Амбиции, это - желать больше, чем положено…

Драматург Марюс Ивашкявичюс давно и успешно сотрудничает с Театром им. Маяковского и его художественным руководителем, режиссером Миндаугасом Карбаускисом. Репертуар московского театра уже украшают такие исторические спектакли как «Кант» и «Русский роман». Чтобы написать пьесу с участием известных людей в качестве персонажей, драматургу необходимо было изучить гору литературы и документальных материалов, вжиться в эпоху, но и к созданию пьесы про жизнь своих современников и соотечественников Марюс Ивашкявичус тоже готовился основательно. «Изгнание» написано после многочисленных бесед с бывшими соотечественниками, уехавшими в Лондон на ПМЖ.

Не про шляпу

Театр Маяковского открыл московским театралам  имя американского нейропсихолога и писателя Оливера Сакса. Режиссер Никита Кобелев поставил на Сретенке в рамках экспериментальной программы Студии-Off Маяковки спектакль по книге «Человек, который принял жену за шляпу», состоящей почти целиком из историй пациентов всемирно известного нейропсихолога. О необычных для простых  обывателей людях доктор рассказал с точки зрения профессиональных  интересов, но создатели спектакля подошли к описанным историям болезней более художественно. К концу спектакля можно придти к выводу, что  разнообразные  отклонения от нормы легко ставят эту самую норму под сомнение. И действительно, что нормально, а что нет? Девяностолетняя красотка обнаруживает, что еще способна влюбляться и очаровывать мужчин, так тут же радоваться надо за женщину, а не лечить ее. Другая пациентка, улавливающая в голове звуки громкой музыки, могла бы воспользоваться этим, чтобы  стать гениальным композитором, как Шостакович, у которого, по легенде,  в мозгу из-за полученного во время войны осколка якобы звучали гениальные мелодии…

Читая перед походом в театр книгу Оливера Сакса, я недоумевала: что именно в ней вдохновило режиссера на постановку? Зачем переносить на сцену истории болезней? Но после встречи с «удивительными людьми», которых выбрал из книги Никита Кобелев, полностью приняла спектакль. Работа мозга  (а без мозговой деятельности человек моментально превращается в овощ), которую исследует вслед за доктором режиссер – такая непредсказуемая и разнообразная, что именно от разнообразия человеческих личностей и приходишь в восторг.

Какова «Цена»? Бесценный спектакль в «Маяковке»

В Театре имени Вл.Маяковского непременно посмотрите бесценный спектакль «Цена» по пьесе Артура Миллера (и здесь специально употреблена тавтология). Леонид Хейфец поставил его к девяностолетию театра с Ефимом Байковским в роли старого оценщика Грегори Соломона.

Интересно, что незадолго до этой премьеры состоялась другая: к 90-летию Театра им. Вахтангова его художественный руководитель Римас Туминас поставил сборный спектакль «Пристань», и в одном из отрывков блистательно сыграл Владимир Этуш (в той же роли Соломона).

 

Для людей старшего поколения, успевших в семидесятых годах увидеть несравненную Фаину Георгиевну Раневскую и чудесного Ростислава Яновича Плятта в незабываемом спектакле «Дальше – тишина», их игра так и осталась театральным камертоном на всю жизнь. Но и сегодня для тонких театралов существуют оазисы, где процветает истинное искусство: удивительное, органичное, почти реликтовое существование актера в хорошо прописанной роли. Ефим Байковский награждает своего Соломона трогательной беспомощностью, наивной хитростью и ветхозаветной мудростью. Большое эстетическое удовольствие – внимать каждому неторопливому слову, обращенному в зал и наслаждаться тонкими нюансами актерской игры и добротной режиссуры Леонида Хейфеца.
Пьеса Артура Миллера, написанная в прошлом веке, сегодня для нас стала еще актуальней. В советские времена сетования старого Соломона на то, что люди не хотят ничем заниматься, кроме как ходить по магазинам за новыми вещами, что не стало вечных ценностей, и не верить теперь намного легче, чем верить, - казались нездешними.
Полвека – миг, в сравнении с вечностью, потребительский азарт – пыль в сравнении с истинными человеческими ценностями. Люди все больше отдаляются друг от друга, от веры в себя. «Ничего святого» - раньше так говорили про отдельных негодяев, сегодня так живет, чуть ли не большинство.
 
 
Трудно найти лучшее место, чтобы подумать о смысле жизни, о правде и лжи, об условностях и человеческих комплексах, чем театр, и в данном случае – спектакль «Цена» в Маяковке. У Ефима Байковского достойные партнеры: Александр Андриенко в роли Виктора Франца – сдержан и убедителен, ему веришь и на него надеешься, его герой вызывает симпатию и сопереживание, он – живой, настоящий.Татьяна Аугшкап (супруга Виктора - Эстер) и Виктор Запорожский (брата Виктора - Уолтер) придают всему спектаклю объемность и добавляют красок.

