Затаив дыхание

Древнегреческая трагедия как сценическое произведение со своего рождения призвана  приобщать народ (зрителей) к урокам истории. Ведя героев к трагическому исходу, катастрофе, создатели представления потрясали публику, добиваясь катарсиса. Пьеса Софокла «Царь Эдип» слывет в театральном мире идеалом античной драмы. Именно к этой высокой трагедии обратился главный режиссер Театра им. Вахтангова Римас Туминас, когда художественный руководитель Национального театра Греции в Афинах - Стафис Ливафинос предложил поработать над совместным проектом. Размышлять о превратностях судьбы на примере героев, коим, безусловно, считался Эдип, спасший город, Туминасу куда интереснее, чем рассматривать под микроскопом мелкие обиды измельчавшей современной драмы. Потому проект стал таким масштабным и грандиозным, и даже жаль, что в России никогда не было театральных пространств под открытым небом с многотысячной аудиторией, подобных Национальному театру Греции в Афинах или амфитеатру в Эпидавре. Но и на прославленной академической сцене постановка художественного руководителя Театра им. Вахтангова потрясет воображение зрителей.

Пустота сцены обманчива – она еще как заполнится содержанием (Римас Туминас и Адомас Яцовскис). Музыка таинственно негромка – она еще как достанет душу каждого (композитор – Фаустас Латенас). Черные птицы закружатся над пустотой, пугая двух невинных созданий в белоснежных платьицах. Группа людей «в черном» безмолвствует только первые такты, это - настоящий греческий хор, который комментирует все происходящее народу, объясняя «простым смертным» замыслы богов. Публика не скрыта темнотой, каждый на виду, зрители тоже –  народ, то есть...простые смертные.

http://www.vakhtangov.ru/slir/w400-h267-c400x267/upload/media/7ddb133aeb.jpg

Два доминирующих цвета постановки – черный и белый, ведь  у чистоты нет иного цвета, кроме белого, а преступление и горе – всегда черны, во всяком случае, в этой стороне света. Огромный железный вал или барабан судьбы неотвратимо катится вперед, иногда тяжело отступая, кажется, вот-вот задавит все и всех. За эту конструкцию хочется выразить восторг всей постановочной группе и актерам, которые взаимодействуют с ней как настоящие каскадеры, нередко заставляя публику затаивать дыхание. Эдип (Виктор Добронравов) в белых одеждах победно и молниеносно взлетает на неустойчивую «вершину», твердо впечатывая ногу в верхнюю покатую сторону цилиндра.

http://www.vakhtangov.ru/slir/w400-h267-c400x267/upload/media/cf47737cbf.jpg

Честолюбие и геройство вознесли его над Фивами, куда он устремился из родного дома. От собственного царского наследства Эдип,  узнав о зловещем пророчестве, бежал подальше, опасаясь отцеубийства и кровосмесительства, что уготовил ему злой рок. «Если бы знать…», - вздыхали  люди задолго до чеховских сестер и сегодня вторят вслед за ними: «Если бы…». Эдип самонадеян и удачлив до поры до времени, он уверен, что пришел в этот мир победителем. Если дорогу не уступают, обидчиков надо убить, если мешает сфинкс, его легко победить, кто предупрежден, тот вооружен. Но боги смеются над земными планами. Недолго радуются и славят героя Фивы, недолго счастлива царица Иокаста (Людмила Максакова), обретшая молодого мужа вместо убитого кем-то Лая. Мор и беды, обрушиваются на город, и народ справедливо требует от властителя решительных действий. Убийство царя Лая ждет отмщения, и Эдип начинает расследование, уверенный в собственной непогрешимости. Народу является слепой прорицатель Тиресий.

http://www.vakhtangov.ru/slir/w400-h267-c400x267/upload/media/b9b714a82b.jpg

Артист Евгений Князев в этой небольшой роли столь убедителен и значителен, что только моральный слепец может не признать его правоты. Мудрый Тиресий знает, что было и что будет, он не боится, но бережно пытается предостеречь неразумных. Увы, в каком отечестве слушают своих пророков? Веками властители окружали себя хитрецами, льющими в уши елей, а тем временем, росла и крепла ложь, воцарялась безнаказанность. Самоуверенность толкает Эдипа к краю пропасти. Креонт (Эльдар Трамов), пославший за Тересием, осмеян и обвинен в жажде власти («безумная затея – борьба за власть без денег и друзей»). Но Креонту не нужна корона, он только рад своей «простой» принадлежности к царскому роду, дающей возможность  наслаждаться, ничего не делая.                                                                        Невозможно не отметить слугу-воина Эдипа (Павел Юдин) – верный царев пес обожает хозяина каждой своей клеточкой, он счастлив повиноваться даже взмаху бровей, любому настроению. Он пришел в этот мир рабом, и жизнь без хозяина теряет всякий смысл. Он вне народа, он - возле ног.

Хор-народ активно требует возмездия, молит о спасении, ищет виновных в своих бедах. Греческая демократия налицо: «Хоть ты и царь, равно имею право ответствовать…». Эдип в гневе. Он размышляет, проводит дознание, ищет выход. Царь не снимает с себя ответственности. Наигрывая щемящую мелодию, золотой саксофон не спасает город, как простая  дудочка юноши-крысолова. Тут вообще непонятно, кто кого ведет: царь – народ (хор) или хор (народ) царя. Одно ясно: без жертв город не спасти.

http://www.vakhtangov.ru/slir/w400-h267-c400x267/upload/media/d180c6e05d.jpg

Иокаста, мудрая женщина, раньше всех понимает, что руками пастухов (Артур Иванов и Рубен Симонов), спасших невинного младенца от гибели, свершилось назначенное злым роком. Белое платье сменяет черное, белые крылья ангела-хранителя девы (Екатерина Симонова) покидают ее, и она уходит от позора и из этой жизни, не колеблясь. Махину трагедии не остановить, не повернуть вспять, ошибок не переделать. За  каждым маленьким прегрешением следует тем большее наказание, чем больше времени оттягивать расплату. Людям часто кажется, что судьбу можно обмануть, но … никто не знает, как. И мало, кто готов просить прощения за содеянное, всегда кажется, что виноват кто-то другой. Человечество за всю свою историю так и не научилось ценить уроки этой самой Истории.

http://www.vakhtangov.ru/slir/w400-h267-c400x267/upload/media/de9f49047f.jpg

Очень больно смотреть Правде в глаза, и потому, Эдип наказывает прежде всего свои очи, выкалывая их безжалостно. Узнав истину, Герой остается героем, не щадя себя ради спасения других. Тот, кто грешен, должен уйти добровольно, чтобы не запятнать невинных. Две маленькие девочки останутся на попечительство мгновенно протрезвевшего и повзрослевшего  Креонта. Хор отойдет на задний план. Лишь огромные черные крылья крылатой девы-судьбы заботливо укроют притихшие юные создания.

http://www.vakhtangov.ru/slir/w400-h267-c400x267/upload/media/9778119811.jpg

фото Александры Торгушниковой