Пензенская область, город Заречный (ЗАТО)

 

       В пятидесятых годах недалеко от Пензы в укромном месте - среди лесов Постановлением Совета Министров СССР были выделены земли под таинственное строительство. Место было выбрано не случайно: хорошее географическое расположение неподалеку от Москвы, рядом с областным центром (Пенза), связанным со столицей железной дорогой. Начинали стройку в 1954-м году заключенные СУХОДОЛЛАГа. Контингент лагеря состоял из людей, сидевших, в основном, за «хозяйственные» преступления. Технических специалистов и тех заключенных, кто стал обучаться строительным специальностям, стимулировали условно-досрочным освобождением. Первые здания в городе были деревянными, барачного типа. Когда стало трудно скрывать назначение объекта, завершить работу приехали военные строители. Завод было построен в 1961-м году. В новый город, получивший свое название Заречный, благодаря реке Суре, за которой он расположился, стали съезжаться специалисты. Были ли это инженеры, ученые или рабочие, случайных не было, они все были элитой – отборными кадрами.

       Город Заречный относился к ЗАТО (закрытым административно-территориальным образованиям, работающим на оборонную промышленность), попасть сюда до сих пор можно только по спецпропуску жителя или по строго оформленному командировочному удостоверению. Когда пришла мода на городские памятники, в Заречном установили единственный в мире Памятник Пропуску. До 1994г. такие города, а их в России больше десятка, даже не отмечали на географических картах. Сегодня город живет более открыто, но гриф «секретности» пока не снят.

                                 

       Главное градообразующее предприятие в Заречном - приборный завод № 1134. Он входил и до сих пор входит в ядерно-оружейный комплекс России. На заводе трудилось свыше четырех тысяч человек. Первым специзделием, самостоятельно собранным на предприятии, стала ядерная боеголовка к первой баллистической ракете с подводным стартом. В последующие годы было освоено производство самых разнообразных ЯБП различных типов и назначений.

       На закрытом предприятии № 1134 существовал режим строгой секретности, был организован замкнутый цикл производства: все делали сами, поскольку на стороне ничего заказывать нельзя. Научились лить детали из любых материалов, включая разные металлы, пластмассу, резину, керамику и стекло. Изготавливали мембраны для барометров, волноводы для высокоточного оружия с точностью до десяти микрон, сваривали нержавейку со стеклом так, что этот прибор использовали в вакууме. Изобрели уникальные технологии, которыми и по сей день никто в мире не владеет. Сегодня на заводе выпускают массу микроэлектроники, электромагнитные клапаны для АЭС, поставляют высокоточные приборы для нефтеналивных и газораспределительных станций. Завод сотрудничает с РЖД - каждый второй электровоз России оборудован его блоками управления, в том числе, знаменитый «Сапсан». В цехах и лабораториях проверяется до пяти миллионов электрорадиоэлементов в год, так что без соответствия техническим условиям ни одно изделие не попадет в ядерные боеприпасы.

     Первый директор или как раньше его называли - Начальник объекта - Михаил Васильевич Проценко был главным человеком города. Без его согласия ничего в Заречном не решалось. Он руководил предприятием тридцать четыре года и на своем посту сделал много хорошего. Зареченцы хранят о нем благодарную память: восстановлена часть его кабинета с рабочим столом и телефонными аппаратами, один из которых - правительственный. В 2014-м году Михаилу Проценко исполнилось бы сто лет. Уголок его памяти есть в Музее атомного оружия и в Городском музее. Именно Проценко настоял, чтобы в Заречном строили не панельные дома, а только кирпичные, чтобы при строительстве не уничтожали деревьев, и, чтобы в каждом дворе детям было, ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ.

 

                                                           

       Всем жителям Заречного сегодня есть, куда податься. В городе хорошо организованы не только рабочие места, но и места отдыха: театр и кинотеатр, стадион и дворец культуры, бассейн и ледовый дворец, пруд и река, пляж и лесопарковая зона. Можно съездить в Тарханы (имение бабушки Михаила Лермонтова), а можно посетить в Пензе Драматический театр, дом-музей Всеволода Мейерхольда или замечательную картинную галерею. В городском музее Заречного висят портреты знаменитых земляков, прославивших Пензенскую область: Михаил Лермонтов, Виссарион Белинский, Александр Радищев, Денис Давыдов, Николай Лесков, Василий Ключевский, Михаил Тухачевский, Александр Куприн, Михаил Салтыков-Щедрин. И неважно, родились ли они здесь или провели в этих краях несколько прекрасных лет.