Лариса Каневская, «Весь театр»

А сыновья уходят в бой...




Новый спектакль Леонида Хейфеца по пьесе американского драматурга Артура Миллера «Все мои сыновья» можно считать событием в театре им. Маяковского по многим причинам, прежде всего, благодаря великолепному актерскому ансамблю и, особенно, исполнителям главных ролей - Ольге Прокофьевой и Виктору Запорожскому. Написанная практически сразу после окончания Второй мировой войны пьеса стала для современников Миллера откровением, а самого писателя сделала знаменитым. Драматург затронул глобальные вопросы чести и долга, предательства и принципиальности, использовав документальную историю так, что любой американский обыватель мог себя легко представить на месте героев, поэтому с таким волнением публика воспринимала каждую постановку в Америке и затем в Европе. И сегодня Леонид Хейфец нашел в пьесе что-то очень важное и актуальное, что задевает каждого. На всем протяжении спектакля невозможно отвлечься от происходящего на сцене, второе действие вообще пролетает на одном дыхании.

Постановка – Миндаугас Карбаускис
Создатели спектакля:
Пространство – Сергей Бархин       Музыка – Гиедрюс Пускунигис       Костюмы – Мария Данилова        Свет – Игорь Капустин


ЧАДЫ И ДОМОЧАДЦЫ

Драматург Марюс Ивашкявичюс специально для театра им. Маяковского и его художественного руководителя Миндаугаса Карбаускиса сочинил пьесу «Русский роман». Авторы спектакля никого не осуждают, пытаясь тактично и внимательно, шаг за шагом, разобраться, как сложно переплетаются человеческие и литературные судьбы, как непросто уживаться с гением и как горько, когда родные незаметно становятся чужими, и какие обстоятельства мешают близким быть рядом в самые трудные моменты жизни.

  http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/fba/fba0e0c9494270eb8d3e0143ae2ceaf8.jpg
Личная жизнь Льва Николаевича Толстого, безусловно, отразилась в его творчестве, но драматургу и режиссеру, кажется, интереснее исследовать обратную связь, как выдуманные герои великого писателя влияют на его отношения в домашнем круге. Сам Толстой на сцене не показывается. Главная героиня спектакля – жена, друг, переписчик, мать его детей, Софья Андреевна Толстая (Евгения Симонова). Все три с половиной часа, что идет спектакль, она мечется, страдает, шепчет, кричит и рвется к своему Левушке, которого вернуть уже не в силах. Семейные проблемы Толстых соразмерны масштабу личности Льва Николаевича: все преувеличено и обострено, обоюдно невыносимая жизнь: вечные скандалы и истерики – с одной стороны, полное отчуждение и уход в себя – с другой.   

 http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/54c/54c021bd4112ab17c0284d6b5c320a8e.jpg
Вот личные дневники Толстого/Левина (Алексей Дякин), которые он перед свадьбой вручает юной Соне/Кити (Вера Панфилова). Нужна ли ей была такая циничная исповедальность? Софья искренне обещает «всю эту грязь» забыть, но не может. Никогда не понимавшая сладострастных желаний своего чересчур взрослого и опытного Левы, она всю жизнь мучилась обидами и ревностью. К юношеским дневникам Толстого добавились его многочисленные романы и в жизни, и на бумаге, которые она собственноручно переписывала, страдая, что приходится делить мужа и с Аксиньей, и с Анной Карениной, и со всеми женскими образами, которые так любовно и подробно увековечивал Лев Николаевич. Жена великого писателя тщетно взывает в одиночестве, обращаясь в пустоту: «Ты – везде, а я – нигде! Я – самая неудачная жена в истории современности!».

http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/737/73708b33232aa3afbf6312e21195e54d.jpg                                                                                                 
Весь спектакль героиня Евгении Симоновой (щемящая душу работа актрисы) надрывается, не щадя себя, выворачивая нутро, но ее никто не слышит. Ее «Левочка» ни разу не соизволил откликнуться, выйти навстречу. Свидетелей того абсолютного счастья, которое было когда-то пережито ими двоими, а потом приписано Левину и Кити, не осталось.

http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/1e2/1e23c46d714502c3f1d2bea88a8637dd.jpg                         

Накопившиеся обиды и претензии заглушили любовь, к тому же, нашлось достаточно желающих рассорить знаменитую пару, чтобы «наследить» в истории рядом с великим Толстым. Например, Черткову надо было полностью завладеть вниманием писателя. Как трагична игра Евгении Симоновой в жестокой сцене, когда наследники (физические и литературные), сгрудившись вокруг Льва Николаевича, не допускают Софью к умирающему мужу, отказывая ей даже в простом человеческом праве.

