под руководством художественного руководителя Дульщиковой Эльвиры Анатольевны и произошла вся моя эстетическая и художественная закладка. Именно она основала этот театр, и все эти годы меня вела, была Наставником, Мастером, Учителем до тех пор, пока не сказала мне взять театр в свои руки и вести его дальше. Из ничего ничего не рождается, все логично вытекает…

- О существовании средневековых французских фарсов давно забыли все, даже выпускники  филфаков. Как вам пришла в голову эта идея с фарсами?

Денис Бокурадзе: - Получилось так, что мне нужно было делать следующий спектакль, я решил повернуть театр в сторону, в которую мы еще не ходили, взял с полки книгу, стал листать, читать и определился. Мучений выбора не было.

- Сценографии у вас фактически нет, лишь занавеска, да пара окошек в двух стенах, скрывающие переодевания актеров. Оказалось, что этого  достаточно для того, чтобы ошеломить публику своей безудержной фантазией и юмором. Конечно, сильнейшее впечатление произвели костюмы, которые сразу задали тон спектаклю. Вы использовали старинные зарисовки?

Елена Соловьева: -  Пришлось работать с энциклопедиями, раскапывать тринадцатый-четырнадцатый века, остановились на конце пятнадцатого века. Специфический крой, выточки, отделка придуманы по ходу. Натуральные цвета тканей – это излюбленная колористика нашего театра «Грани» - пастельный коричневый, белый, желтоватый. Все сшито из одной ткани с добавлением кожи. Потом по ткани сами костюмы уже чуть-чуть приукрашивали, как детскую раскраску.

- Когда появились герои в этих очаровательных стилизованных костюмах, зрители сразу настроились, что будет смешно, все готовы были к тому, что актеры сейчас устроят представление в клоунском духе, будут стоять на головах и делать цирковые номера. Но весь фокус в том, что сам способ существования ваших актеров на сцене всегда неожиданен. Эти интонации, диалоги, мимика, малейшие нюансы – как это все родилось? Такого мы еще не видели…

Денис Бокурадзе: - Я сам первый раз этим направлением занимался, и сам не знал, как все получится. Изначально ставил перед собой задачу – не повторяться, не садиться на любимого конька, и для себя и для актеров открывать что-то новое. У каждого спектакля - свой путь, свой вектор движения, свои открытия, свой рост и т.д. Когда мы взялись за фарс, я изначально не знал, что с этим делать, как к этому  поступиться. Было бесконечное сидение над материалом с ручкой, карандашом. До самого дня премьеры не знал, туда не туда, пойдет не пойдет, мы даже с директором предполагали, что, возможно, два-три раза сыграем, и все. А потом зрители так стали проситься на этот спектакль, что мы за пять месяцев сыграли его двадцать с лишним раз, и все идут и идут…

- Вам удивительным образом удалось все действие пробалансировать на тончайшей грани, недаром ваш театр так называется…

Денис Бокурадзе: - Я для себя поставил сложнейшую задачу: не уйти в пошлость. Сам материал подразумевает какие-то откровенные вещи, он об этом и написан: о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, об эротике. Важно было не сойти с тонкой грани, не поддаться соблазну кого-то раздеть, чтобы артисты голыми пробежали, меня артисты к этому даже подталкивали, мол, тут вот само проситься. Но мне хотелось попробовать поставить эротику без голых тел, чтобы не превратить случайно все в порнографию, чтобы сохранить наш стиль. А как подать эротику? Вот придумали бубенцы на поясе, тени на занавесе, высунутую голую до локтя руку из окна…, все остальное уже дорисовывает зритель в своем воображении. Обвинить, что мы все это показываем, невозможно. Ассоциации – это личный опыт каждого.

- Все придумки сделаны настолько изящно, что невозможно не поддастся обаянию. У вас потрясающая труппа, и всего-то их шесть человек. Как они владеют телом, формой, как они понимают режиссерский замысел и его преображают…. Наверное, многое родилось в процессе импровизации?

