http://www.bilettorg.ru/userfiles/image/chehovanton.JPG

Театр Антона Чехова
1. спектакль Забор

Сильнее смерти

Если что-нибудь на свете важнее и нужнее любви? Пока человек маленький и беспомощный – самое главное, чтобы его любили и о нем заботились родители. Взрослея, он познает любовь к окружающему миру, затем ищет собственную любовь, мучается выбором жизненного пути, философствует над смыслом жизни, а родители все это время незаметно стареют. И вот наступает момент, когда старики больше всего на свете нуждаются в сыновней (дочерней) любви и заботе.

В Театре Антона Чехова состоялась премьера спектакля по пьесе Норма Фостера «Спасатель». Леонид Трушкин - художественный руководитель театра и главный режиссер сам выбрал эту пьесу для постановки и перевел ее на русский язык. Постановщик обозначил жанр спектакля как «смертельная комедия». Речь в пьесе действительно идет о жизни и смерти, но, как всегда у канадского драматурга Норма Фостера – все, как у нормальных людей, всего понемногу: находится место и юмору, и задумчивой грусти. Леонид Трушкин всегда готовит свои спектакли, не торопясь, тщательно выверяя каждую сцену, каждую картину. Его профессиональное мастерство сродни искусной стряпне хорошего повара: берутся хорошие качественные продукты (избранные актеры), которые доводятся до нужной кондиции,  добавляются приправы по вкусу (музыка – Игорь Крутой, костюмы - Вера Скалдина) - и блюдо подается гурманам-зрителям.

Для успеха выпущенного спектакля вполне достаточно пары блестящих имен, и вот они - Геннадий Хазанов и Федор Добронравов. Эти артисты никогда не подводят, публика их обожает. Молодая актриса Дарья Макарова в составе трио (в пьесе три персонажа) мэтров не подвела, не издала фальшивой ноты, разве что оказалась чересчур серьезной и исполнительной.

У Бари (Геннадий Хазанов) – заботливая дочь Рози (Дарья Макарова). И пусть Рози была когда-то обижена на отца (в детстве он изменил маме, и та его не простила), но дочь не бросает Бари в старости. Она видит в нем только одиночество и немощность  и идет работать в дом престарелых, куда устраивает отца, чтобы быть все время рядом. Американскому драматургу Норму Фостеру и не снилась реальность российских заведений подобного рода, Леонид Трушкин не стал вдаваться в подробности, поэтому в спектакле «Спасатель» присутствует некоторая условность. Кстати, кто же тут спасатель? Рози, закутывающая отца в плед, чтобы он не простудился, а в итоге лишающая его возможности полноценного бытия? Бари, пытающийся каждый вечер отправить Рози к мужу, чтобы не навредить их семейной жизни?

Спасатель – Джони (Федор Добронравов). Это он – веселый, счастливый человек, везунчик, который выглядит на редкость мажорно и спортивно, имеет успех у женщин, и жадно стремится наполнить каждый день радостью. Он заставляет своего нового знакомого сбросить плед, преодолеть робость и забыть о болезнях. Надо жить, дышать полной грудью и ценить каждый день, отпущенный тебе судьбой (сколько их?). А еще - делать всех окружающих людей счастливее. И как-то сразу понимаешь, что именно Джони осталось жить немного. потому что он не тратит время на скуку и тоскливые размышления.

В этот вечер Театр Антона Чехова подарил радость всему залу, а он в театре Эстрады - большой, и на спектакле не было ни одного свободного места. Зрители выходили со светлыми лицами, переживая только что увиденное.

"Спасатель" похож на счастливую сказку с грустным концом, и именно грусть придает всему действию правдивость. Смертельная комедия, поставленная  Леонидом  Трушкиным –  новый жанр в российском театре.

 

материал можно прочесть в мартовском номере журнала "Театральный мир" 2017 год

https://www.facebook.com/pg/%D0%A2%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%80-371496016231274/photos/?tab=album&album_id=1244128472301353

Работа над ошибками

 Театр Антона Чехова, кажется, не затронули  традиционные и новейшие театральные битвы за или против  употребления ненормативной  лексики, политических намеков, провокационной сценографии, переписывание классиков и пр. Художественный руководитель театра Леонид Трушкин  вот уже добрую четверть века неторопливо ведет свой театральный корабль между Сциллой и Харибдой враждующих кланов  критиков, между многочисленными фестивалями и премиями, новой драмой и вербатимом, умудряясь никого не задеть,  ни на что не претендуя,  кроме собственноручно  отобранных пьес и своей верной публики. И при такой ненавязчивости большой  зал театра Эстрады и немалый театра  Надежды Бабкиной неизменно заполняются  зрителями  именно в те вечера,  когда на афише - спектакли театра Антона Чехова.