Исчезающая профессия

Инна Чурикова в роли английской королевы Елизаветы II проводит  театральную «Аудиенцию» с несколькими премьер-министрами, принимая каждого в их собственные годы службы на ответственном посту. Спектакль Глеба Панфилова по пьесе Питера Моргана стоит в театре Наций особняком, как, собственно, и сама Великобритания по отношению ко всему миру.

Известный драматург и сценарист Питер Морган прекрасно разбирается в тонкостях британской власти и королевского бытия, недаром был произведен в рыцари Ордена Британской империи. В своих произведениях Морган в мельчайших подробностях (при этом, тактично) освещает будни и праздники Елизаветы II.

Королева  - уникальный представитель исчезающей сказочной профессии, много ли еще сегодня вы знаете особ королевского рода? К знаменитой современнице вот уже добрых шесть десятков лет приковано внимание миллионов людей планеты. Естественно, россиян тоже интересует королевская личность.

Питер Морган специально посещал московский Ленком, чтобы увидеть Инну Чурикову на сцене, после чего передал актрисе исключительные права на создание образа королевы. Для российской постановки в текст пьесы «Аудиенции» был переработан: добавлено несколько сцен, связанных с нашей историей. В России  политика никогда  не являлась предметом искусства. Глеб Панфилов попробовал отнестись к этому по-другому.

Спектакль  сразу погружает зрителей в интерьеры Букингемского дворца, служащие достойным обрамлением английской  Королеве (Инна Чурикова). Умение носить строгие деловые и шикарные парадные костюмы (художник Виктория Севрюкова) у Инны Чуриковой поразительное.  Но дело ведь не только в костюмах: актрисе удалось со своей королевой прожить на сцене целую жизнь, показать ее характер, привычки, слабости и достоинства.

По ходу действия  постепенно приходит понимание, какая непростая роль досталась самой Елизавете II: помимо того, что необходимо всегда и везде держать лицо и осанку, нужно, никому и никогда не жалуясь, нести бремя огромной ответственности перед народом своей страны. Воцарясь во дворце в довольно юном возрасте, Елизавета II принимает не только символы власти - корону и скипетр.  Британская королева крайне серьезно относится к своим обязанностям, свято чтит традиции и знает цену своему слову. Женственная и мягкая по натуре она умеет быть жесткой и непреклонной.  

Усвоив мудрые советы  Уинстона Черчилля (Михаил Горевой), Елизавета II быстро преодолевает собственную робость и к каждому последующему премьер-министру вырабатывает индивидуальный подход.  Каждая аудиенция – своеобразный маленький спектакль, в котором королева, будучи режиссером, играет главную роль. Без этого слушать политические новости и советы в течение трех часов было бы совсем скучно.

Как живо реагируют зрители на прогноз погоды, которым развлекает  Черчилль расстроенную некоторыми формальностями молодую королеву (например, невозможностью взять фамилию мужа): «Завтра в Лондоне - прекрасная солнечная погода, а в Москве - дождь со снегом…». Как бурно откликается зал на участие в спектакле чудесных рыжих собачек породы корги, нежно любимых королевой.

Святая вера в свое предназначение помогает Елизавете II «жить долго, выходить к людям, перерезать ленточку, быть лицом на денежной купюре и почтовой марке». Положив свою жизнь на продление существования и славу монархии, королева холодно обрывает жалобы очередного министра на экономические трудности и попытки урезать или вовсе отменить расходы на королевский дворец, яхту и пр. «Коронация – не просто служебная церемония, это – божья воля», - непреклонно ставит точку монаршая особа. Действительно, интересно даже  сравнить эти жалкие несколько сотен тысяч фунтов стерлингов на содержание яхты (260 матросов, военный оркестр и вертолет, доставляющий документы на подпись) – гордость Британии с теми немыслимыми миллионами, которые тратятся на безвестные личные нужды некоторых наших  высокопоставленных чиновников…

Королева, безусловно, символ Великобритании, но каждому зрителю хочется видеть в ней и обыкновенного человека. В спектакле Инне Чуриковой несколько раз удалось показать свою Елизавету II просто женщиной. Благодаря фантазии драматурга, она на наших глазах кокетничает с Гарольдом Уилсоном (Сергей Пинегин), иронизирует по поводу  неуверенности Джорджа Мейджора (Сергей Пиотровский), с интересом выслушивает сплетни от энергичной рыжей Маргарет Тетчер (Вера Воронкова).

Лучше всего на спектакле, наверное,  будут чувствовать себя историки: столько имен и событий вмещает в себя  трехчасовая «Аудиенция», остальным  же зрителям останется наслаждаться королевской игрой Инны Чуриковой и роскошными сценическими интерьерами (художник Нина Кобиашвили).

