Амбиции, это - желать больше, чем положено…

Драматург Марюс Ивашкявичюс давно и успешно сотрудничает с Театром им. Маяковского и его художественным руководителем, режиссером Миндаугасом Карбаускисом. Репертуар московского театра уже украшают такие исторические спектакли как «Кант» и «Русский роман». Чтобы написать пьесу с участием известных людей в качестве персонажей, драматургу необходимо было изучить гору литературы и документальных материалов, вжиться в эпоху, но и к созданию пьесы про жизнь своих современников и соотечественников Марюс Ивашкявичус тоже готовился основательно. «Изгнание» написано после многочисленных бесед с бывшими соотечественниками, уехавшими в Лондон на ПМЖ.

Главный герой спектакля Бен (Вячеслав Ковалев) рассказывает о собственных  злоключениях сквозь призму прошлого: «То было время, когда башни-близнецы еще стояли, а принцесса Диана уже погибла». Зритель вместе с Беном оказывается в неуютном автобусе, набитом огромными дорожными сумками и молодыми литовцами, решительно покидающими родную землю. Кто-то бежит от правосудия, кто-то надеется на блистательную карьеру и каждый хочет занять свое место под солнцем, соразмерно амбициям.

Воспоминания Бена как в кино, почти покадрово, мелькают перед глазами. Окраины Лондона, стихийные ночлежки, чужие квартиры и дома, похоронное бюро, стадион, ночной клуб, дно Темзы – где только не пришлось выживать лучшему выпускнику литовской полицейской академии. Поначалу Бен был уверен, что заслан в Лондон по работе для слежки за литовской мафией, а оказалось просто «внедрен, а потом вынедрен», и забыт. Молодой сильный уверенный в себе мужчина становится бомжом, прозябая на свалке, а неизвестный лондонский «Яснолицый» избивает его до полусмерти, вымещая на чужаке свою личную боль (причина выяснится в финале). Жгучее желание отомстить все последующие годы держит Бена похлеще жажды жизни.

Неуютное слово «изгнание» предполагает насильственное лишение привычного места и последующие за этим неприятности в виде унижений и лишений. Изгнание бывает и добровольным, когда люди снимаются с родных мест целыми группами потому, что им кажется, что жизнь стала невыносимой, но вырвать корни безболезненно невозможно, раны еще долго болят и кровоточат.

Первое действие разворачивается ощутимо долго, несмотря на энергичные «разборки» в стиле девяностых. В спектакле много «мата», но он мастерски обыгран, не придерешься: слов нет, а правда есть, все по-честному, все реально. Минут через тридцать спектакль набирает такой темп, что несется, забирая публику целиком, обжигающе лихо, периодически остывая под "водой" реки или  холодного душа. Герои стараются смыть предыдущий опыт, чтобы начать жизнь с чистого листа.

Пространство, в котором разворачиваются события (художник-постановщик Сергей Бархин, художник по свету Тарас Михалевский), тревожно, темно и неуютно, неоновый свет режет глаза ядовито красным и ультра синим. Когда в одной из сцен опускается синяя светящаяся балка, ясно представляешь реку и абсолютно веришь Бену и Вандалу, захлебывающимся и чуть не тонущим в водах Темзы.

https://scontent.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/17103432_1289676761113493_5405889944153938061_n.jpg?oh=074772c5ccb63a62e5ca532f1794953d&oe=596F8D69

Вандал (Иван Кокорин) - развязный наглец с бандитскими замашками, вызывающий сильную неприязнь, у которого нет ни иллюзий, ни амбиций, ни друзей, он постоянно ждет подвоха и старается опередить удары судьбы. Интересно, как после долгих мытарств меняется его характер, как устав от холодного враждебного Лондона, неумело пытается дружить с бывшим врагом и просто становится обычным человеком. Вся его невежественная агрессия ушла в крушение развалин на стройке, за которое еще и платят. Счастливая жизнь: есть кров, еда, думать не требуется, драться незачем, можно жить-поживать да строить на родине маленький домик. У Вандала даже появилась мечта: преданный  пес породы мастиф. До домика Вандалу дожить не суждено, а душа его так и осталась в щенке, следующем неотвязно за Беном.

Во время скитаний не раз сталкивается Бен с бывшими соотечественниками. Никому не хочется признаться в неудачах, всем стыдно вернуться домой ни с чем.

