Лед тронулся…

 http://img.beta.rian.ru/images/79576/56/795765689.jpg

В театре им. Ермоловой - новый сезон,  новая жизнь, новые спектакли. Театр пригласил молодого режиссера Алексея Кузмина-Тарасова, который предложил оригинальную трактовку поэтической сказки Александра Николаевича Островского «Снегурочка». Для экспериментального спектакля в Театре Ермоловой собрали недавних выпускников разных театральных училищ: молодых актеров в составе труппы ермоловского театра определенно не достаточно, а для «Снегурочки» нужны были именно юные создания. Возраст у Снегурочки примерно такой, как у Джульетты, когда любовь ценится дороже жизни, и ее выбирают, попирая смерть, ведь не случайно самый большой процент самоубийц именно среди подростков: наивная юность не знает, как быстро проходит «вечная» любовь, как много всего еще может быть в жизни…

«Сцены из захолустья в 12 песнях», так обозначил поэтическую сказку Островского режиссер-постановщик, вполне соответствуют всем временам, когда гуляли в деревнях парни с девками, и сегодня в любом захолустье так гуляют, разве что девки возмужали и стали смелее, а парни все больше как-то женственней и нерешительней.

Испокон веку люди искали свою половинку, и кому найти удавалось, тот счастливым был. В царстве Берендея все так и было, пока день следовал за ночью, весна за зимой. Но однажды привычный порядок вещей был нарушен - Весна родила от Мороза дочь, и этот союз не принес счастья ни матери, ни дочери. Любвеобильной Весне (Елизавета Пащенко)  нет жизни с Морозом, а и их снежной дочери Снегурочке (Вероника Иващенко) нет жизни без жаркой любви, а с ней и подавно. Интересно, что Весна в спектакле выглядит не старше Снегурочки, что вполне в духе сегодняшнем (при современных-то средствах омоложения некоторые бабушки выглядят ровесницами внучек), к тому же женщина опытная и страстная, она легко уводит у отмороженной дочери сластолюбивого и мягкотелого Леля.

http://im4.kommersant.ru/Issues.photo/DAILY/2013/006/KMO_133370_00251_1_t210.jpg

Лель (Артем Ефимов) – вялый, избалованный женским вниманием юноша, становится немного энергичнее, лишь взяв в руки гитару. Ему не столь важно, чтоб его любили женщины, сколь, чтоб обожали слушатели. Поклонников и поклонниц у сладкоголосого певца хватает, и надо отметить, песни, исполняемые им, довольно приличные, и написаны они самим режиссером на аутентичные тексты Островского.  Молодые зрители с удовольствием воспримут композиции в стиле блюза,  регги, хип-хопа, рэпа. Музыканты из группы Гарика Сукачева «Неприкасаемые»  - безусловно, хороши, жаль, что им не нашлось достойного места, и потому на сцене они смотрятся так, словно еще идут репетиции. Надо было их приодеть соответствующе, вовлечь в действие, отчего спектакль только бы выиграл, а так, благодаря их присутствию на сцене получился какой-то условно-концертный вариант.

http://spb.kp.ru/share/i/12/4916123/wr-720.sh-18.jpg

Тем не менее, сюжет сказки не теряется, все идет, как положено: есть завязка, кульминация, развязка. Мизгирь, горячий юноша «азиатских» кровей (Рустам Ахмадеев) влюбляется в Купаву (Анна Кузьмина). Мужчине с таким темпераментом добиться женщины легко, но к доступной Купаве Мизгирь быстро теряет интерес. Куда привлекательней цель: завоевать холодную Снегурочку, к тому же блондинку! Однако просто любви ему мало, надо еще указать женщине место, так в доброе и светлое царство Берендея чужие нравы привносят  смуту. Как ни пытаются Царь (Сергей Бадичкин) с Бермятой (Юрий Казаков) призвать народ  к любви и миру, идиллия берендеева царства рушится: любовь поругана, добро беззащитно, и даже солнце не появляется на небосводе. Но, как известно, скоро сказка сказывается, и нарисованный на реке-помосте лед вдруг начинает трескаться и сползать с натуральным грохотом вниз (сценография Леонида Шулякова), парни и девки, бойко стреляя глазками, находят друг друга с песнями и плясками. С песнями, как мы уже заметили, дело обстоит  неплохо, а вот с плясками пока никак: не получается еще у подданных Берендея прилично двигаться (хореограф Рамуне Ходоркайте), так что шевелятся пока, кто во что горазд.

Но даже с этими недостатками, которые легко исправить, постановка вышла задорной и ироничной, несмотря на некоторую сырость (и не только от растаявшей в конце Снегурочки, которую почему-то совсем не жалко). И солнце, которое мы тоже в России ждем с нетерпением, в финале все-таки появляется, и крепнет надежда на то, что из этой молодежи будет толк. Молодое вино бродит в ермоловских мехах, дадим ему вызреть и порадуемся отменно выдержанному вкусу.

 

 материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 2 2013 год