Если за 26 лет, прошедших со дня премьеры, вы еще не видели спектакль, сходите обязательно. Если вы видели его двадцать лет назад, думаю, стоит посмотреть еще. Достойная работа двух мастеров сцены, ученика и учителя, Безрукова и Табакова. Четвертого Моцарта убивает на сцене МХТ бессменный Сальери, что, безусловно, подтверждает лидерство Олега Павловича в собственном коллективе.


Пьеса П. Шеффера, которую когда-то в театр принес Марк Розовский, грешит условностями, историческими неточностями, даже некоторой занудностью (зрителям постоянно поясняется, что чувствуют герои, несметное количество авторских ремарок вложено в уста Сальери, а в финале так просто каждый рассказывает, что будет и чем сердце успокоится). Но все равно материал благодатный: тут есть, где развернуться актерам и художнику (Алла Коженкова).
Известному чревоугоднику Олегу Табакову в начале даже и играть-то нечего. «У нас, на севере Италии, все так вкусно и так дешево», - произносит он, аппетитно сглатывая, и зал отзывается понимающе и одобрительно. Потом он деловито договаривается с богом, как не раз договаривался на самых высоких уровнях, и у него всегда все получалось. «Падре» выполняет мольбу Сальери - «стать композитором и искупаться в славе». Затем Табаков-Сальери объявляет собственный спектакль «Смерть Моцарта или виноват ли я?», адресуя его далеким потомкам, то есть непосредственно сидящим в зале. Несколько реплик в свое оправдание, потом хитрый прищур и вопрос по поводу наличия современных композиторов, способных обессмертить собственный народ, находят живой отклик у зрителей. А как он комментирует фривольную сцену заигрывания между Моцартом и Констанцией! Сначала искренне поражаясь: - «Ничего у нас молодежь пошла?!». Потом, сложив ручки на пузе, закатив глаза: - «Наша молодежь – наше будущее!», - тоном ответственного партработника.
Но далее Сальери получает (а Табаков выдает) полный букет эмоций и чувств. Тут вам и плотское вожделение, и упоение карьерой, и упоение славой и материальными благами, и страшная зависть, и мучительные страдания, и гневные мольбы к своему дотоле благосклонному «Падре», и все разрушающая месть. Как же это унизительно свидетельствовать тому, как рушатся твои, добытые трудом и потом завоевания, получать поражение за поражением от мальчишки, сочиняющего за каждый  короткий присест гениальное творение, да еще хвастающего этим перед ним, почтенным Маэстро! Превратить все написанное за многие годы «в ничто, в позорище»! О, он будет бороться, он пойдет на все!
Сергей Безруков в роли Моцарта, по-видимому, сам получает наслаждение.
Моцарт весело искрится, как пенное шампанское. Он переполнен любовью, талантом, он ежесекундно хочет делиться своей радостью с окружающими, хотя встречает повсюду равнодушие и чопорность («Моцарт, меньше энтузиазма!»). Шампанское льется через край и пропадает за ненадобностью…, закончится потом все это пиршество тремя бутылками дешевого вина, которые некий «доброжелатель» ежедневно будет присылать на дом обнищавшему композитору, что только приблизит печальный конец. А пока безудержный Моцарт бьет ножкой об ножку, не в силах удержаться на месте от переполняющих его чувств, подскакивает как пружинка в порыве страсти к возлюбленной Констанции, целует в восторге благосклонную руку государя, готов искренне  всех принять за своих друзей и поклонников.
Констанция (Наталья Костенева, актриса Табакерки) – современнейшая девица, легкомысленная и наивно необразованная. В обществе себя вести не умеет, не может отличить легкий флирт от циничного приставания. Разумеется, жить с гением – задача трудная, разве в силах она отдать свою молодость и красоту в обмен на скудное существование в настоящем и призрачную славу в будущем? Разве не пыталась она устроить карьеру Моцарту «любой» ценой? Во всяком случае, жить она хочет сейчас, а не когда-нибудь, поэтому Моцарт пусть сам выкарабкивается из этого трудного положения, в которое поставил и ее, и себя.
В финале пьесы подробно рассказывается, как бывшая жена Моцарта будет купаться в разгорающихся лучах его посмертной славы.
Несмотря на очевидные недостатки пьесы, спектакль стоит вашего внимания. Полюбуйтесь, как Олег Павлович легко тащит на руках великовозрастную ученицу в постель, а немногим спустя, вынимает вставную челюсть из стакана с водой! Как сверкают глаза Сальери, что его драгоценные пуговицы на серебряном камзоле, когда он – на самом верху своей служебной лестницы, и каким жалким становится его вид после смерти Моцарта, к которой он причастен по собственному признанию!
Заслуженные овации достойным актерским работам!

26 июня 2009 г.