 

                                                                                                              Тарханы

                                                                                    

       В начале двадцатого века село Тарханы переименовали в Лермонтово в честь знаменитого поэта, прожившего тут половину своей жизни.

 

            

Имение его бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой - заботливо хранимое и активно посещаемое место: ежедневно в усадьбу приезжают оживленные группы школьников и взрослые читатели и почитатели гения русской литературы, бывает много иностранцев.

       Название села Тарханы произошло от слова «тархан» – мелкий торговец, скупщик товаров. Помещица Арсеньева (бабушка Лермонтова) разрешала своим крепостным заниматься торговлей, но брала с них налог. Это было взаимовыгодно: крестьяне скупали по селам мед, шерсть, воск, муку, а продавали дороже, но цену не задирали. При барыне соблюдался строгий порядок.

       В основную экспозицию музея-усадьбы входят: двухэтажный деревянный дом, церковь Марии Египетской, заповедный парк и каскад барских прудов, а также - фамильный некрополь Арсеньевых-Лермонтовых с часовней, где покоится прах Михаила Юрьевича Лермонтова, могила отца поэта и сельская церковь Михаила Архангела. Сохранилась запись в церковно-приходской книге, в которой отмечены фамилии шестимесячного Миши и его родителей, приехавших в Тарханы из Москвы.      

                                             

         Сотрудники музея стараются придерживаться уклада, заведенного бабушкой Михаила Юрьевича Лермонтова: в садах каждый год снимают урожай яблок, вишен, слив, малины, держат пасеку, зарыбили пруды, осенью выращивают разные овощи. На сохранившемся фундаменте восстановили теплицы и разводят цитрусовые, как при барине Арсеньеве (дедушке Лермонтова). Возле села раскинула свои крылья ветряная мельница - перемалывает тарханское зерно. На усадебном огороде культивируются многочисленные лекарственные растения, а затем мяту, мелису, лаванду, ревень, шалфей, анис, валериану развешивают душистыми вениками по стенам изб. На конюшне каждый день выгуливают породистых лошадей и двух маленьких верховые пони шотландской породы.     

                                

       В доме-музее хранятся семейные  портреты Арсеньевых, Лермонтовых, Столыпиных, рисунки, картины и рукописи самого Михаила Юрьевича и его современников, личные вещи поэта, мебель и посуда, которой пользовались в середине девятнадцатого века. Поражают вышитые мельчайшим бисером шкатулки и панно (после пяти лет этой работы крепостные вышивальщицы теряли зрение, и тогда их отправляли пасти овец).

       Маленькому Мише было всего два года четыре месяца, когда от чахотки умерла его мать. Всю жизнь ему не хватало материнской ласки, и это чувствуется по тем превосходным копиям полотен итальянских живописцев, которые юный Лермонтов собственноручно дарил бабушке. На одной из них изображен трогательный младенец, тянущийся ручками к мадонне, которой на картине нет…

       Отец – Юрий Петрович Лермонтов был бедного дворянского роду и не мог противостоять властной Елизавете Алексеевне Арсеньевой, дочери богатого помещика Столыпина. Бабушка Лермонтова, тяжело перенеся кончину дочери, указала в завещании, что наследство перейдет внуку только при условии совместного проживания с бабушкой до его совершеннолетия. Юрий Петрович понимал, что бабушка сможет дать Мише достойное образование и воспитание, и оставил сына, мучительно переживая разлуку. Михаил Лермонтов всю жизнь любил и жалел отца, которому не нашлось места в доме бабушки, и написал горькую эпитафию на его смерть.

