На Патриарших открывается Кабаре

 

С 22 декабря в Театре МОСТ стартует специальный новогодний проект Кабаре «Сны на Патриарших». В течение двух недель зрители в любой вечер смогут выбрать свой сон, который артисты Театра воплотят в реальность.

 

Шоу-программа Кабаре «оживает» только раз в году и не имеет аналогов. Вопреки расхожему представлению, Кабаре «Сны на Патриарших» - это не только и не столько красотки в перьях. Харизматичные конферансье в стиле свиты Воланда пикируют зал злободневными «пирожками» и «порошками» из народной сетевой поэзии. Интеллектуальный юмор на грани фола оттеняет блюз в исполнении солистов Театра под аккомпанемент контрабаса и фортепьяно. Хореография в стиле Боба Фосса перебивается пародийными и поэтическими номерами. Всё это напоминает модное развлечение художественной богемы Москвы и Петербурга начала прошлого века — русское дореволюционное кабаре.

 

Главная особенность «Снов» — в непредсказуемости, причём как для зрителей, так и для самих создателей. Каждый год Программа сочиняется заново, и большинство номеров предполагают непосредственное участие зала. В интерактивной части шоу «Аттракцион желаний», здесь и сейчас, магическим образом исполняются только что загаданное зрителями. По атмосфере Кабаре — это клубный вечер «только для своих». В полумраке зала на столиках горят свечи, в бокалах пенится шампанское , и близость Патриарших прудов со всеми «булгаковскими» легендами особенно очевидна.

 

«Для Театра МОСТ жанр кабаре — давно начавшаяся и излюбленная история, — рассказывает режиссёр проекта Георгий Долмазян. - Первое кабаре «Синие ночи» объездило весь мир, включая Эдинбургский фестиваль и американские гастроли в 25 штатах. После было «Доктор-шоу «Кабаре 03»», которое мы играли всегда в больших залах, в том числе на сцене театра «Сатирикон». Когда МОСТ переехал на Большую Садовую, мы поняли, что не можем без нового кабаре — так появились «Сны на Патриарших».

 Московский театр «МОСТ» По пьесе Владимира Войновича «Фиктивный брак» и по мотивам рассказа Кира Булычева «Можно попросить Нину?» «Есть ли жизнь на Марсе» Постановка – заслуженный деятель искусств России Евгений Славутин
 
НЕТ ОТВЕТА
«Есть ли жизнь на Марсе?» – камерный спектакль, поставленный художественным руководителем театра «МОСТ» Евгением Славутиным по произведениям Владимира Войновича и Кира Булычева. У этих разных произведений, объединенных лишь названием, из общего, пожалуй, разве что советский флёр. Популярный в советское время вопрос, волновавший граждан в эпоху дефицита на все – от продуктов до вещей. «Есть ли жизнь на Марсе?» – тревожно спрашивали друг друга не только физики, но и лирики, переживая за населенность чужой красной планеты. Тем временем, собственная жизнь проходила мимо.
Первая часть спектакля «Фиктивный брак» – трогательная и ностальгическая для среднего и старшего поколения, молодым, вероятно, покажется наивной и смешной. И, действительно, им сложно будет сопереживать детской радости взрослых людей по поводу раздобытой банки шпрот – знаменитого деликатеса восьмидесятых, сберегаемой для особо торжественных случаев. Надя (Марианна Лемешко) и Отсебякин (Алексей Нестеренко) смакуют эту нехитрую закуску, стеснительно отмечая свой свершившийся фиктивный брак. Публика одобрительно внимает всем перипетиям застольного выяснения отношений.
Только что образовавшуюся ячейку советского общества разделяет явное несовпадение взглядов на жизнь. Гражданин Отсебякин тщательно взвешивает свои высказывания, употребляя к месту и не к месту это пресловутое «тщательно»: «Тщательно не понимаю», «Тщательно не одобряю». Надя сначала робко вздыхает, смущается, но энергичная натура берет свое. Она быстро осваивается и храбро принимается критиковать. Инженер-электрик солидно, словно с трибуны, вещает: «Есть временные трудности, но мы их не скрываем…» «Да чего там скрывать-то – нет ничего в магазинах!» – сердится на него Надя. «Чапаев, народный герой, жизнь отдал за то, чтоб мы жили в нормальных условиях…» – пафосно восклицает Отсебякин, указывая на пустой стол.
В то время большинство людей привыкло верить не глазам, а постулатам. Множество советских людей отдали свои жизни за светлое будущее, но коммунизм так и не наступил. В тоталитарном государстве людей ничто так не пугает, как само государство. Больше всего на свете они боятся представителей власти. «Как я могу в вашей квартире остаться, если я тут не прописана?» – искренне недоумевает Надя. Придет домком, узнает партком и… конец. Люди не вольны ни в своих действиях, ни в словах. Дедушку Отсебякина в свое время расстреляли за рассказанный анекдот, и всю оставшуюся жизнь внук боится сболтнуть лишнего.
А тут является легкомысленная Надя и доводит своего фиктивного «мужа» до глубокого обморока необдуманными высказываниями. В итоге эта история заканчивается хорошо: языки, развязанные водкой, расслабляют; откровения, которые без опасения можно говорить только самому близкому и верному другу, объединяют пару чудиков. Возможно, фиктивный брак обернется настоящим. Вторая часть спектакля «Можно попросить Нину?» никак не связана с первой. Основное достоинство этого действия в том, что оно коротенькое. История человека, звонившего одной знакомой Нине и случайно попавшего в ее прошлое тридцатилетней давности, довольно условна: характеры едва намечены, сюжет не прописан, практически ничего не происходит. Но артистов все же стоит отметить: Алексей Нестеренко подробно и очень органично влезает в «шкуру» своего героя – усталого, одинокого Вадима Николаевича, а молодая актриса Анна Славутина почти не отличается от трогательной и растерянной девочки Нины, не представляющей своего будущего. Фантастический рассказ Кира Булычева не очень захватывает и далеко не уносит, но… раз он привлек внимание режиссера Евгения Славутина, значит, зацепит и его поклонников. «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе, науке неизвестно…» – с трудом говаривал изрядно перепивший лектор из «Карнавальной ночи». С тех пор наука так и не дает точного ответа. И театр «Мост» следует за наукой.

 
материал опубликован в журнале "ТЕАТРАЛЬНЫЙ МИР" № 10 за 2016г.

Как "Три сестры" в "Вишневом саде" прощались с "Чайкой"

Из самых популярных чеховских пьес сложил свою мозаику режиссер Георгий Долмазян. Его сценическое панно «Чехов» пестро и многогранно. Герои «Чайки», «Трех сестер» и «Вишневого сада», кажется, живут неподалеку и хорошо знакомы друг с другом. Все происходит на глазах у всех.

                                          http://www.teatrmost.ru/upload/iblock/7fb/7fbb5a290fec1e284251512bdfef5df0.jpg