Шедевр необъясним. Нельзя рассчитать степень гениальности. Невозможно дать определение, почему одна музыка – великая, а другая – просто музыка. В оценке «гениально - не гениально», несомненно, много личного – я часто замечаю, например, что муж с удивлением смотрит на меня во время спектакля. У меня  - горло перехватило, а он ерзает на стуле от скуки. Да, конечно. Но я именно об этом. О личном.


    Софокл написал хорошую пьесу, даже очень хорошую. Настоящую трагедию. Фаустас Латенас сочинил выразительную, необычную музыку. Адомас Яцовскис придумал невероятную декорацию , доминантой которой является огромный серый цилиндр – в финале он катится на зал неотвратимым катком , надвигается, увеличиваясь в размере и замирает на краю сцены.


   Виктор Добронравов, Людмила Максакова, Евгений Князев и еще несколько выдающихся актеров как по нотам «исполнили свои партии», рассказав о неотвратимости судьбы, о величии и трагедии человека, вознамерившегося узнать то, чего не следовало бы знать простому смертному. И способного раскаяться – тяжело и горько. Смертельно.


   Это был прекрасный ансамбль – музыка и актеры, помещенные в особую атмосферу. Да, конечно. Но спектакль – историю про людей -  из всех этих составляющих сделал режиссер. Римас Туминас как будто вдохнул во все это жизнь, и получился «ЦАРЬ ЭДИП». Его собственный «Царь Эдип», где Туминас пытается найти ответы на лично его мучащие вопросы. На самом деле, чтобы я сейчас не написала о создателе и его намерениях – все будет неправда. Правда в том, что я совершенно не поняла, как он это сделал. Имея режиссерское образование и огромный зрительский опыт, я только видела, что он действует теми же методами, что и все , но получается  лучше. А в итоге получилось так, что зал замер, погрузившись в несколько секунд тишины, и лишь потом разразился овациями. Это было волшебство.


Прикосновение к чуду не может оставить равнодушным. У меня даже заболело сердце.


    Я была на спектакле с великой женщиной – вдовой композитора Дмитрия Шостаковича, Ириной Антоновной. Хочу похвастаться, что это именно я приучила ее ходить в Вахтанговский театр. Сначала Ирина Антоновна была настроена по отношению к Туминасу крайне настороженно и критически   - как , впрочем, она относится почти ко всему. Первый раз он растопил  сердце, поставив , по ее словам «очень обдуманно и очень близко к тому, что хотел бы Дмитрий Дмитриевич» оперу Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» в Большом театре. Потом мы побывали с ней на «Евгении Онегине»  И вот  - «ЦАРЬ ЭДИП».Ирине Антоновне очень тяжело ходить, но она сама захотела обязательно пойти и поблагодарить Туминаса, хотя для этого нужно было бы подняться еще на несколько ступенек вверх к его кабинету.


  К сожалению, современная жизнь отучает нас получать эмоции от прикосновения к прекрасному. На это просто не остается времени и сил. Мы ходим на фильмы и спектакли по принципу – пригласили, все говорят или на досуге. Иногда только для того, чтобы поставить галочку – был, видел. Поэтому так ценна встряска, которая происходит с людьми на «ЦАРЕ ЭДИПЕ» – конечно, не со всеми, но пусть хоть с десятком в зале …Может быть, это и есть то самое главное волшебство, которое творит Римас Туминас.