«По скетчам и ситкомам я свой план перед страной выполнила»

март 2012 года

В Театре Вахтангова проходит цикл юбилейных бенефисов в честь любимых народных артистов, лауреатов премии «Хрустальная Турандот». Актриса Ольга Прокофьева в последнее время стала «профессиональной» принцессой Турандот и была ведущей уже не на одном таком балу. За последнее время с ее участием прошли вечера, посвященные Владимиру Зельдину, Владимиру Этушу и актрисе, ставшей в минувшем году лауреатом премии «Звезда Театрала» – блистательной Инне Чуриковой. О почестях и наградах, об оборотной стороне популярности и о своей жизни, а также о том, что ее волнует в связи с недавними выборами, корреспонденту «НИ» рассказала Ольга ПРОКОФЬЕВА.

– Ольга, вы вели бал «Хрустальная Турандот» в честь Инны Чуриковой…

– Я чрезвычайно благодарна продюсеру и режиссеру Борису Беленькому, который является учредителем этой церемонии. Для меня это большая честь, подарок судьбы. Я никогда с Инной Чуриковой не пересекалась в жизни, но нас связывает чудесная тоненькая ниточка: Марк Анатольевич Захаров был моим педагогом на курсе Андрея Александровича Гончарова в ГИТИСе. Марк Анатольевич тогда уделял нам много своего времени, а еще мы присутствовали на всех прогонах знаменитых спектаклей театра «Ленком», и это была такая роскошь! После окончания института я тоже всегда была в курсе, что происходит в «Ленкоме», и мне казалось, имела некую сопричастность и к этим артистам, и к этому театру. Инна Михайловна Чурикова – актриса непредсказуемая, что для нашей профессии имеет особую манкость, привлекательность, это всегда завораживает. Бал длился до полуночи, потому что пришло огромное число желающих поздравить Инну Чурикову, выразить ей свою любовь и свое восхищение. Вспоминая одну фразу Чехова, можно сказать, что на нее вылился «пуд любви», а это ведь тяжело, это еще надо вынести…

– А вы бы хотели принять такой пуд любви? Были ли в вашей жизни подобные чествования? Насколько трудно или приятно это выносить?

– Знаете, много чего было интересного: у меня были дни рождения, когда цветы никуда не помещались, когда перетягивали улицу плакатами и лозунгами мои юные поклонники времен сериала «Моя прекрасная няня», в переулках запускались фейерверки, взлетали шары – это было красиво. Все, наверное, не раз это уже цитировали, но когда нашей актрисе Татьяне Михайловне Карповой дали звание народной артистки и все наперебой кинулись спрашивать: «Ну как, как вам теперь?!», она сказала: «Вы знаете, бодрит…». Так вот, это очень бодрит. У меня есть такая маленькая тайна: когда хандришь или чувствуешь себя неуверенно, открываешь на своем сайте гостевую книгу и начинаешь читать. «Ольга Евгеньевна, спасибо вам, что вы – такая-то и такая-то, и такая-то…», – начитаешься, и уже не надо на ночь молоко с медом пить, поскольку самобичевания мне, поверьте, хватает. Так что Инне Михайловне, надеюсь, чествование добавит каких-то сил, все ведь материализуется, все добрые слова, пожелания, а ей столько хороших сигналов отослали в космос, что к ней должно прийти сейчас много здоровья, много счастья, много любви, исполнение ее желаний. Собрать большой зал своих друзей и окунуться в эту атмосферу, наверное, нужно человеку, ведь в самой маленькой степени это бодрит, а в самой большой – дает ему крылья.