Денис Бокурадзе: - Нет, здесь все очень четко расписано. Процесс шел таким образом, что в течение трех месяцев они мне приносили зарисовки на образы, которые они будут делать. За каждым наблюдением стоял конкретный человек, а то и два. Это все не из пальца высосано, за каждым героем – прототип, возможно, вы его даже знаете. Дальше, когда все это сформировалось, я понял, какая должна быть пластика  у каждого персонажа, старого или молодого. Потом была работа над гримом. Я все нарисовал и сказал каждому, что надо делать. Все кропотливо выстраивалось, в том числе поиск голосов. Материал такой, что артиста легко может унести, и чтобы этого не случилось, должно быть все четко выстроено, до поворота головы, очень важно – на 90 или 45 градусов. Актерам было очень тяжело, им хотелось большего, ярче, шире, я их останавливал, и получилось то, что получилось.

- Получилось потрясающе, плюс еще синхрон, который там существует, он даже  спортивный.

Денис Бокурадзе: - Да я всегда восхищаюсь синхронным плаванием, так красиво все смотрится, но вот как удается десяти спортсменам одновременно вынуть ногу из воды, повернуться. Я считаю, что театральное искусство сродни спорту, как нам Адольф Яковлевич Шапиро говорил, что театр – футбол, когда ты смотришь за персонажами и гадаешь, кто кому гол забьет, когда есть конфликт, ты гадаешь, кто и как из этого конфликта выйдет. Когда игроки просто бегают и гоняют мяч, то на это смотреть уже неинтересно. Нужно, чтоб был азарт, полные трибуны, также как в театре - полный зал. То, что актеры мне доверяют, низкий им поклон, поскольку, ни я не знаю, куда их веду, ни они не знают, куда они идут. Мы вместе, как по пустыне, бредем и не знаем, получится следующий спектакль, не получится. И с этим спектаклем было очень трудно и то, что они не боятся быть разными…, хотя, если честно, они боятся быть разными. Конечно, им хочется что-то найти и осесть, и закрепиться в этом и хорошо комфортно себя чувствовать…

- Чтобы публика их любила, цветы носила …

Денис Бокурадзе: - И зритель их очень любит, и цветы носит, но каждый раз опять что-то надо постигать, опять я их бросаю в какой-то новый материал, которым мы никогда не занимались, опять надо в себе что-то искать. Но когда все получается, они, конечно, очень благодарны. Я думаю, что это и для меня - большой плюс и для них - большой плюс. Доверие, молодая труппа и это движение, мне кажется, что это и есть тот плот, на котором мы существуем. Я не знаю, сколько еще нового мне удастся найти, но в мире столько всего, что можно еще чего-то поискать…

- В вашем спектакле такие необыкновенные прически и  грим, такие смешные и разные лица: то брови в разных местах, то губы невероятные, то на лысой голове поросячий хвостик или немыслимые кудри…

Денис Бокурадзе: - Знаете, когда мои актеры искали свои образы, приносили этюды, то в течение трех месяцев каждый день гримировались: «А давай так бровь сделаем, а давай вот так…». Потом стирали, делали по-другому, там были тысячи вариантов, ребята все делали сами. И во время спектакля гримируются ведь сами. Помогают им только два прекрасных человека – наши Маша и Лена. Некоторые вещи самим с такой скоростью не успеть сделать, конечно, им нужна помощь. После каждого спектакля Лена уносит по охапке костюмов, которые требуют починки из-за того, что, сняв быстро, разорвали, где-то не дотянули. Работа над спектаклем идет каждый раз, и каждый раз мы подробно разбираем, почему, допустим, увел не туда интонационный посыл.

- Ваш спектакль можно показывать в театральных вузах, чтобы студенты могли учиться музыкальности, пластике, колориту. У вас почти вахтанговская история получилась, когда выходит ваш «старичок», сразу вспоминается образ Панталоне, созданный Юрием Яковлевым в «Принцессе Турандот».

