«Театр начинается не с вешалки, а с личности...»

Актер Театра имени Пушкина Александр Арсентьев не любит подводить итоги и не считает свои 40 юбилеем. Зато охотно шутит на тему «узнаваемости второй категории» и поиска «зазерненности». «Театралу» он рассказал, что может позволить себе ведущий артист одного из ведущих московских театров и что значит личный успех.

                                                

- У вас – круглая дата, а любой юбилей – подведение итогов…
- Ужас. Итоги, даты…. У меня все только начинается! Каждый новый спектакль – с чистого листа. Репетируешь с Юрием Николаевичем Бутусовым, понимаешь, что ничего не умеешь, ничего не знаешь. Репетируешь «Чикаго», опять ощущения те же – ничего не умеешь, ничего не знаешь. Вот сейчас начнем с Евгением Александровичем Писаревым репетировать «Женитьбу Фигаро», угадайте, что я буду чувствовать? Ведь на репетициях рождается герой, которого никогда не было. Как ребенок, заново учишься ходить, говорить, петь, танцевать. Вообще не припомню ни одной репетиции, чтобы я заранее знал, что и как делать, уж не знаю, хорошо это или плохо. Знаю, только, что самый живой и интересный процесс в моей работе – это построение роли.

- Чем сегодня вы довольны, чем не довольны?
- Я – счастливый человек. Восприятие жизни, ощущение счастья не всегда  зависит от внешних обстоятельств. Хотя то, что мне преподносит судьба, то, куда она меня ведет, как ведет и рядом с кем – это здорово! Когда в моей жизни что-то не так складывается, я понимаю, что это – урок. Отец мне однажды сказал, когда я решал поступать или не поступать в институт: «Этот выбор делаешь ты сам, и никого потом не вини, что не направили, не посоветовали. Ты сам выбрал путь, так иди смело, и не ной!».

- Какое замечательное напутствие…
- Вот, тогда я как раз и не поступил после школы в институт, пошел в армию, ну так что, поступил позже, зато туда, куда мечтал…

- Когда вы, будучи взрослым человеком, пришли учиться в Школу-Студию МХАТ, как вы себя чувствовали рядом со вчерашними школьниками?
-Ну, некоторые ребята поначалу, действительно, не очень понимали, зачем они сюда пришли. Зато я-то знал и прекрасно себя чувствовал (смеется).

- Родители, вероятно, были удивлены вашим выбором…
- Сначала я их удивил, поступив учиться в родном городе в театр «Колесо». С другой стороны, они привыкли, что я с детства выступал на всех праздниках, участвовал в самодеятельности, играл в школьных спектаклях, ходил в театр «Ровесник»... В общем, родители меня поддержали.

- Вам, взрослому человеку, четыре года пришлось жить на стипендию?
- Конечно, я не мог уже себе позволить быть стесненным в средствах. Поэтому подрабатывал, где только возможно. Надо же было на что-то «выгуливать» девушек, так что в свободное время от учебы и романтических свиданий я подрабатывал грузчиком, курьером, работал монтировщиком в учебном театре и пр. Родители помогали, конечно. К тому же на четвертом курсе я получал целых пять стипендий.

- Как это?
- У меня  была повышенная стипендия, стипендия имени Высоцкого, стипендия имени Станиславского, и еще какие-то… Да, золотое было время (смеется).

- Успешный актер – человек: а) переигравший лучшие роли мирового репертуара, б) которого узнают на улице, в) получающий высокие гонорары?
- С точки зрения обычного человека успешный артист это тот артист, которого узнают на улице и кто играет за большие деньги только главные роли. Но я отвечу на этот вопрос с другой стороны. Для меня главное – личный успех, внутреннее понимание того, что ты сделал нового для себя. Это может быть никак не связано с узнаванием, бешеными гонорарами и оценкой со стороны. А о популярности мы так шутим в театре: я полумедийный артист. Узнаваемость второй категории. 

- «Где-то я вас видел…»
- Совершенно верно. Или же: «А вы у нас в магазине не работали?» Или: «Вы так на одного актера похожи!». Недавно покупал в одном магазине рубашку, так продавщица измучилась сомнениями, и, назвав виденный ею сериал, умоляюще тронула меня за рукав: «Это вы или не вы?».

- Кстати, замечательное слово «сериалотограф» – ваше изобретение?
- Это я придумал, да. С кинематографом меня судьба как-то, к сожалению, не сталкивает пока, все больше с сериалотографом.

- Вы в театре – ведущий актер. Что может себе позволить ведущий актер?
- Позволить? Ничего не может. Сплошная ответственность. Болеть нельзя, подвергать себя опасности травм – нельзя, уезжать надолго – нельзя…  Ты становишься лицом театра, который представляешь, то есть по тебе будут судить о нем. Приходится себя прилично вести. Зато можно позволить себе много работать (смеется).