       Благодаря домашним учителям, Михаил Лермонтов к тринадцати годам превосходно знал немецкий и французский языки, прекрасно рисовал, отлично скакал на лошади. И, если бы Лермонтов не стал поэтом, он был бы выдающимся художником, судя по тому огромному наследию, которое оставил рано ушедший гений. Он замечательно писал маслом и акварелью, владел пером и карандашом, делая моментальные наброски с натуры. В четырнадцатилетнем возрасте Михаил скопировал картину Антона Лосенко «Андрей Первозванный». Эта работа долго висела в доме бабушки среди многочисленных икон, которые она перед смертью пожертвовала приходской церкви Михаила Архангела, прихожане и восприняли ее как икону.

       Когда в имение пришло известие о трагической гибели Поэта, Елизавета Алексеевна, ежедневно молившаяся на образ Спаса Нерукотворного о здоровье внука, перенесла апоплексический удар и тут же велела вынести икону из дома. Ей отказали ноги, смысл жизни был утрачен, и пережила она любимого Мишеньку всего на четыре года.

       Проходя анфиладою комнат, соприкасаешься с историей, которая оживает, благодаря подлинным вещам, принадлежавшим Михаилу Юрьевичу и его семье. Прах Лермонтова по указанию бабушки перевезли с Кавказа (это заняло несколько месяцев) и 23 апреля поместили в фамильную часовню. Тысячи людей склоняются над местом захоронения Арсеньевых-Лермонтовых, чтобы отдать дань памяти поэта и его близким. Над могилой Михаила Юрьевича Лермонтова шумят ветви старого дуба, как он и хотел…

 

Мейерхольд

               

       «Дом Мейерхольда» в Пензе стал первым в мире мемориалом всемирно известного режиссера. Всеволод Эмильевич Мейерхольд родился 28 января 1874 года в Пензе, в этот деревянный дом семья переехала, когда мальчику было семь лет. Семья Мейерхольда прожила в этом доме до 1898 года. Именно отсюда в возрасте двадцати одного года Всеволод уехал в Москву, так что формирование его личности произошло в стенах пензенского дома.

       Будущий великий режиссер был крещен Карлом-Казимиром-Теодором по обряду евангелическо-лютеранской церкви. Имя-псевдоним "Всеволод" Карл-Теодор-Казимир взял в честь своего любимого писателя Всеволода Гаршина, когда стал совершеннолетним (в 21 год). Кстати, и настоящая фамилия его была - не Мейерхольд, а Мейергольд.

Его дед со стороны отца, помещик лесопромышленник, был родом из Нижней Силезии и женат на француженке. Предки со стороны матери - родом из Германии, но лет двести как обосновались в русских остзейских провинциях. Отец – Эмиль Теодорович Мейерхольд, купец второй гильдии, был известным виноделом. Всеволод Мейерхольд утверждал, что его отец «имел громадный водочный завод и был очень богат, владея чуть ли ни целым кварталом домов…». Мать Мейерхольда была большой любительницей музыки, и в дом часто приходили известные пианисты, скрипачи, виолончелисты. Все дети в семье учились музыке. Юный Всеволод владел несколькими языками, был практически профессиональным скрипачом и пианистом.

                                                                                                                  

       Ученик Станиславского Мейерхольд боготворил Блока, любил Скрябина, дружил с Вячеславом Ивановым, сотрудничал с Маяковским, покровительствовал молодому Шостаковичу (который посвятит ему потом трагическую тему знаменитой седьмой симфонии) и строил планы совместной работы с Пикассо. Мейерхольд – Мастер, названный так при жизни своими учениками, а их имена – цвет российского театра: Игорь Ильинский, Мария Бабанова, Лев Свердлин, Евгений Самойлов, Эраст Гарин, Михаил Царев, Сергей Мартинсон, Валентин Плучек и др.

       Открытие «Музея Театра» в Пензе приурочили к 110-летию со дня рождения режиссёра (1984г.), а еще через десять лет на территории музея установили (первый в мире) памятник Всеволоду Мейерхольду (автор пензенский скульптор Юрий Ткаченко). Сегодня в этом здании – помимо музея-квартиры в доме великого театрального деятеля играет спектакли «Театр Доктора Дапертутто».