Спектакль Сергея Голомазова - сложный, неоднозначный, провокационный, бесспорно, стоящий внимания. Пьеса «Кроличья нора» известного американского драматурга Дэвида Линдси-Эйбера родилась из его собственных родительских страхов, превращающих жизнь в жуткий кошмар. Нормальным беспокойным родителям всегда мерещится какой-нибудь несчастный случай. Когда в семье рождается ребенок, с ним вместе в доме поселяется страх. По ночам кажется, что он вдруг перестал дышать, и родители ежеминутно подскакивают это проверить. Днем прогнозируются ужасы: упадет со стула, обольется кипятком, проглотит шарик, порежется ножницами и т.п. Помните притчу, когда юная девушка проснулась в слезах: приснилось, что утонул ее ребенок. А сон был про то, как она вышла замуж, родила прекрасного мальчика, который в семь лет пошел к колодцу за водой, наклонился и упал на дно...

В «Кроличьей норе» трагедия произошла в реальности. Несчастный случай, которого бы не было, если б мама не отвлеклась на телефонный разговор со своей сестрой, если б сынишка не побежал за собакой на улицу, если б отец не купил щенка, если б молодой парень проехал на своем автомобиле минутой позже…

Все члены семьи переживают смерть маленького Дени, но для главной героини спектакля Бекки (Юлия Пересильд) жизнь останавливается в тот самый день, когда сына сбила машина. Мир оказывается монохромно белым, ничего не выражающим, ни эмоций, ни покоя. Вокруг ослепительная тишина и лишь пронзительно кричащая кроваво-красная полоса перечеркивает живот белого платья Бекки, пересекает белую стену, застывает красными капельками на ногтях - очень точная и строгая работа художника-постановщика Николая Симонова.

Пока зрители рассаживаются в зале, актриса Юлия Пересильд лежит на авансцене неподвижно и безвольно. Равнодушные сухие глаза ее Бекки не следят ни за кем, ни за чем. Бездействие Бекки тут же сменяется бурной активностью: она двигает столы, стулья, яростно готовит, пытаясь отвязаться от горьких дум, заглушить боль. «Эй, со мной все в порядке!», - кричит она окружающим. Легкомысленная младшая сестра Иззи (Наталья Самбурская) грубовато пытается ее отвлечь, бестактно сообщая о своей неожиданной и нежеланной беременности. Она – сама юность, энергичная и эгоистичная. Ничего, это проходит, особенно с появлением на свет собственного ребенка. Мать (Вера Бабичева) расслабленно утешает Бекки, нелепо сравнивая их душевные раны от потери сыновей. Только разница в том, что Нэт потеряла взрослого сына-наркомана (покончил с собой), а Бекки – четырехлетнего малыша. После трагедии Бекки заново проживает каждую секунду до происшествия, и каждая кажется ей непростительной безалаберностью. Для всей семьи с того момента прошел уже почти год, но для Бекки – это всего-навсего девять месяцев и двадцать два дня. Она все это долгое время живет последними минутами, когда все еще можно было исправить: «Если бы ты не купил собаку, если бы я закрыла ворота, если бы белка не побежала, а собака за ней, а Дени за собакой…». – Укоряет она мужа Хауи (Евгений Терский). Ей кажется, что она всех ненавидит, что ее никто не понимает. Бекки не в силах справиться с болью, она - в отчаянии, и ей хочется стереть все воспоминания о ребенке вместе с игрушками, видеозаписями, даже с целым домом. Растерянный Хауи предлагает начать все заново, но Бекки слишком глубоко погрузилась в свое горе.

Актриса Юлия Пересильд без лишних эмоций, аскетично передает внутреннее глубочайшее отчаяние своей несчастной героини, лишившейся сына. Ее сценический образ поднимает современную американскую пьесу до уровня знаменитых древнегреческих трагедий. Там же место матери Бекки. Актрисе Вере Бабичевой удалось раскрыть душу своей внешне кажущейся простой и понятной Нэт, но пережившей гораздо больше, чем знают о ней дочери. Горький жизненный опыт не ожесточил ее, не лишил любви к миру. Именно это она пытается внушить своим детям, для которых их собственные несчастья заслонили весь свет.

Неожиданное появление виноватого Джейсона (Марк Вдовин), того самого парня, что ехал на машине, помогает Бекки уйти в другую реальность. Как кроличья нора послужила Алисе переходом в «Страну чудес», придуманную математиком Льюисом Кэроллом, так фантастический рассказ юного математика Джейсона выводит Бекки из тьмы к осознанию, что есть другой таинственный мир, где возможно находится ее малыш. Надо жить, надо надеяться…. И к финалу исчезнут страшные красные полосы, и останется свет и формулы, выведенные крепнущей рукой.

 материал опубликован в журнале "Театральный мир"

фотографии представлены пресс-службой театра

https://www.facebook.com/%D0%A2%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%80-371496016231274/photos/?tab=album&album_id=1085768488137353