Сестры никуда не едут

Знаменитый российский театр МДТ под руководством Льва Додина вот уже два десятка лет  носит  почетное звание Театра Европы за заслуги в области театрального искусства. Каждая премьера МДТ – событие, каждый артист – жемчужина. Билеты на спектакли – баснословно дорогие, поэтому любой поход в этот театр – дело не рядовое, и к нему надо готовиться.  Все спектакли Додина сразу после выпуска на сцену становятся знаменитыми - принято считать их эталонами режиссуры, поэтому без МДТ никак нельзя было начинать программу фестиваля «Биеннале театрального искусства». К москвичам приехали «Три сестры», причем в редком составе, с которым МДТ теперь только за границу выезжает.Так что, кто видел спектакль,  теперь есть, о чем друг с другом поговорить.

Додинские «Три сестры» - особенные. В них, как в настоящей классике, каждый  раз можно найти что-то, о чем хочется поразмыслить - о жизни и о себе. Все, что происходит на сцене, обдумано и разобрано до мельчайших деталей, поэтому быть зрителем МДТ   – особенное театральное гурманство.  Здесь каждый актер знает, что его герой должен делать и чувствовать в любую секунду действия.  А зрителю оставляется право замечать, думать и СОчувствовать этим секундам, незаметно складывающимся в три с чем-то часа.

Хочу поделиться своими размышлениями о сестрах во время и после спектакля.

Ольга (Ирина Тычинина) – типичная старая дева с пучком туго забранных  на затылке волос. На себя старшая сестра давно махнула рукой - главными задачами своей жизни считает выдачу младшей Ирины замуж и возвращение всей семьи в Москву.  Пожалуй, впервые, я увидела в Ольге чувственную женщину, а не просто несчастную сухую училку, а потом строгого  директора школы.  Ее женское нутро закрыто для всех, как  у ежика – его нежный животик под колючей защитой.  Лишь на минуту Ольга  позволяет себе вздрогнуть, когда Кулыгин (Сергей Власов), муж Маши, сетует, что женился не на той, надо было на Оле. Надо было видеть, как глаза сверкнули, как грудь взволновалась и…все.  С Кулыгиным они могли бы быть счастливы, «если бы знать…». 

Шанс увидеть на сцене в роли Маши Ксению Рапопорт дорогого стоит. Эта актриса, затмевающая собой любые недостатки  постановки. Да, есть досадные мелочи, которые загорелись и съежились под острым пером Александра Минкина, но это в рецензии, а в процессе спектакля от них легко отмахнуться.  Да, странно, что подполковник Вершинин (Игорь Черневич) - такой пожилой и не обаятельный, как можно влюбиться в него с первого взгляда? Но несчастная  талантливая Маша – столь редкое существо, гибнущее без любви, что веришь: влюбилась она просто в саму возможность кого-то любить и жалеть.  «Черт ее дернул с таким умом и талантом» выйти замуж за нудного и неумного Кулыгина, от отчаяния влюбишься даже в никчемного Вершинина.  Маша – дорогой рояль, закрытый на замок, у Вершинина вид, словно, он умеет играть, а на самом деле обходится всего двумя клавишами, черной и белой: «жена покончила с собой» и «давайте пофилософствуем».

Младшая Ирина (Елизавета Боярская) – красавица, в которую влюблены несколько офицеров. Никто из них ей не интересен, она сама не знает, что хочет. До исступления мечтает работать, работать и работать. Вот, как проснется утром, так еще часа два лежит и мечтает о работе. Когда же у нее появляется реальная работа, удивляется, что «нет никакого удовлетворения, куда-то все делось», и тут же начинает ненавидеть работу, снова мечтая о ней, только … где-нибудь подальше  отсюда.

Интересен Соленый (Станислав Никольский), который мнит себя Лермонтовым, примеривая на себя его судьбу. Роковой любви не выходит – Ирина выбирает Тузенбаха (Олег Рязанцев),  с которым жизнь понятней. Зато  дуэль вполне пригодится для украшения биографии.

Сценография спектакля лаконична и внятна. Художник Александр Боровский  выстроил скелет темного дома с пустыми глазницами окон, который постепенно выдвигается на авансцену, вытесняя действующих лиц,  сужая их жизненное пространство. Какой уж там «дом, милый дом». Уютным его называет только полковник, у которого  дома совсем плохо, раз жена постоянно пытается покончить с собой.

Остальные предпочитают общение вне дома, на ступеньках. Дом пуст и все пустое. Сестры – пустоцветы – ни любви, ни детей.  Кому нужны их знания, иностранные языки и владение музыкальными инструментами? Невостребованность губит талантливых, а посредственные пробиваются прекрасно сами – давно известно. Умело устроилась Наташа (Надежда Некрасова). Отсутствие образования и талантов с лихвой перекрываются деловитостью и энергией. Говорит она меньше всех, словно боясь сболтнуть что-то лишнее. Она сама – лишняя в этом доме, но быстро обставляет все так, что лишними чувствуют себя все остальные. Ее муж Андрей (Александр Быковский) талантлив и теоретически умен, но в реальной жизни – полное, ничего не смыслящее дитя.  Ему бы только играть – если не на скрипке, то в азартные игры, лишь бы ни за что и ни за кого не отвечать.

Чеховские страдания из уст питерских актеров слышатся иначе. Вот  прекрасная тонкая Елизавета Боярская натурально воет от имени своей  Ирины: «В Москву! В Москву!». Но ее тоска не оставляет сомнений, что дело тут вовсе не в Москве.  В этом маленьком провинциальном городе душно, несмотря на сады и прочую природу. Сестрам  не в Москву хочется, а прочь отсюда – тут жизни нет, и не к кому приткнуться.

Слова ничего не значат. У них  за словами не следует никаких  действий.

Ольга говорит, что ни за что не будет директором, и безропотно принимает тяжелую должность, и кроме работы у нее ничего не осталось.

Вот Маша собирается срочно домой и…остается, слушая пустые философствования Вершинина.

Кулыгин постоянно убеждает себя и других: «Маша хорошая, я ее очень люблю, я счастлив…», - а сам бесконечно страдает, ища опоры у стиснувшей зубы Оли. 

«Надо жить, для чего все эти страдания? Надо жить…», - бесконечно  уговаривают сами себя сестры, словно молясь. И отмаливают: жизнь идет, журавли летят, военные уходят…всё куда-то движется, а сестры  остаются.