Что за комедия, создатель?!

Камерный спектакль предполагает разговор со зрителем по душам. Зал мест на сто с небольшим - явно не по плечу режиссеру Денису Хусниярову, маловат зальчик-то. Артисты представляли душераздирающее зрелище: кричали, пихались, бросались сеном, тыкали друг в друга ножами, брызгались водой и слюнями, старательно выполняя поставленные задачи. Причем было невооруженным глазом явно видно, что ребята талантливы и многогранны, только куда же им деваться супротив воли-то режиссерской? 

 

Распутный красавчик Дон Жуан (Александр Зачиняев), как и положено, с легкостью обольщает каждую встречную. В его обаяние и удачу в первом действии почти веришь, но тут наступает второе действие, и он становится до тошноты противен не только милому преданному слуге Сганарелю (Алексей Спирин), но и зрителям, готовым наивно обманываться и восхищаться всем, что видят. Зрители в этом театре - преданные и воспитанные, что не может не радовать. А то, что герои Мольера выглядят и ведут себя так, словно вышли из соседнего подъезда районной девятиэтажки (разве что костюмы карнавальные надели), не удивляет: молодой режиссер просто хотел осовременить старую пьесу. Но зачем же так издеваться над главным героем? Вряд ли   столько книг, фильмов и спектаклей было бы посвящено монохромному холодному цинику, злобному драчуну, бессовестному обманщику, неблагодарному, подлому человеку, каким оказывается титульный персонаж в спектакле "Дон Жуан"  Дениса Хусниярова.

                                                                                               

И не спасают задорные перепалки обманутых крестьянок в исполнении Татьяны Журавлевой и Марины Соколовой. И недолго радует забавный и многоцветный "кредитор Диманш" (Роман Бреев) - у него слишком короткая сцена. Хорошее послевкусие остается после появления на сцене брата Эльвиры - благородного Дона Карлоса (Евгений Рубин), но зато сплошное недоумение от самой несчастной Эльвиры (Екатерина Демидова). Она как-то схематично возникает за спиной предавшего любовника и занудно умоляет Дон Жуана немедленно переменить свои взгляды на жизнь, иначе в монастыре она будет сильно страдать за его душу.

                             

Художник-постановщик Николай Слободяник, как мог, затруднил актерам существование. Повсюду разбросаны клочки сена и висят металлические рукомойники, вынуждающие участников действия, чтобы хоть как-то их оправдать, постоянно умываться, разбрызгивая вокруг себя воду, все это, по-видимому, должно олицетворять деревню. Мебель - под стать той же сельской атрибутике, только еще колесами снабжена для мобильности. Появление статуи Командора вызывает не трепет и ужас, а досадливую иронию, потому что кажется пародией, неуместной в этой несмешной комедии.

                                          

Потенциал труппы Нового драматического в "Дон Жуане" не раскрыт, лишь чуть обозначен. Зато самым главным положительным моментом является то, что в прекрасное театральное здание на далекой улице Проходчиков очень хочется вернуться, хотя бы затем, чтобы увидеть тех же актеров... только в других спектаклях других режиссеров.