Встречи с милой землячкой Эгле (Анастасия Дьячук) больше всего ранят суровое сердце Бена. Милая интеллигентная девушка, с которой он познакомился еще в автобусе, мечтала стать знаменитым фотохудожником. Начав с карьеры собачьей няньки, Эгле  еще похаживает в музей: «Там так много всего, что все обесценивается. Люди ходят-зевают. Даже перед мумиями, которые на самом деле египетские цари, неловко как-то…» - удивленно делится она с Беном. Пригрев его на ночь, не дала  зародившемуся чувству ни малейшего шанса – Лондон не терпит слабости. Пока Бен боролся за выживание, вычищал из себя «восток», Эгле  прошла все круги женского ада. Всякий раз, когда бывшие земляки встречались, они оказывались на разных социальных ступеньках. И каждая встреча казалась последней. Милая девушка Эгле стала проституткой, а затем, отринутая светским обществом, обратилась  замужней восточной женщиной в чадре.

По разным окраинам великого города разбросало пришлых, пытающихся стать своими среди чужих. У Бена спасением стал Фредди Меркури - с его песнями легче «выдавливать из себя раба». Правда, узнав, что Фредди – голубой, а потом, что – «бабай» (выходец из Азии), Бен два раза оказывается в полном шоке: «Не знаешь, что Фредди еще выкинет», - говорит он о Меркури как о живом. В холодном Лондоне выживают разные народы.  Азим  (Евгений Матвеев) – Человек, и бабай для него звучит также оскорбительно как для афроамериканцев - н-е-г-р. Как получается, что люди ненавидят друг друга, даже когда всем хватает места под солнцем?

Ухаживая за Каролиной (Анастасия Мишина), истинной англичанкой, а на самом деле, польской гордячкой со своими неизжитыми комплексами, Бен ничего не добился. После теракта, случившегося в метро, Каролина бросает Бена: «Вы понаехали, мы вам все дали! Что мы вам плохого сделали?».

Бен не сдается, выстраивает собственную философию. «Их тут Христос охраняет, а нас - Чингисхан. У нас каждый третий в себе монгола носит, монгол  у нас - внутри. Христос нас хочет себе забрать, а Чингисхан не дает…», - объясняет он Вандалу. Он часами пытается придать своему облику европейское толерантно-спокойное выражение. Так выглядят люди, которым веками не грозит изгнание. Читает Диккенса, Вальтера Скотта: «Прочтешь главку, и - к зеркалу, ищешь в себе англичанина».

Актриса Анастасия Мишина играет несколько ролей, совершенно не повторяясь. Уже ближе к финалу на ее «настоящей англичанке Лиз», женится Бен (теперь по документам Роберт), дослужившийся до полицейского. И вот, когда Бен всего добился, когда его ждет хэппи-энд, жена, офицер полиции, пишет для порядка рапорт на своего мужа, просто так для  проверки документов. Востоку и Западу никогда не понять друг друга. Бену-Роберту приходится делать ноги, и именно в этот момент он выходит на след проклятого «яснолицего», отомстить которому он мечтал все эти годы. Зло ведь должно быть наказано? Их встреча – главная идея спектакля. У «яснолицего» - свои смертельные счеты, несмотря на заповеди. И тут оказывается, что наказание – не дело рук человеческих, по сути, оно давно произошло…

Точная  изобретательная режиссура Миндаугаса  Карбаускиса - ни минуты лишней, ни слова мимо, ни движения впустую! Талантливая командная работа:  драматург знал, про что пишет, режиссер – про что ставит, актеры - про что играют. Человеческое достоинство и унижение, амбиции и собачья жизнь, любовь и продажность, преступление и… безнаказанность, загадки судьбы.
Для артиста Вячеслава Ковалева эта роль стала важной вехой - он стремительно взлетел на вершину актерского  Олимпа! Москва заговорила о его Бене, и теперь не забудет его благодарная зрительская память.
Молодые актрисы Анастасия Мишина (Ольга, Лиз, Регина, Каролина) и Анастасия Дьячук (Эгле) сыграли в "Изгнании" так энергично, непосредственно и при этом профессионально, что хочется увидеть их и в других спектаклях!

Запоминающаяся роль у Михаила Кремера – его Эдди, бывший физик, с яростным рвением и явным удовольствием прислуживает знатным охотникам из королевской семьи: вместо собаки приносит подстреленных уток. Собачья работа, в полном смысле этого слова. А где же прошлые амбиции? Амбиции – это желать больше, чем пока можешь, чем назначено. Вот пес  - воплощенная мечта Вандала (Иван Кокорин и здесь очень ярок) просто радуется жизни и любит добрых людей, что может быть проще и… лучше…

материал опубликован в мартовском номере журнала "Театральный мир" https://www.facebook.com/pg/%D0%A2%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%80-371496016231274/photos/?tab=album&album_id=1257653694282164

фотографии предоставлены пресс-службой театра