 

фото Сергея Петрова

 

«Только рыба моей мечты»

В постановке Евгения Марчелли «ГРОЗАГРОЗА» нарочито много китча, гасящего излишний натурализм и чувственность, снижающего градус высокой трагедии, ибо «Гроза» Островского у художественного руководителя ярославского Театра им. Волкова сродни древнегреческим трагедиям.  Например, «Рыба моей мечты» - песню Сергея Шнурова исполняет под балалайку Ольга Антипова – в спектакле их целых четыре  голые русалки (или, по понятиям русских сказок, утопленницы). Они  зависают в пространстве небольшого бассейна, отражаясь в зеркале над сценой, словно на экране. Распластанные, обнаженные, томно шевелящиеся красотки мешают следить за действием. Что там лепечут на авансцене Кулигин  (Дмитрий Журавлев) с Кудряшом (Александр Якин), теряет всякий смысл. «Какая красота…», - произносит Кулигин,  указывая куда-то вдаль на Волгу, то есть на бассейн с «рыбами мечты». Первые минуты проходят совершенно мимо текста: публика явно заворожена живыми скульптурами и не обращает особого внимания на беседующих. Потом окажется, что бассейн  у Марчелли –  «ружье» по Чехову: именно сюда в финале будет бросаться Катерина… а куда ж еще.

И тут случается явление Кабанихи (Анастасия Светлова). О, эта женщина всем дает прикурить. Поведение Кабанихи вполне диагностируется, если не психиатрической клиникой, то уж неврологической точно. Она орет, как зарезанная, до исступления, до хрипоты, доводя домашних до полной оторопи. Сына Тихона (Павел Чинарев) – то бьет, то страстно целует. Он - ее единственный любимый мужчина, вымученное и мучимое создание. Своей любовью истязает и его, и себя, и всех доводит до белого каления, получая, практически, сексуальную разрядку,  и тут же стихая. Зацелованно-замордованный сыночек не чает, как смыться из дому и напиться в стельку, пока маменьки нет. С таким пожизненным прессингом трудно не стать  бесхребетным зависимым алкоголиком. Перечить маменьке все равно, что разбушевавшейся стихии – сметет. Лучше спрятаться. Шкодить Тихон может только по-тихому. Его сестра Варвара (Юлия Хлынина) тоже пока затаилась, но черт в ней сидит уж давно. Не по-девичьи широко расставив ноги, Варя  равнодушно наблюдает маменькины «грозы». Варю они не касаются, значит можно «отрываться», главное, на глаза не показываться. Остальные домашние, выстроившиеся в очередь на экзекуцию, покорно ждут, чем все кончится, с восторженным испугом смотрят Кабанихе в рот, голосят за ней, стараясь попасть в тон. «Я уже кончила, и ты кончай!», - резко обрывает Кабаниха разошедшуюся не на шутку девку Глашу (Татьяна Паршина).

В таком паноптикуме вынуждена находиться выросшая в любви да на свободе Катерина (Юлия Пересильд). Она законопослушна и не смеет перечить свирепой свекрови. Тонкая, замотанная,  до горла застегнутая, стоит, напевая что-то сомкнутыми губами, отвлекая себя от бессмысленной ругани, чтоб с ума не сойти. В чем виновата Катерина – сама покорность и кротость? Да в том, что оттягивает на себя частичку Тихона, кровиночку. В Кабанихе вся кровь от этого лютует. А выдают вольнолюбивую натуру Катерины лишь посверкивающие, опущенные пока очи долу. «Отчего люди не летают как птицы», - обращается она в пустоту и тут же срывается, облетая сцену, легкая и стремительная как ветер. Босые ноги несут ее бесшумно, словно Катя – в состоянии  невесомости. Удивительно как актрисе Юлии Пересильд удаются эти балетные прыжки, она, ведь, и правда, летит как птица. Несут Катерину крылья любви.

И Борис (тот же Павел Чинарев) тут ей на беду. Его неравнодушие подогревает и без того занявшийся огонь в ее груди. Замуж-то ее отдали, как положено, не спросив ни любви, ни согласия. Мечтала  любить мужа, да как такого Тихона полюбишь, его только пожалеть можно. Рвется сердце между долгом и любовью, боится Катерина греха, да нет опоры ей в этом доме. Варя подзуживает – ей нужна подружка для запретных утех. Адовыми муками грозит сумасшедшая барыня (Ирина Пулина), пугается ее лишь Катя, а Варя усмехается… а что, земные муки лучше? Наказание еще, когда будет, а сейчас – живи по полной: «Какая ты мудреная, Катя. По-моему, делай что хочешь, лишь бы было шито-крыто…».

