После просмотра нового спектакля Юрия Грымова «О дивный новый мир», поставленного в театре «Модерн»  хочется процитировать Шекспира: «В подлунном мире ничего не ново…». Роман-антиутопия английского писателя Олдоса Хаксли об обществе потребления,  эпиграфом к которому писатель с  иронией воспользовался словами Шекспира: «О чудо! Какое множество прекрасных лиц! Как род людской красив! И как хорош тот новый мир, где есть такие люди!», -  и сам вторичен. Хаксли вслед за Евгением Замятиным и другими классиками антиутопий пишет роман-предупреждение в жанре социальной фантастики. Но сегодня всем уже давно ясно, что никакие предупреждения не останавливают «род людской» от ошибок. Люди не желают учить уроки истории, и все время норовят наступать на собственные грабли. Октябрьская революция победила потому, что пленила идеей избавления от классовых различий и каст, но прошло немного времени, и социум снова раскололся: те, кто оказался у кремлевской кормушки, получили доступ к лучшим и большим благам, чем остальные члены «справедливого социалистического» общества, то есть, стали «равнее других». Сегодня же не только в России, но и во всем в мире, к имущественному неравенству добавилось интеллектуальное, в основном, добровольное.  Сегодня люди пока что сами выбирают: читать им умные книги или «тупить» в соцсетях и «зомбоящике», но все ближе день, предсказанный и Олдосом Хаксли, в том числе, когда неравенство членов общества будет определяться небольшой кучкой правителей, в зависимости от потребностей этой самой кучки. Принадлежность человека к низшей или высшей касте будет поставлена на поток.  И самой многочисленной кастой, разумеется, станут примитивные люди-«эпсилоны», предназначенные для черной работы.

Спектакль Юрия Грымова – тоже предупреждение. Жаль, что возрастной ценз  для зрителей этой постановки 16 + . Вот  14-15 летним подросткам было бы полезно посмотреть, что происходит с людьми, когда не в чести образование и нравственные понятия, когда взращивается,  поколение за поколением без представления о  чести, долге и достоинстве, и каких-либо иных чувствах, кроме чувства удовлетворения.  Подростки про это знают, куда меньше, чем про секс и прочие пороки, о которых ненавязчиво упоминается  в театре   «Модерн», из-за чего так завышен возраст зрителей.

«Отменены все странные понятия – Бог, душа, бессмертие…», - все происходит только здесь и сейчас. Общество потребления не знает болезней и эмоциональных потрясений,  страданий, переживаний. На все эти случаи есть таблетки и наркотические порошки, но как же однообразна и скучна такая жизнь. Режиссер, словно нарочно, растягивает и повторяет одни и те же сцены, делать в этом искусственном мире человеку совершенно нечего, кроме как состоять в определенной группе таких же особей, следящих за друг за другом: «Каждый принадлежит всем!». Утешительным девизом им служат слова: общность, одинаковость, стабильность, хотя высшей касте - «альфам» с высоты доступного образования известно, что никакого равенства не существует.

Без литературного первоисточника спектакль понять сложно. Из инсценировки Елены Исаевой следует, что Бог общества потребления - не Генри Форд, как в романе, а Марк Цукерберг. Странная замена. Разве создатель фейсбука является символом потребительства? Он же  - не  производитель лекарств или нефтепродуктов, от которых сегодня, практически, зависит весь мир. Люди в фейсбуке, по крайней мере, способны читать и думать, открывая ссылки на разные статьи. А персонажи спектакля больше похожи на первобытных дикарей, чем встреченные во время отпуска Бернардом  (Виктор Потапешкин) и Ленайной (Виктория Лукина) люди прежнего мира, помещенные в резервацию.

 

Главным элементом сценографии художника-постановщика Алексея Кондратьева служит некое подобие космического яйца или капсулы, из которой появляются все новые и новые инкубаторские члены общества потребления. Капсула служит также средством передвижения. Больше глазу зацепиться не за что. Костюмы художника Ирэны Белоусовой не блещут оригинальностью, зато вызывают много вопросов. Почему народ будущего ходит в такой неудобной одежде, состоящей из трусов и чулок с резинками, напоминающих советские времена, когда во всем мире уже пользовались колготками, а у нас их даже под прилавком не лежало? Банальные голубые и розовые бантики служат знаками отличия мужчин от женщин и наоборот, словно взрослые люди – младенцы, и цвет ленточек подчеркивает принадлежность их пола.  К одежде главных героев добавлены дополнительные детали, например, прозрачные полиэтиленовые полоски с намеком на эротику, которые должны привлекать внимания, но почему-то не вызывающие особого интереса.

Ну, в общем, так: победой художественного руководителя этот спектакль не назовешь. Особых актерских удач в этой работе пока не наблюдается (даже у больших актеров – Анны Каменковой и Игоря Яцко). Вот, разве что, полная занятость в этом спектакле всей труппы «Модерна» сплотит коллектив, который тогда будет способен перейти на новый уровень.