Четыре женевских дня «Ромео и Джульетты»

                                                   

Десятки тысяч режиссеров замахивались на «Вильяма нашего Шекспира», и более всего, на «Ромео и Джульетту», Существует множество интерпретаций бессмертной трагедии в разных переводах, и каждая история, перенесенная на сцену или экран, становится соавторской, завися от таланта и уровня личности современного интерпретатора.

«Ничто не ново под луною:
Что есть, то было, будет ввек.
И прежде кровь лилась рекою,
И прежде плакал человек...» Н.М. Карамзин

Самый цитируемый драматург мира в своем творчестве тоже использовал имеющиеся  популярные сюжеты, а в своей знаменитой трагедии даже не удосужился изменить имена. Вильям Шекспир вдохновился поэмой  Артура Брука «Трагическая история Ромеуса и Джульетты», который в свою очередь пересказал новеллу итальянского литератора Маттео Банделло, основанную на произведении Луиджи Да Порто «Новонайденная история двух благородных влюблённых и их печальной смерти, произошедшей в Вероне во времена синьора Бартоломео делла Скала», написанным им, в свою очередь, по мотивам более ранних чужих сочинений. Одними и теми же сюжетами пользовались многие литераторы, но гениальность произведений Шекспира признана самим неподкупным временем: человечество до сих пор плачет над его трагедиями и смеется над его комедиями.

В одном спектакле молодого женевского театра Happy Island родились сразу четыре Джульетты и четверо Ромео. Эту постановку художественный руководитель театра Татьяна Флейшман посвятила спектаклю своего режиссера и учителя Вячеслава Спесивцева, у которого в 1972 году Ромео и Джульетту представляли четыре пары. В Женеве вот уже несколько лет работает детская школа искусств "Крещендо". Центром и душой этой школы является театральная студия. Большинство ребят до прихода в студию недостаточно владели русским языком, несмотря на русскоязычных родителей. А тут их ждали не просто детские спектакли, а серьезные постановки, например, спектакль "Двор", в котором ребята в песенном жанре ведут серьезный разговор об истории человечества в целом и истории России в частности. В театральной студии взялись за "Ромео и Джульетту", а значит, юным актерам следовало постичь высокий слог трагедии в прекрасном переводе Бориса Пастернака, литературные, редко употребляемые нынче слова.  Режиссер, актриса, музыкант и педагог Татьяна Семеновна Флейшман прививает детям любовь к русскому языку, театру и литературе, учит верить в себя и серьезно относиться к общему делу.

Ребята от двенадцати до двадцати лет, выходя на сцену, погружаются в мир старой недоброй Вероны, разделяясь на два враждующих клана Капулетти и Монтекки, и переживают происходящее так, словно действительно все происходит здесь и сейчас. Всего четыре дня проходит от первой встречи молодых людей в доме Капулетти до трагической развязки, и с каждым днем резко взрослеют и меняются Ромео и Джульетта. Вот почему режиссеру понадобились четыре пары разного возраста.

Джульетта первого дня (Лейли Сеитнепесова) – очаровательная живая девочка-непоседа, прячущаяся за кормилицу (Даша Соколова), когда родители (Анна Ширковец и Иса Мамедов) объявляют о своем внезапном решении выдать ее замуж. Девочка беззаботно смеется, в ее милой головке порхают лишь детские мысли. Джульетте первого дня неведомы печали, жизнь дарит ей сплошные радости и всеобщую любовь.

Интересно решена в спектакле сцена бала - маскарада в Вероне. Парни из клана Монтекки проникают в дом врага поразвлечься. Вместо масок они надевают черные очки, таким образом, превращаясь в таинственных незнакомцев, резко отличающихся от разряженных гостей. Чуть-чуть хулиганский вид парней (именно им суждено сыграть потом по очереди Ромео следующих дней) вполне соответствует их намерениям слегка позабавиться.

В одном из танцев  юный Ромео (Даниил Новик), еще недавно страдавший по красотке Розалине, снимает черные очки, и его глаза ослепляет невинная прелесть дочери хозяина дома. Удивительно, как одна лишь пластика рук способна передавать нежность! За пластику в спектакле отвечает хореограф Людмила Дютрюэль, и есть сцены, в которых  музыка и танец становятся главными. Музыкальное оформление тщательно подобрано Татьяной Флейшман. Пронзительные песни группы «Okean Elzi» словно написаны для ее  спектакля, они повышают градус, усиливая накал страстей.