«Сядем все!» - приказывает свекровь на проводах Тихона, устраивая показательную истерику. Катерина обязана доказать свою любовь и повиновение мужу. «Хорошая жена, проводивши мужа, часа полтора на крыльце лежит, воет…». Но… вот он первый вольный жест - сигарета и дым в лицо мучительнице:  будь, что будет. И неожиданная реакция: следом за Катериной закуривает сама Кабаниха, затягивается и Варя. Дымят втроем, будто черти в аду, кажется даже, серой пахнет.

При  домострое хуже всего замужним бабам. Они обязаны все сносить. Девки могут гулять, сколько хочешь,  а бабы - дома взаперти. Решившись на   любовь, Катерина сразу обрекает себя на погибель и знает это. Но как убежать от судьбы, если оба варианта, которые предоставил своей  героине режиссер Марчелли, все равно кончились свиданиями  с Борисом и падением «крепости». От себя никуда не деться.

Какое отрешенное у нее лицо после ночи любви – знает, не жить ей теперь. Жаркие ночи слились в одну. Тихон побил бы немножко да простил, но за ним же маменька. «Больно крута ваша маменька…».

Окровавленные после побоев Катя и Борис встречаются в последний раз: «Погуляли». Жалкие, спина к спине на одном стуле (стулья на сцене, кстати, нарочито банально-канцелярские). Борис старательно учит китайский - его отправляют за границу, он  не противится: «Я терплю, и буду терпеть, у меня ж сестра младшая - совсем ребенок», - бормочет он, боясь оглянуться на любовницу. Катерина – взрослая, ему за нее не отвечать, сама разберется. А как разобраться, вот она рыдает, утирая сопли-слезы-пену изо рта – все такое смертельно натуральное, такая нервная дрожь бьет Катерину, что страшно за актрису. «Тяжело тебе, Катя…ты, главное, ничего не задумай, а то я измучаюсь по дороге…», - снова жалеет себя Борис. А у Кати никакой дороги нет, идти некуда – что домой, что в могилу… так в могиле, пожалуй, покойнее будет.

Страшный спектакль, хотя  у Евгения Марчелли красок много, в том числе и комедийные, значит, выходит трагикомедия. Есть среди персонажей забавная странница Феклуша (Анна Галинова), похожая на пышную клумбу, пытающаяся все время подслушивать - подсматривать. Гонят все странную странницу, а она  из двери в окно норовит. И все чужими баснями промышляет. Глаз горит, уж ей охота и новую басню бежать-рассказывать. Сплетни – ее хлеб: за них и кормят, и поят, и привечают, когда скучно. Нерасторопная девка Глаша (Татьяна Паршина) тоже норовит влезть в гущу событий, ведь такие страсти кипят вокруг,  бередят ее нутро. Она  и барина Тихона  оглаживает,  и на Бориса нежно поглядывает. Борис и Тихон – похожи (обоих играет Павел Чинарев) – два белых красивых тела - одна черная душа, трусливая и мелкая.

«Почему люди не летают, как птицы?», - Катерине суждено, наконец,  улететь от всех, но только… «только рыбой моей мечты».

ТЕАТР В ТЕАТРЕ

Ироническая легкость или легкая безответственность, обычно присущая капустнику, в этой комедии кажется вполне уместной. В обычной воинской части, куда Дмитрий Быков и Роман Феодори решили поместить героев комедии Шекспира, солдаты по приказу генерала, доморощенного Станиславского (Владимир Еремин) получают тексты назначенных им персонажей и начинают «ломать комедию», то есть разыгрывают фарс, сначала нехотя, затем все больше развлекаясь и увлекаясь. Это - довольно хитрый ход молодого режиссера: какой может быть спрос с самодеятельности?

«О, боже, какой мужчина…»

В Театре Наций к юбилею художественного руководителя, народного артиста РФ Евгения Миронова режиссер Тимофей Кулябин осуществил давно задуманную постановку знаменитой пьесы «Иванов», которую ровно130 лет назад сочинил Антон Чехов по заказу основателя театра Федора Корша. Драматург был чрезвычайно недоволен распределением ролей у Корша, поскольку на премьере увидел «исключительно героев, подлецов и шутов». Антон Павлович же писал просто о современниках. Сегодняшняя постановка, кажется, Чехову бы понравилась: на сцене - самые обыкновенные, рядовые граждане.

                                   

Куб, Лепаж и уникальный Миронов

Гамлет – экзамен на высшую ступень актерского мастерства, который Евгений Миронов давно сдал, но «Гамлет» Лепажа – вершина актерского искусства, и Миронов виртуозно взял и ее.

