УГОЛОК ЖИВОГО ЗРИТЕЛЯ

Лариса Максимова

УМЕР-ШМУМЕР, ЛИШЬ БЫ БЫЛ ЗДОРОВ,
Или как Райхельгауз придумал новый театральный жанр

     Этот жанр -  «анекдот». Не уверена, что автор согласится с таким названием, но назвать новую премьеру обычным спектаклем тоже рука не поднимается. И вечером анекдотов , баек и всякого еврейского юмора – тоже не поднимается. «Умер-шмумер, лишь бы был здоров!» - все-таки спектакль, причем довольно интересно придуманный.  Кто бы мог подумать: два часа еврейских анекдотов – и не скучно! Если бы речь шла про обычный спектакль, можно было бы написать, что сюжет захватывает или поражает режиссерское решение. Что захватывает здесь? Не знаю, но что-то явно захватывает и не дает скучать.

«Яша, какие красивые у тебя часы. Это мне отец перед смертью продал». «Доктор, мне уже восемьдесят, а все бегаю за девушками. – Так это хорошо! – Плохо, что я не помню, для чего я это делаю». « «Мой муж не пропускает ни одной юбки! Сара, ты своего мужа сейчас ругаешь или рекламируешь». Сара, Софочка, Хаим, Мойша, Берта Соломоновна и другие персонажи сыплют шутками как горохом, перебрасываются ироничными замечаниями и беззлобно подкалывают друг друга. Зритель втягивается в эту игру, многие даже после окончания спектакля начинают вспоминать свои любимые анекдоты про евреев и радостно их друг другу рассказывать. 

   Что может сравниться с еврейским юмором? Разве только английский. Да и то любой уважающий себя одессит скажет, что это не так, ибо одесский еврейский  юмор вообще -  вне конкуренции!

    Еврейские анекдоты пытались - или даже и не пытались - поставить маститые режиссеры разных национальностей. Ни у кого не получалось. Или получалось плохо. Но очень хотелось, потому что еврейский анекдот - это и смех, и слезы, и целая жизненная философия. Художественный руководитель театра « Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз тоже много лет носил в себе эту мечту. С тех самых пор, как его друг и однокурсник , великий ныне режиссёр современности Анатолий Васильев привёз из Тарту в подарок Райхельгаузу книгу еврейских анекдотов и баек, собранных эстонским классиком. Возможно даже Юрием Лотманом, но это не точно. Васильев посоветовал другу ставить спектакль. Но спектакль все никак не ставился. Почему? Сегодня Райхельгауз знает ответ на этот вопрос. Потому, что он много лет  пытался придумать сюжет для пьесы.  А сюжет не придумывался. Очень трудно было придумать сюжет, в котором бы персонажи все время шутили и отвечали друг другу репликами из еврейских анекдотов. И тут его осенило - да не нужен никакой сюжет! Надо придумать место действия и жанр. И все! Так родился спектакль « Умер шмумер , лишь бы был здоров». Иосиф Райхельгауз построил его на тексте 250 еврейских анекдотов, высказываний, афоризмов и парадоксов. События происходят в типичном дворике - может быть одесском, а может быть каком-то другом, куда долетают брызги моря и где люди живут по законам не всегда дружной семьи. Маленький оркестрик в составе скрипки, кларнета и аккордеона сопровождает эту жизнь грустной и весёлой музыкой. Удивительное чувство возникает, когда смотришь это действие . Оно возникает под самый конец, когда актеры исполняют какую-то чудесную музыку на хрустальных бокалах, и зажигают свечи. В груди рождается грусть. Надо сказать, еврейский юмор вообще редко вызывает гомерический хохот, скорей смешки, а иногда и горечь. Персонажи перестают быть  актерами,  смешившими нас, и сами превращаются  в смешных и  трогательных людей.

      Вот такая история. Зритель приходит посмеяться, потому что людям очень не хватает радости. И получает эту радость, а к ней в придачу – тепло и душевность. Так, что: как не назови жанр того, что поставлено на сцене Райхельгаузом, главное то, что поставлено это для зрителей, обращено к людям и делает этих людей хотя бы немного счастливее.