- За сколько до начала спектакля вы приходите, сколько времени нужно, чтобы войти в образ, настроиться?
- У нас в театре установлено правило для всех: перед каждым спектаклем мы приходим в  определенное время. Обычно явка за два часа. Мы  репетируем, проходим какие-то сцены, танцы, видим друг друга, настраиваемся. Перед «Добрым человеком из Сезуана» встречаемся за три часа. Театр – это работа, профессия, и это игра. Это – не жизнь, это – модель, отражение. Не надо «зазерняться», углубляться в образ – иначе сойдешь с ума. Михаил Чехов, играя трагические роли, поворачивался спиной к залу и подмигивал партнерам: «Сейчас они у меня рыдать будут…». Разворачивался, и люди рыдали. Нельзя упиваться своим чувствами, ты переживаешь сильную эмоцию внутри, а зрители-то ничего не видят. Между тем, переживать должны как раз зрители. Но это мы углубились, по-моему, в специфику профессии.

- Считается, что актерам присуща суеверность. Александр, вы – человек суеверный?
- Актеры все переживают очень эмоционально, обостренно. У меня есть кое-какие личные приметы, но их соблюдение не доходит у меня до мании.

- Человеческие наблюдения вы собираете в актерскую копилку, изучаете физиономистику, психологию?
- Я никогда не систематизировал эти наблюдения, не раскладывал по полочкам, здесь такие, а здесь эдакие, но, конечно, наблюдаю за людьми, за любопытными персонажами. Я люблю ходить по музеям, на выставки. Живопись, скульптура, музыка часто будят мою фантазию. Еще люблю радиоспектакли…

- «Театр у микрофона»…
- Да-да! Бежал в детстве из школы домой послушать, потом – на тренировку, потом снова слушал…. У меня дома и сейчас много аудиокниг, люблю их слушать в машине.

- Давайте вернемся в театр. Уникальная история: спектакль «Добрый человек из Сезуана» заслужил одобрение не только зрителей, но и признан  театральной критикой, редкое единодушие.
- Здесь действительно все сложилось: люди, обстоятельства, время, восприятие, то есть все было сделано в нужное время в нужном месте. Мы, когда выпускали спектакль, много шутили, что вот сейчас начнут нас сравнивать с Таганкой. Удивительно, что почти никто не сравнивал. Приятно. Юрий Николаевич Бутусов старался из пьесы и из нас вытащить ответ на вопрос о «Добрый человек». У нас получилось, что о любви.

- Александр, скажите, в вашем окружении люди получают награду за добро или все больше расплачиваются за него?
- Мои друзья, мои близкие да и я сам больше люблю дарить подарки, чем получать. Дарить – большая радость, большое удовольствие наблюдать, как другой радуется, и ты к этому причастен.

                                                  

- А что за история, много раз упомянутая в интернете, про поклонниц, которые вам приносят за кулисы выпечку?
- Ой, это такая давняя история, еще когда я учился на четвертом курсе, одна моя чудесная поклонница после каждого спектакля дарила пакет с пирожками. Я выходил за кулисы, собирал однокурсников, и мы шли пить чай. Очень было кстати. Но представляю, чтобы со мной было, если б я до сих пор булочки ел в таких количествах…

- Как-то вы признались, что большой «зануда», потому что любите поучать…
- Да, страшное дело. Мне жена все время подзатыльники дает: «Хватит учить!».

- Не пора ли впрямую заняться педагогикой?
- У меня уже был период в жизни, когда в Школе-Студии МХАТ я иногда делился опытом как «старший товарищ». Сейчас пока я не занимаюсь преподаванием так складывается жизнь. В этом деле нужно отдавать всего себя, всю свою энергию. Может, когда-нибудь я к преподаванию вернусь, если такой шанс представится, с удовольствием!

- Кто на вас самого оказал наибольшее влияние, больше всего дал в профессии?
- Мне везло на встречи с настоящими личностями. Олег Николаевич Ефремов, Алла Борисовна Покровская, Роман Ефимович Козак, Дмитрий и Марина Брусникины, Алла Михайловна Сигалова… Все мои учителя в Школе-Студии и после нее дали мне очень много. Актер же все время учится, это такая профессия. Нельзя ждать, когда тебе дадут, разжуют, надо самому впитывать, работать… Меня так воспитывали. Когда мы пришли на первое занятие в Школу-Студию МХАТ, нас посадили в круг и каждого спросили: «Что для вас театр?». Тогда я сказал так: «Театр – это человек с идеей, собирающий вокруг себя компанию и ведущий за собой». Посмотрите, ведь во главе любого театра сначала – человек с идеей, будь то драматург или режиссер. Личность объединяет вокруг себя творческих людей. Театр начинается не с вешалки, а с личности.

 

http://www.teatral-online.ru/news/10400/

Интервью 2013 года