 http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/528/52837a6190946d7647196fdda38527d6.jpg     
На редкость органичная в любой роли актриса Татьяна Орлова представляет, помимо Черткова, состарившуюся Аксинью. Оба эти персонажа занимают важнейшее место в жизни Льва Николаевича, заставляя Софью Андреевну мучиться, дико и отчаянно ревновать к обоим. Гениальный писатель властен над своими героями, но абсолютно беспомощен в жизни: он давно уже не принадлежит ни себе, ни ей. Толстая (Симонова) истово молится за то, чтобы провести остаток дней со своим Левушкой, готова жизнью пожертвовать ради него. Но молитвы напрасны. Под поезд бросается выдуманная Анна Каренина (неземная Мириам Сехон), для которой жизнь без любви невозможна, а живая Софья вынуждена еще много лет страдать, перебиваясь воспоминаниями.

 http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/56e/56e561f671fe0544b23d44cac94a0f28.jpg                                                        

Кроваво-красные перчатки Анны Карениной на траурном фоне ее костюма (художник Мария Данилова) притягивают взгляд, как и красный платок на голове у Аксиньи, и тот же красный платок в кармане Черткова. Противный Чертков, словно черт из табакерки, невозмутим и вездесущ.

 http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/9d3/9d31e004fed2a65c1a3ff21d1b60a6e2.jpg                                      

Софье Андреевне хочется все пространство вокруг окропить святой водой, но в доме Толстых – уже давно сложные отношения и с Богом, и с дьяволом. С первым спорят, со вторым борются, силы неравны. И, если герои толстовских романов иногда испытывают моменты счастья, то каждый член толстовской семьи лишь по-своему несчастлив. Завидовать домочадцам великого человека можно только издалека: жить рядом с гением тяжело, соответствовать ему невозможно. И жена, и дети мечутся, вынужденные все время что-то доказывать себе и окружающим. Сын – Лев Львович Толстой (Алексей Сергеев) пытается предстать настоящим Львом, а в итоге даже голова писателя, которую он пытается вылепить, ему не дается (он по очереди разбивает все гипсовые головы), остается унизительно тешиться крохами отцовской славы.

 http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/beb/bebab9ebb5e5b1e83a31d842e462a693.jpg            

Спустя годы посетители далекого от России американского кабаре в перерывах между эстрадными номерами и заказанными напитками слушают рассказы Льва Львовича о великом писателе.
Спектакль довольно длинен и, пожалуй, витиеват. Не сцены, скорее, эпизоды мелькают, словно в монтажной склейке, но вся эта документально-литературно-театральная история подана столь художественно, что не оторваться. Лаконично и точно обозначены места действия (сценография Сергея Бархина): маленький столик и ширма – на приеме у доктора, огромный стол и венские стулья – барская гостиная, где собирается семья Толстых, стог сена – мужики вышли на сенокос, уходящие ввысь колонны дворянского дома…
Запомнилось многое. Как нежная тонкая Кити (замечательная работа Веры Панфиловой) и строгий коренастый Левин (Алексей Дякин), пытаясь разобраться в своих смешанных чувствах, переписываются одними буквами, запутывая друг друга окончательно. Как смешно и просто разбирается в их отношениях старенькая  экономка Агафья Михайловна (
трогательная Майя Полянская). Как, сходя с ума, носится с пеплом сожженных бумаг и святой водой Софья, на минутку останавливаясь и улыбаясь Кити, в которой узнала юную себя.
Литература и жизнь, мифы и реальность, сон и явь, истина и морок, все смешалось в доме…Маяковского.

Фото предоставлены Московским Академическим театром им. В.Маяковского

Материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 3 за 2016 год

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.972335682813968.1073743222.371496016231274&type=3

 

 

Час В.О.Л.К.а

http://www.mayakovsky.ru/upload/iblock/4ab/4ab8bef4e9895ece6db635cd8585ab42.jpg



Московский академический театр им. В.Маяковского
Василий Аксёнов В.О.Л.К. (Вот Она Любовь Какая)
Постановка — Светлана Землякова
Художник-консультант — Наталья Войнова

 

Театральная "кухня"

В театре им. Маяковского поставили роман Карела Чапека, одного из самых интересных писателей первой половины XX века. Последние годы премьеры Маяковки приучили к хорошему, и замечательно, что в год Литературы театр обратился к хорошей прозе - «Жизнь и творчество композитора Фолтына» (пьесу инсценировал актер театра Александр Шаврин). С прекрасным настроением я отправилась на премьеру спектакля  «Маэстро», но уже минут через двадцать погрузилась в некоторое недоумение. Объективности ради, все же отмечу, что какая-то часть публики в зале бурно и радостно хлопала в ладоши,  одобрительно восклицала  прямо по ходу действия, словно артисты на сцене представляли не драму, а забавные цирковые трюки. В этот вечер мой скептицизм явно не соответствовал наивной радости праздной публики, но мне почему-то представляется, что мои друзья тоже окажутся чужими на этом «празднике жизни».