– Тяжела ли шапка Мономаха? Мы сейчас говорили о положительных моментах славы, но существует много отрицательных: назойливость поклонников, цинизм некоторых СМИ…

– Да, бывают неприятные моменты, не хочется конкретизировать, но в прошлом году была одна ситуация, когда мне пришлось познакомиться с желтой прессой, и это напомнило мне фильм «Вий»: из разных щелей и углов полезли на меня слизняки, пауки, червяки, и я вдруг увидела то, с чем никогда прежде не сталкивалась, увидела оборотную сторону этой популярности, о которой вы говорите. А вот люди… Бывает некая утомляемость от узнавания, но всегда такая доброжелательность, что в ответ просто хочется улыбнуться, и я всем актерам желаю испытать такие приятные минуты. Ведь понимаете, памятник неизвестному артисту тоже никому не нужен…

– Популярность сегодня зависит от сериалов, которые смотрит большинство населения?

– Мне кажется, по скетчам и ситкомам я свой план перед страной выполнила (смеется). Что значит популярность? Для меня это – хорошо сделанная работа, которая запомнилась и полюбилась зрителям. Но хочу открыть вам одну маленькую тайну: когда оказываешься на какой-то, хоть и маленькой вершине, пусть даже ситкомовской популярности, там не очень уютно, там живет опустошение и одиночество, это мои личностные ощущения. Может быть, артисту не надо об этом говорить, но поверьте, это не кокетство. Потом вот еще что: нет ничего конечного, нельзя останавливаться, потому что впереди еще много маленьких вершин на пути к большой, до которой, может, и не дойдешь никогда, но ступеньки надо себе выстраивать до конца жизни. Популярность имеет еще много положительных моментов, особенно когда тебя знают дети. Виталий Яковлевич Вульф в одной своей передаче говорил: «Что такое звезда? У нас, как ни снялся в сериалишке, так сразу – звезда! Звезда – это Майкл Джексон, любой четырехлетний ребенок его знает, а не только тридцать тысяч домохозяек». Так вот, по Виталию Яковлевичу я – звезда (смеется). Когда шел сериал «Моя прекрасная няня», канал СТС был завален письмами, писали детишки: «Пожалуйста, начинайте сериал пораньше, мы не успеваем с утра в школу…»

– Ольга, общаясь с вами, видишь, что вы человек застенчивый и невоинственный. Как вы справляетесь с обидами?

– Плохо. Меня легко обидеть, тронуть, я очень сентиментальный человек, но это нормально, это – наш актерский, специально растренированный организм, он должен на все реагировать, это наша профессия. Я и в быту тяжело переношу хамство, всегда начинаю думать, в чем провинилась, долго мучаюсь, могу даже порыдать и т.д. Как-то перед Новым годом включила телевизор, а там в эти дни проводилась акция: собирали подарки в дома престарелых, и так много хороших людей откликнулись, идут, несут подарки. Одна бабушка на вопрос корреспондента, чтобы она хотела, чтобы ей подарили на Новый год, о чем она больше всего мечтает, сказала слабеньким старческим голоском: «Знаете, я очень люблю груши, я так люблю груши, мне бы хотя бы одну грушу, это моя самая большая мечта...» И так захотелось со всех ног побежать к этой бабушке и завалить ее этими грушами, так обидно стало до слез за ее бедную старость!..

– Да если б такая бабушка была одна!.. Как вы думаете, может ли в ближайшее время что-нибудь измениться в отношении государства к старикам, вообще ко всем, что называется, простым людям? Например, какой бы вопрос вы задали только что избранному президенту страны?

– Меня очень настораживает самоуверенность наших руководителей. Я много езжу с гастролями по России, общаюсь с людьми, всегда спрашиваю, как они живут. И знаете, становится тревожно. А вопрос я бы задала такой: есть ли у этой страны будущее, если дети руководителей учатся, работают и живут в других странах? Я была свидетелем, как сотрудники одной крупной компании в пятницу вечером организованно летели в Ниццу на выходные. По сути, они возвращались к своим семьям, которые давно уже там живут. В понедельник утром им снова надо будет вылетать на работу в Россию. Здесь они только зарабатывают, их внуки уж точно никакого отношения не будут иметь к этой стране…

– Есть замечательный афоризм: нельзя научить, можно научиться. Каждый человек выбирает учителей себе сам. Вы – ученица Марка Захарова и Андрея Гончарова, а кто еще повлиял на вас как на актрису и человека?

