Театральная "кухня"

В театре им. Маяковского поставили роман Карела Чапека, одного из самых интересных писателей первой половины XX века. Последние годы премьеры Маяковки приучили к хорошему, и замечательно, что в год Литературы театр обратился к хорошей прозе - «Жизнь и творчество композитора Фолтына» (пьесу инсценировал актер театра Александр Шаврин). С прекрасным настроением я отправилась на премьеру спектакля  «Маэстро», но уже минут через двадцать погрузилась в некоторое недоумение. Объективности ради, все же отмечу, что какая-то часть публики в зале бурно и радостно хлопала в ладоши,  одобрительно восклицала  прямо по ходу действия, словно артисты на сцене представляли не драму, а забавные цирковые трюки. В этот вечер мой скептицизм явно не соответствовал наивной радости праздной публики, но мне почему-то представляется, что мои друзья тоже окажутся чужими на этом «празднике жизни».

Публика ведь публике – рознь, вот, на антрепризных комедиях  зритель никогда не откажет артистам в доброй порции аплодисментов, цветов и криков «браво», а на меня они производят тошнотворное действие - стыдно становится за известных артистов.        

По ходу спектакля чувство недоумения возрастало, а настроение стремительно снижалось. И ведь, что странно, все составляющие успеха в наличии имелись: интересный сюжет (Чапек же!), хорошие артисты, приличная сценография, а театрального чуда не произошло - не вышло ни сочувствия, ни сопереживания, не было ни грустно, ни смешно.

На сцену по очереди выходили персонажи пьесы, выступали, как на поминках одного общего знакомого, рассказывали о своих отношениях с главным героем - композитором и музыкантом Бэда Фолтын (Виталий Гребенников),  внезапно отошедшим в мир иной (с этого начался спектакль).  Композитор Фолтын, самовлюбленно считавший себя гениальным артистом, на самом деле был талантливым плагиатором, виртуозно использующим чужие стихи и мелодии. Актер  вдохновенно перебирал под фонограмму ловкими пальцами деревянные «клавиши» и более всего напоминал «тапера» немого кино - «не стреляйте в пианиста – он играет, как умеет». Казалось, что передо мной - не обновленная сцена филиала Театра им. Маяковского, а старый пыльный экран с наивными кадрами черно-белого кино с его нарочитыми жестами, грубым гримом и пафосом. Если бы это был гротеск или пародия на дешевую антрепризу, но...актеры так серьезно пережимали, так "играли", что полностью затмевали тонкую иронию и ядовитую сатиру Чапека.

Наверное, основные претензии нужно адресовать  режиссеру Юрию Иоффе, ведь это под его дирижерскую палочку все персонажи так манерно кривлялись и заламывали тонкие или полные ручки, преувеличенно жестикулируя, словно выступали на утреннике в детском саду.

Неудачник Шимек (Дмитрий Прокофьев), одноклассник, первый друг и первое предательство тщеславного Бэды; глупая Карла (Зоя Кайдановская), перезрелая невеста, "наивная овца", жена Бэды; злой и жадный отец Карлы (Виктор Довженко) и др. – старались изо всех сил, подавая свои реплики жирненько и однородно, как масляное пюре. Мое зрительское нутро активно сопротивлялось, второе блюдо (я имею ввиду второе действие) уже совсем не пошло, начало подташнивать. Мне самой хочется чувствовать вкус сложных составляющих, разбираться в тонких ароматах, а тут - все в одной куче, да еще со специями переборщили.

Единственное, что приятно вспомнить - костюмы художника Андрея Климова, вот тут было, на что посмотреть.

Остается надеется, что гурманы-завсегдатаи и случайные посетители Маяковки еще смогут порадоваться достойной кухне.

До следующей встречи на театральном пиру ;-)

 апрель 2015

автор фотографий Владимир Майоров