С любимыми не расставайтесь

Режиссер Г. Н. Яновская По произведению "С любимыми не расставайтесь" (А. Володин)

 

КАК ЛЮБИМАЯ КНИГА

«С любимыми не расставайтесь» - новый спектакль, который, едва увидишь, уже хочется пересмотреть снова, как перечитать понравившуюся книгу.

Помню, в детстве дед, давая в руки замечательную, с его точки зрения книгу, всегда приговаривал, как завидует мне, что я буду читать ее в первый раз. Впервые читать и смотреть талантливое произведение – интеллектуальное наслаждение, духовный пир. В ТЮЗе я не была давно, и сейчас так рада, что могу совершить для себя и друзей театральные открытия.

 

Вы ждете от спектакля переживания и сопереживания, вы умеете смеяться и плакать одновременно, сочувствуя и в радости, и в горе? Вам сюда, на спектакль «С любимыми не расставайтесь».

На сцене не найдете медийных лиц, замыленных экраном, что очень кстати в этой обычной «человеческой комедии», представленной немаленькой группой актеров под руководством Генриетты Наумовны Яновской. Режиссер, смешав несколько произведений Володина, добавив по вкусу чудесной отсебятинки, подробно разобрала и разложила судьбу каждого персонажа до последней косточки, потом все промыла, соединила, дунула, хлопнула, и вышло нечто пронзительное, доходящее до головы и сердца каждого мотивированного зрителя.
Друзья, вы жаждете катарсиса? Он ждет вас в московском ТЮЗе.

Пьесы Володина, как и Вампилова, во времена громких лозунгов и дружных маршей, как-то выбивались из строя, «шагая левой». И должны были пройти годы, чтоб строй распался, и стало видно рядовых. Я, правда, хоть и люблю Володина, слегка страшилась излишней сентиментальности, но произошло чудо. Генриетта Наумовна, не прибегнув к модной ныне в жизни и в театре челюстно-лицевой хирургии, после которой не узнать ни человека, ни пьесу, поставила текст полувековой давности, словно он написан сегодня. И свежести восприятия не мешают коммуналка и будка телефона-автомата, ушедшие в прошлое, старые чемоданы и фотографии, развешанные для просушки на бельевой веревке. В пространстве спектакля, выстроенном Сергеем Бархиным, легко узнаваемы и совершенно обязательны все тщательно продуманные мелочи, объединенные искусственным газоном, принимающим на себя и слезы, и дождь, и воду, выплеснувшуюся из ванной, и разбросанные вещи, и остающимся при этом равнодушно зеленым, ничего не меняется.

Люди не меняются, разве что сегодня стали более одинокими, укрывшись от реальности в виртуальном мире.

Нет смысла пересказывать историю разных судеб, но хочется обязательно отметить потрясающие актерские работы.

Виктория Верберг - ее судья сидит за рабочим столом, не выпуская ручки, выслушивает семейные интимные подробности с казенным выражением лица, подает бездушные реплики, подмахивает требуемые бумаги. Но, постепенно переполнившись чужой человеческой глупостью, тоской, неумелостью, взаимонепониманием, валится в финале навзничь на зеленую траву, раскинув руки, и не поет, кричит, словно раненная птица. А еще она похожа на сердитого ежика, который, забыв, что за ним следят, разворачивает колючий клубок и становится совершенно беззащитным. И она, вынужденная выдавать парам разрешение на развод, на одиночество, к концу рабочей недели уже воет от беспросветности. Сама ведь в юности не решилась на любовь и всю жизнь простить себе не может, а другие решились, да не сохранили, не удержали. Мир сошел с ума! «Все с ума посходивши», - ворчит целыми днями женщина-судья.

В спектакле есть и настоящая сумасшедшая - Агафья Тихоновна (Оксана Лагутина). Бродит женщина по улицам, околачивается в приемной местного суда, пытаясь каждому рассказать свою историю. И впервые понимаешь, что «Женитьбу» - то всегда ставили и смотрели из-за мужского плеча как комедию, а там – высокая женская трагедия: только робкая невеста поверила в любовь, а жених возьми да выпрыгни в окошко, есть от чего сойти с ума.

Катя и Митя (София Сливина и Евгений Волоцкий) – пара, за которой следим все действие и за которую болеем от начала до конца, хотя девушку Ирину (Софья Райзман), влюбившуюся в Митю, жалко очень, и так понятно все внутри их истории и так глупо со стороны.

Чета Мироновых (Марина Зубанова и Павел Поймалов) и чета Шумиловых (Екатерина Александрушкина и Олег Ребров) веселят публику, хотя это - очень сочувственный смех. А чета Никулиных (Наталья Корчагина и Вячеслав Платонов) уже просто пробивает на слезу, потому что разводиться не хотят оба, но так решили. Как они держатся за руки, как жена заботливо привычным жестом вкладывает таблетки мужу в рот.

Какая узнаваемая уборщица Таня (Арина Нестерова), непьющая жена алкоголика, всю жизнь верящая в любовь но, не дождавшись, махнувшая на нее рукой.

Какие замечательные и значительные роли у всех участников спектакля.

Супружеские пары мнутся в приемной, их нужно выслушать, понять, поставить диагноз

«больной скорее жив, чем…», и любовь непременно будет жить, и по этому поводу зал, попеременно хохотавший и вздыхавший два часа, дружно старается незаметно протереть глаза…

Тепло и светло на душе, и пахнет свежестью, как зеленая трава после полива.

Лариса Каневская