Денис Бокурадзе: - Я так скажу: все совпадения с реальными людьми и событиями  случайны (смеется). Артисты приносили пародии на очень известных людей, и это бы считывалось, это было бы в лоб, а зрительское мышление мы бы сразу ограничили. Зрители сразу бы начали искать параллели с конкретным человеком, что мы о нем знаем и что сейчас конкретно показывают. А мы искали какую-то авторскую версию, когда образ найден через тех же людей, есть связь с реальными событиями,  но все размыто до неузнаваемости, в этом,  мне кажется, правильный ход…

- Ваши актеры, на Фестивале посещают все семинары и тренинги, не пропускают ни одного занятия, и это, разумеется, тоже сказывается на растущем с каждым годом мастерстве…

Денис Бокурадзе: - Да, и я хочу сказать огромное спасибо педагогам. Они дают такой огромный заряд моим артистам. Они потом целый год самостоятельно все делают по записям, сделанным во время тренингов. У каждого из них есть абсолютно четкое понимание, для чего они пришли в эту профессию. С каждым из них у нас своя собственная история, биография, это нормальный жизненный творческий процесс. Я им все время говорю: «Ребята, чтобы расти, надо заниматься собой – телом, голосом…». Профессией нужно заниматься двадцать четыре часа в сутки, даже если ты готовишь у плиты. Так быть не может, что вот два часа позанимался, а дальше «тут ем, тут рыбу заворачиваю». Так что все держится на их сознательности.

- Как вы живете, на какие деньги? Кто вам помогает? Как к вам относятся муниципальные власти? Как помогает вам СТД?

Денис Бокурадзе: - У нас все хорошо. Мы находимся внутри муниципального учреждения культуры «Театрально-концертный комплекс». Внутри этого учреждения культуры и идет финансирование. Нас очень поддерживает город Новокуйбышевск, мэр города Андрей Алексеевич Коновалов. Я сейчас не для красного словца это говорю, это реальная поддержка. Вот, например, говорят: «А давайте, мы вам новые кресла в зале сделаем. А давайте, вентиляцию сделаем…». К нам министр культуры Самарской области Сергей Васильевич Филиппов приезжает на спектакли, примерно раз в месяц. СТД помогает не финансово, а письмами поддержки. У нас в театре раз в два года  проходит фестиваль провинциальных театров России ПОМОСТ, художественным руководителем которого я являюсь. Это крупный фестиваль, он идет с 2001-го года, уже восьмой раз, к нам  приезжали, например, Николай Коляда, Елена Камбурова. Около восьмидесяти городов приняли за это время в нем участие. СТД поддерживает проведение этого фестиваля, а еще присылает нам приглашения на разные другие фестивали, семинары (вот этим летом я поеду в Москву на Школу театрального лидера). Все это дает возможность увидеть и услышать, что вокруг тебя происходит. Конечно, на нас просто так ничего с неба не падает. Приходится писать заявки на гранты, на субсидии, отстаивать, зарабатывать. Но то, что никто не мешает, а даже поддерживает, уже само по себе прекрасно!

- И, наконец, никак нельзя не спросить о ваших впечатлениях от проходящего четырнадцатого Фестиваля театров малых городов России в городе Вольске…

Денис Бокурадзе: - Первый раз нахожусь в этом городе, и впечатления изумительнейшие. Старинный город, чудесные гостеприимные люди, все шикарно. В этом городе все красиво: откуда, не посмотришь. Красивый вид на горы, на Волгу, глаз все время радуется. То, что Фестиваль делает для участников – и проживание в течение недели, и возможность увидеть работы своих коллег, и мастер-классы, все это очень ценно, и нам бы хотелось продолжать принимать в нем участие. И мы очень благодарны Евгению Витальевичу Миронову, Олегу Семеновичу Лоевскому и Елене Носовой, всем этим людям, которые без устали, заканчивая один фестиваль, сразу же начинают пахать на то, чтобы провести следующий. Каждый год – это архитрудно, не только финасово, но и физически. Найти и отобрать спектакли, площадки, финансы. Я сам фестивалями занимаюсь и знаю, что это такое. Думаю, что их труд, с одной стороны очень благодатный, с другой стороны, титанический. И огромное спасибо им, что  Фестиваль театров малых городов России есть и развивается.