Хореографический спектакль «Мужчины и женщины» – танцевальная поэма, чувственное размышление о разности натур мужчин и женщин, о любви и судьбах. Анжелика Холина здесь - не только режиссер, но и автор либретто (что имеет свои плюсы, о минусах потом). Она знает, о чем хочет сказать, она - тонкий наблюдатель, психолог, философ.

Ее спектакли в театре им. Вахтангова впечатляют. Она так умеет работать с непрофессиональными танцовщиками, что в итоге зрители видят настоящее балетное чудо. Удивительно, сколько танцевальных фантазий и новых сценических образов, становится доступно обычным драматическим артистам. Но, разумеется, без горячего желания всех участников проекта, хорошего владения актерским ремеслом и великолепной физической подготовки такого чуда не сотворить.

 

В «Мужчинах и женщинах» уместился целый мир пластики, рождающий эфемерность  и грацию, новую эстетику и деликатную эротику, мягкий пастельный юмор и резкий масляный гротеск. Все подано изысканно, сделано с придыханием, сыграно на тончайших гранях, точно, без промаха. Зрители сидят, замерев в блаженной улыбке (во всяком случае, на протяжении всего первого действия). От прекрасных молодых вахтанговских актеров и замечательной табаковской Анны Чиповской – не отвести взгляда.  

                     

                                                                                 

Когда имеется такая человеческая фактура, особых декораций не требуется. Художник-сценограф Мариус Яцовскис все пространство полностью отдал танцорам. Сдерживают танцевальные страсти лишь белая стена из мягких окон-подушек да крепкие серые табуретки, которые помогают обыгрывать житейские ситуации, представляя собой кровать, лестницу, сундук, рояль и даже трон.

Как и положено классике, спектакль начинается с увертюры. Пять робких танцовщиц в белоснежных балетных пачках (Ася Домская, Ксения Кубасова, Анастасия Лукьянова, Аня Чиповская, Лада Чуровская) под прекрасную классическую музыку (отрывки из балетов Чайковского и Адана) в считанные минуты из угловатых птенцов превращаются в прекрасных лебедей. Интересно наблюдать, как юные создания постепенно приходят к осознанию своей женственности. Волшебные свойства женских чар тут же испытываются на внезапно материализовавшихся мужчинах (Дмитрий Ендальцев, Александр Константинов, Павел Попов, Денис Самойлов, Павел Юдин).

                                                                                    

Пять пар, десять разных характеров образно и внятно играют/ танцуют новеллы о любви и  и предательстве, ревности и преданности, соперничестве и страсти. Почти во всех новеллах женская природа торжествует (такова уж сила природы режиссера-постановщика). Некоторые эпизоды вызывают у публики одобрительный, понимающий смех, другие - возгласы сочувствия или вздохи восхищения. Нашлось место и для бытовых сценок – огромные дымящиеся кастрюли поставлены к ногам зрителей, в то время как длится комическая сцена мужской пьяной драки, после чего следуют лихие домашние разборки…

Смотреть спектакль, конечно, предпочтительней вблизи, так как, помимо прекрасно выстроенной  картинки, нужно непременно видеть во всех подробностях эти чудесные лица, родинку на выгнутой шее, ямочку на улыбающейся щеке…и взор, когда сияющий, когда наполненный слезами, когда мучительно скорбный. А как выразительны приподнятые или слегка нахмуренные брови, лукавое, манящее или ревнивое выражение, уголок рта, опущенный от обиды или прикушенный от страсти...

 

                                         

Хочется отметить костюмы художника Юозаса Статкевичуса. Они украшают, создают индивидуальный образ каждой девушке. Облегающие силуэты непостижимым образом не мешают сложным шагам, прыжкам или падениям. И цвет - что может быть красноречивей невинных белых пачек, черных костюмов, тонкого кроваво-страстного платья на черном брутальном фоне? А пятьдесят оттенков серого – жемчужного и серебристого, холодного и теплого, небесного и речного, яркого и почти прозрачного? Тут художник по свету Тадас Валейка творит чудеса...

Все это и называется прекрасным словом ТЕАТР. Жаль только, что к финалу драматургия спектакля тускнеет, сама себя гасит, истории вторят друг другу, порыв страстей, с головой накрывший зрителей в первом действии, постепенно выдыхается. В спектакле оказывается почему-то несколько финалов, что несколько утомляет...

Но полученного эстетического и эмоционального удовольствия от спектакля все равно предостаточно, чтобы сохранить хорошее театральное послевкусие. Можно только порадоваться за Театр им. Вахтангова и актеров, покоривших новую вершину, за зрителей, получивших новый московский прекрасный зал, в котором все устроено так, чтобы в полной мере наслаждаться чистым искусством.

 

фотографии - с сайта Театра им. Вахтангова