Иди и смотри!

На Новой сцене Вахтанговского театра представляют новый спектакль «НАШ  КЛАСС. История в 14 уроках» по пьесе драматурга Тадеуша Слободзянека. Изданная в 2008-м году пьеса «Одноклассники. История в XIV уроках», сначала вызвала шок среди солидного числа поляков, не желавших ворошить неприятное прошлое. Родившийся в Сибири (родителей сослали за деятельность в Армии Крайовой), известный польский писатель, режиссер и театровед Тадеуш Слободзянек предложил своему народу понять и выучить, наконец, трудные уроки семидесятилетней давности, завершить, как говорится, гештальт. Сюжет пьесы основан на реальных событиях и фактах, документальные сведения и воспоминания очевидцев драматург собирал несколько лет.

В маленьком польском городке на границе с Россией живут и учатся в одном классе еврейские и польские мальчики и девочки (за каждым героем - реальный человек).  Детской радости бытия хватает на пару «уроков» (каждому уроку в пьесе отведено несколько лет), а затем дружба и любовь зачеркиваются равнодушным мелком военного времени. В бывших одноклассниках зреют ненависть, предательство, насилие, и вот кульминация: в один страшный летний день жители оккупированного городка собственными руками сгоняют еврейские семьи, в основном женщин и детей, в овин и поджигают. И десятки лет помнят, что это сделали немецкие оккупанты, хотя фашисты  только брезгливо заставили закопать остатки, навести ordnung (порядок). Так устроена память.   

Большие писатели умеют будоражить сердца и умы людей без пафоса и занудства. У каждого народа своя история, у каждого человека – своя. Все могут ошибаться, никому не дано переписывать черновик жизни набело, потому крайне важно вовремя проводить «работу над ошибками», чтобы не «наступать на те же грабли». Покаяние – вещь болезненная, но не смертельная. Пьеса не о холокосте, хотя и о нем, не о войне, хотя и о ней, не о конфликте вер, хотя и об этом тоже. Она – о выборе. «Не дай бог, жить в эпоху перемен», - считал Конфуций. В маленьком городе, как в коммунальной квартире, где все друг друга знают, вдруг наступил хаос: за короткий период несколько раз сменяются власти и государственная  принадлежность, переворачивается сознание, ломаются вековые традиции и уклады, обстоятельства ставят людей перед жестоким выбором: остаться человеком и, возможно, умереть или жить и выживать, не оглядываясь.     

 Пьеса идет во многих странах мира.  В 2012-м году режиссер и театральный педагог Наталья Ковалева прочитала ее в журнале и «заболела» идеей поставить спектакль с учениками, выпускниками Щукинского училища. Пока ребята репетировали, мужали, взрослели, постановка росла вместе с ними. Они успели стать студийцами Театра им. Вахтангова. И тогда эскиз спектакля показали Римасу Туминасу. Художественный руководитель и главный режиссер отнесся к ним серьезно. Огромное человеческое спасибо академическому театру, решившемуся на тяжелый, неудобный, беспокойный, но такой необходимый разговор. Этот спектакль – не развлечение, а глубокая и важная работа души. Сопереживание, потрясение, осознание, признание заблуждений, ведет к покаянию, а это - дорога к Храму, «иначе, какой смысл в дороге, если она к нему не ведет». Это и отличает человека от животного, а  еще - вера, надежда и любовь. Свет в финале остается со зрителем и с режиссером, и с актерами, и с театром.

СПАСТИ НЕЛЬЗЯ ПОГИБНУТЬ

С первых минут спектакля начинает расти в горле ком, когда видишь лаконичное оформление Александра Боровского – школьные доски с абрисами учеников и датами рождения и смерти. И все. Больше ничего на сцене нет, кроме парты и нескольких табуреток.

 Никакого экрана, компьютерных эффектов. Все просто. Десять ребят - десять жизней, такие разные судьбы. Для чего человек приходил в этом мир, с чем уходит….   