– Когда уже начинаются другие уроки, жизненные, твоими учителями становятся мастера, с которыми ты рядом работаешь. Я попала сразу после училища в коллектив Театра имени Маяковского, и мне повезло много работать с Натальей Георгиевной Гундаревой, это было для меня очень хорошей практикой. Еще – Николай Николаевич Волков, потрясающий человек, наряду с Ольгой Михайловной Яковлевой – любимой актрисой Анатолия Эфроса. Так что я прикоснулась и к той школе. А Евгения Симонова (мы сидим с ней в одной гримерке) – крестная моего сына Саши и много лет – моя подруга. Она грандиозная личность, на редкость порядочный и интеллигентный человек. Когда я попадаю в сложные ситуации, всегда первым делом думаю: а как бы сейчас поступила Симонова? И сразу все становится понятным, и это всегда мне помогает.

– У вас расписаны все дни наперед, вы довольно плотно заняты в репертуаре своего театра и еще играете антрепризные спектакли, с которыми ездите по стране. Успеваете ли вы восхититься или огорчиться работами коллег?

– Да, я актриса репертуарного театра, но у меня есть еще и параллельная альтернативная жизнь, которая началась в годы руководства Сергея Николаевича Арцибашева, когда я поняла, что мне чуть тесновато стало в Театре Маяковского только с его режиссурой. Приглашенных режиссеров было мало, и я создала себе такую альтернативу. У меня в антрепризных спектаклях – два Островских, Арбузов, Уильямс и другие, что доставляет мне колоссальное удовольствие, утоляет мой актерский голод. Сегодня в моем родном театре новый художественный руководитель. Я хочу от всего сердца поздравить Миндаугаса Карбаускиса с премьерой спектакля «Таланты и поклонники». Это его первая постановка в нашем театре, и я в восторге от этой работы. Коллектив с большим теплом принял Миндаугаса, и мне кажется, что он это почувствовал, я очень надеюсь, что этот театр станет для него родным. В другие театры, конечно, тоже хожу и хожу радостно, недавно «Пер Гюнта» в «Ленкоме» посмотрела, это ярчайший, интереснейший спектакль, прекрасные актерские и режиссерская работы. Получила колоссальное удовольствие от спектаклей «И ветер шумит в тополях», «Люди как люди» в Театре Вахтангова, и еще очень хочу пойти на Бунина, которого поставил Дмитрий Крымов… Очень полезно и крайне необходимо оказываться по другую сторону рампы…

– Где вы берете силы, чтобы выдерживать такую нагрузку?

– Я не люблю роптать, ведь мы сами составляем себе эти плотные рабочие графики. Без энергии просто нечего делать в этой профессии! А когда сил маловато, их надо поддерживать чем-то хорошим. Хорошее настроение надо себе сочинять, мы же самописцы своей жизни! Вот, стоя в пробках, можно зудеть и жаловаться: «Как надоели эти пробки, грязь, снег не чистят…», а можно радостно: «Такая прелесть вокруг, все в сугробах, сосульки красивые!» Этой зимой мы играли спектакль в Нижнем Новгороде, в ДК «ГАЗ», стены в гримерках обшарпанные, старая мебель, но такие роскошные, такие чудесные театральные зрители, так замечательно все воспринимали, что в тебе остаются не бедные гримерки, а цветы и аплодисменты. Я же знаю, сколько стоят цветы зимой! Это просто счастье, и зрителей обожаешь, и энергия сама появляется…

– Что вас восхищает в людях, а что раздражает?

– Не могу сказать, раздражает… А огорчает всеобщая озлобленность. Откуда такая жестокость берется? Надо радоваться любым мелочам и не завидовать никому. Недавно была в Америке – на улицах, в магазинах, везде бесконечные «sorry», приветливые улыбки, готовность помочь. Почему же у нас такая проблема лишний раз поздороваться, улыбнуться? А восхищает меня всегда в человеке чувство юмора, доброта и позитив!
 
Лариса КАНЕВСКАЯ