«Эта история произошла в далеких 70-х, в стране, которой уже нет, во дворе деревянного дома, который давно снесли, с людьми, которые могли бы быть нашими родителями. Трогательные и нелепые обстоятельства их жизни; коммунальное бытие, и горе, и счастье, и одиночество у всех на виду становятся тканью спектакля...» - информирует зрителей подробная программка спектакля «Плешивый амур».

И постановочная группа, и сам автор Евгений Попов считают, что «Плешивый Амур» — это комедия про любовь: «Комедия в том смысле, в котором Чехов считал «Чайку» и «Вишневый сад» комедиями». И на самом деле, получилась вполне себе чеховская история о маленьких людях в отдельно взятом провинциальном дворе, где много безответной любви и мало радости, и заканчивается она, как водится у классика, выстрелом со смертельным исходом.



Эта довольно банальная история написана более сорока лет назад, когда большинство населения ютилось в «вороньих слободках».

   

Тогда пьесу запретили, заподозрив в ней злобный пасквиль на бодрую советскую действительность, ибо в семидесятых годах прошлого века любая, честно списанная с натуры, неприукрашенная жизнь обыкновенных людей действительно выглядела чернухой. Сегодня, на фоне творящегося вокруг, история кажется почти романтической.


Подробный (иногда излишне) правдивый (почти до занудства) спектакль стоит посмотреть хотя бы ради восхитительной сценографии Сергея Бархина и великолепных актерских работ Марии Луговой, Марины Зубановой, Софии Сливиной, Павла Поймалова, Александра Вдовина, Максима Виноградова и всегда органичного, безупречно  точного Игоря Ясуловича…

Пространство, созданное Сергеем Бархиным, позволяет во всех деталях рассмотреть ту самую злополучную улицу Засухина с ее двухэтажными бараками, аутентичной водяной колонкой, голубятней на крыше, дощатым сортиром во дворе, поленницей дров и пожарным стендом с необходимыми причиндалами. Художник по свету Александр Мустонен - настоящий повелитель времени суток: с его помощью встает рассвет и наступает ночь, темнеют или освещаются лица.


Это все действительно превращает спектакль в произведение искусства. Жаль только, что литературный материал не сильно цепляет.

Но режиссер Генриетта Яновская может себе позволить неторопливое историко-психологическое  исследование любой старой пьесы. В МТЮЗе всегда была, есть и будет своя эстетская публика, которая любит рефлексировать...по-взрослому.