Робер Лепаж не раз от­ме­чал, что до по­ста­нов­ки «Гам­ле­та» ре­жис­се­ру и ак­те­ру надо до­зреть. В дан­ном слу­чае все сло­жи­лось иде­аль­ным об­ра­зом. Ев­ге­ний Ми­ро­нов – не толь­ко опы­тен, но и до­ста­точ­но молод, чтобы с ра­до­стью и хо­ро­шей ак­тер­ской жад­но­стью иг­рать все роли в одной по­ста­нов­ке, при­ме­рять на себя го­ло­са и лица, ма­не­ры и дви­же­ния, па­ри­ки и ко­стю­мы, чтобы бли­стать не толь­ко ак­тер­ским ма­стер­ством, но и успеш­но по­ко­рять цир­ко­вое ис­кус­ство, давно про­сла­вив­шее Ле­па­жа.

http://www.theatreofnations.ru/uploads/photoalbum/image/image/867/konf_hamletcollage04.jpg

Ма­стер­ство пе­ре­во­пло­ще­ния ар­ти­ста Ми­ро­но­ва – за­пре­дель­ное - зри­те­лю ка­жет­ся, что на сцене двой­ни­ки. И пусть без кас­ка­де­ра и ко­ман­ды тех­ни­ков, бу­та­фо­ров, ко­стю­ме­ров не обо­ш­лось, но мо­мен­таль­но пе­ре­пры­ги­вать из об­ра­за Офе­лии - в Гам­ле­та, из Гер­тру­ды - в По­ло­ния, из Лаэр­та - вРо­зен­кран­ца и Гиль­ден­стер­на од­но­вре­мен­но – спо­со­бен на се­го­дняш­ний день, по­жа­луй, один Ев­ге­ний Ми­ро­нов. Все ре­пли­ки пер­со­на­жей зву­чат так ак­ту­аль­но, слов­но они рож­да­ют­ся имен­но в этот самый мо­мент.

 http://www.theatreofnations.ru/uploads/photoalbum/image/image/872/collage_petrov10.jpg                                                                 

Спек­такль Ле­па­жа за­во­ра­жи­ва­ет и не от­пус­ка­ет ни на ми­ну­ту: так в дет­стве кру­тишь ка­лей­до­скоп, удив­ля­ясь ко­ли­че­ству непо­вто­ри­мых кар­ти­нок. Так много всего может вме­стить по­ло­ви­на куба, всего три грани, ко­то­рые, неузна­ва­е­мо из­ме­ня­ясь бла­го­да­ря тех­ни­че­ским спе­ц­эф­фек­там (от двор­цо­вых стен до пруда, по­гло­тив­ше­го Офе­лию, от по­ко­ев Гам­ле­та до каюты ко­раб­ля, от­плыв­ше­го от род­ных бе­ре­гов), пред­став­ля­ют собой всего лишь две стены и пол, то есть угол, в ко­то­рый Шекс­пир с Ле­па­жем за­го­ня­ют своих ге­ро­ев.

 http://www.theatreofnations.ru/uploads/photoalbum/image/image/1032/collage_petrov09.jpg

Театр – жизнь, жизнь – театр, а по сути все это - цирк. Не нужно опи­сы­вать де­та­лей по­ста­нов­ки, нужно обя­за­тель­но все уви­деть самим.

Для Ле­па­жа театр – дра­го­цен­ный ка­мень, и чем боль­ше гра­ней – тем этот ка­мень кра­си­вей и цен­ней. Труд­но со­счи­тать ко­ли­че­ство гра­ней у по­сто­ян­но вра­ща­ю­ще­го­ся куба, каж­дая сто­ро­на ко­то­ро­го неузна­ва­е­мо ме­ня­ет­ся на гла­зах.

«Гам­лет» - новый спек­такль Те­ат­ра Наций, в ко­то­ром на зри­те­ля дей­ству­ют три рав­но­ве­ли­кие силы: ав­тор-ре­жис­сер-ак­тер.

В Театре Наций состоялась долгожданная премьера спектакля «Гамлет | Коллаж»

http://theatreofnations.ru/?route=information/newspaper&newspaper_id=1278

https://www.teatrall.ru/post/226-kub-lepazh-i-unikalnyij-mironov-v-teatre-natsij-sostoyalas-dolgozhdannaya-premera-spektaklya-gamlet--kollazh-/

 Лариса Каневская 25 декабря 2013

До и после Театра

http://theatreofnations.ru/uploads/photoalbum/image/image/2203/IMG_4498.jpg

 

Увлеченные и неравнодушные люди воплотили в жизнь новое театральное чудо – спектакль "До и после" - совместный проект фестиваля Территории, Благотворительного фонда поддержки деятелей искусства "Артист" и Театра Наций. Спектакль  можно увидеть в новом театральном пространстве на Страстном бульваре, где публике и артистам предоставлены два этажа светлых нестандартных залов под старинными кирпичными сводами.

Премьера - 6 февраля 2014 г.