В настоящей трагедии всегда найдется место иронии. Забавно, как более искушенный в ласках Ромео учит свою «любовь с первого взгляда» целоваться. Эти краткие уроки укрывают от чужих взглядов две узкие колонны, нарисованные на холсте (помните, как Буратино за нарисованной дверью обнаружил  настоящую, которую открыл золотым ключиком?). Зрители с улыбкой довольствуются лишь маленькой ножкой, кокетливо отставленной в сторону.

С каждым часом любовное пламя разгорается сильнее, обстановка в Вероне нагнетается все более частыми  столкновениями между семейными кланами. В оформлении спектакля использованы  два основных цвета: черный и белый. У белых мужских рубашек отрезаны правые рукава и на обнаженных предплечьях вытатуированы черные заглавные буквы М (Монтекки) и К (Капулетти). Самый агрессивный представитель Капулетти Тибальт (Альберт Рейсонс). Он энергичен и грозен, и не дает Ромео (Митя Новожихорев) отступать. Вот-вот случится непоправимое.

Рассвет второго дня Ромео и Джульетта встречают вместе. Юных влюбленных еще разделяет балкон, но души уже сливаются в упоении, и щеки Джульетты (Даша Чекерес) горят в предчувствии неведомых доселе желаний. Девушка бледна и нежна, как бутон распускающейся розы.

«Резвость через край…», – успокаивает до поры горячую пару Лоренцо (Сергей Кальф-Калиф). С волнением и нетерпением они вглядываются в черты друг друга, лицо своего будущего.

 Все более усложняется рисунок встреч, и танец рук. Джульетта третьего дня (Софи  Боссюэ) – сама любовь и поэзия. На ее долю приходятся самые счастливые минуты восторга от свершившегося таинства венчания и самые горькие, когда она узнает от няни о случившемся убийстве и ссылке. В ужасе она отступает, отрекается от Ромео, но тут же, опомнившись, смело кидается вперед.

Она теперь всегда на его стороне. Он – ее муж перед вечностью,  он – ее вечный друг. Ромео третьего дня (Тимофей Кресло) беззаветно погружен в свою любовь. Для любого артиста сцена отчаяния, когда Ромео узнает о приговоре, о вынужденном расставании, очень серьезна и сложна. Тимофей с ней справляется, не щадя себя.

И самая серьезная сцена достается Насте Аникутиной и Алмасу Ильясову. Краткие мгновения счастья оборачиваются большими испытаниями. «В минуте столько дней, что с ней я вмиг состарюсь…», - Джульетта решительна и порывиста. Для нее без Ромео жизни нет. Отступает естественный страх и чувство самосохранения, желание быть с ним навсегда побеждает все сомнения. Безумно жаль эту Настину Джульетту, такую молодую красивую, у которой могла бы быть такая счастливая жизнь, которой все было дано от рождения... Но зачем ей все это, если рядом нет любимого.

С каким искренним чувством хор уговаривает принявшую яд Джульетту: «Опомнись, что ты делаешь, Джульетта…». Зал тревожно замирает. Поэтические строки Юнны Мориц "На смерть Джульетты" достают до сердца каждого зрителя. На лицах юных артистов - целая гамма переживаний, словно они решают, как бы повели себя в подобной ситуации, окажись они на месте шекспировских героев. Финал пронзителен, главных героев нет в живых, чувство скорби и сопереживания охватывает всех очевидцев, и это дорогого стоит.

Спектакль придуман, выношен и поставлен Мастером. «Ромео и Джульетта»  еще будет обрастать плотью и кровью, и, когда все участники процесса начнут вкладывать в спектакль свою душу, свои эмоции, тогда катарсис, являющийся вершиной впечатлений, станет постоянным и желанным гостем на сцене и в зрительном зале театра Happy Island.

С этим спектаклем театр вышел на новый уровень. Четыре Ромео и четыре Джульетты родились в Женеве в русском театре, но скоро заговорят на французском, чтобы как можно больше швейцарцев переживали за каждую юную пару, поклявшуюся в вечной любви. А театр будет людей объединять, возвышать, образовывать, делать лучше, в общем, как обычно, творить чудеса. 

 

фотографии Юлии Бубновой