В чьей  власти расставить знаки препинания в предложении, вынесенном в заголовок?

Спектакль пересказывать не буду, нужно идти и смотреть, но хочется хотя бы обозначить героев и назвать имена прекрасных молодых актеров.  Кстати, на пресс-показе актеры признались, что уже чувствуют себя родственниками, ведь «одноклассник - всё равно, что родственник»: ни тех, ни других не выбирают, но каждый – неизменная часть твоей жизни.

 Абраму (Максим Севриновский) в этой истории суждено пережить всех, поскольку в 37-м году его, еще школьником, родители увезли в Америку. Он скучает по однокашникам и пишет письма лучшему приятелю Якубу Кацу (Эльдар Трамов) с приветами ко всем друзьям, не подозревая, что творится в его родной Польше. Наступили чудовищные времена. Бывшие друзья разделились на евреев и католиков, на приверженцев Советского Союза и патриотов Польской армии. Веселому солнечному Кацу суждено погибнуть первым: одноклассники принимают его за предателя, выдавшего «красным» бунтаря Рысека (Юрий Поляк) и забивают палками. Больше всех неистовствует  Зигмунт (Владимир Логвинов), который сам был тем доносчиком.

 Безвинно погибает в огне овина красавица Дора (Дарья Щербакова), прежде уже яростно изнасилованная  тремя одноклассниками, когда-то любовавшимися ею в школе. Страшна до обыденного сцена насилия: агрессия-страх-танцевальные па-огромные глаза- белая скатерть в роли простыни и савана. Пробирает.  А от следующего «урока», когда по дороге в овин Дора обращается к Рысеку и Зоське, которых видит в толпе зрителей: «За что?!», - Уже идет мороз по коже. Ни ее, ни ребенка не спасли бывшие одноклассники. Ответ один: «А что я мог сделать, ведь так поступали все…».

 Не осталось в городе евреев, кроме Рахельки (Ксения Кубасова), которую спас влюбленный со школьной скамьи Владек (Павел Попов), и  Менахема (Владимир Шульев), которого укрыла у себя в доме влюбленная Зоська (Полина Кузьминская). Свадьба Рахельки и Владека, устроенная «друзьями» - тоже одна из сильнейших сцен в спектакле. Крещение и вызубренный катехизис, новое имя – Марианна не спасают ее от необъяснимой ненависти земляков, а подарки молодым на свадьбу – красивые  вещи из разграбленных еврейских домов, заставляют Рахельку пожалеть о том, что осталась жива. Подаренной  белой скатертью из ее собственного дома она накрывается с головой, словно саваном. Нет такого крика, который мог бы выразить эту боль.

 Война окончится. Все, кто выжил, пытаются жить «по-человечески», но человек в них давно умер. Ни одно  преступление не останется безнаказанным. Убитые будут являться, мучить во сне и наяву своих убийц. Им ничего не удастся забыть. Кара постигнет не только их, но и их безвинные семьи. «Сын за отца не отвечает» - прикидывался Сталин, успокаивая доведенный до животного страха народ, хотя точно знал, что отвечает. Абрам все пишет и пишет из своего далека, пока сбежавшая из Польши Зося не открывает ему глаза. И страшно закричит от этой правды многодетный американский раввин. И пошлет письмо-вопль польскому правительству: «Как случилось, что все мои соплеменники были сожжены поляками в овине. Убийцы, забравшие себе все их имущество, живут теперь в их домах. Так что же - эти бандиты и воры могут спать спокойно? Что говорит по этому поводу ваш ксендз? Церковь? Польское правительство?!».

Удивительно, к концу спектакля душа успокаивается. И не столько потому, что возмездие торжествует, сколько длинным перечислением имен детей, внуков и правнуков прожившего долгую и праведную жизнь старого Абрама. Жизнь продолжается.

 

 фото Михаила Гутермана