ВЕЛИКАЯ «ФАИНА» ВЫШЛА НА СЦЕНУ

В Центральном Доме Литераторов состоялась презентация нового спектакля «Фаина». Выглядела презентация абсолютной премьерой, причем триумфальной. Публика, устроив овацию,  приветствовала артистов долгими радостными аплодисментами, цветами и подарками. Слезы на глазах были и у артистов, и у зрителей.

 

ВЕЛИКАЯ «ФАИНА» ВЫШЛА НА СЦЕНУ


Сейчас порой приходишь в театр
и уходишь с тяжелым сердцем не оттого,
что тебе предложили тяжелую тему,
а оттого, что тебе ее даже не предложили…
Стела Самохотова



В Центральном Доме Литераторов состоялась презентация нового спектакля «Фаина». Выглядела презентация абсолютной премьерой, причем триумфальной. Публика, устроив овацию,  приветствовала артистов долгими радостными аплодисментами, цветами и подарками. Слезы на глазах были и у артистов, и у зрителей.

Написать и поставить сценическое действие про всеми любимую Фаину Раневскую — дело почетное и рискованное, можно скатиться в сентиментализм, пафос, пошлость, да мало ли во что…
 Столько книжек издано с афоризмами Раневской, половина из которых — неизвестно чьи, столько воспоминаний от коллег, друзей и просто знакомых, довольно субъективных и неоднозначных. Но спектакль  «Фаина» поразил бережным отношением к документальным материалам (дневникам, фотографиям) и огромной любовью к главной героине сего действия.
Режиссеру Стасу Евстигнееву удалось поставить спектакль тонко, интеллигентно, с большим пиететом к именам и актрисам, воплотившим на сцене народных любимиц (Фаину Раневскую и Любовь Орлову).
Актриса Светлана Коркошко буквально потрясла стопроцентным попаданием в образ Фаины Георгиевны. Актрисе удалось показать грозность и слабость, доброту и недоверчивость, любовь и раздражительность, остроумие и забывчивость великой Раневской, и это было вовсе не похоже шоу «Один в один», это было настоящее!
Огромное удовольствие доставила ювелирная работа Евдокии Германовой в роли Любови Орловой — так ухватить жесты и мимику, с таким юмором и любовью, так просто показать недосягаемую звезду советского кино, мимоходом подтрунивая и над собой, и над всей актерской братией и сестрией…
Остальные участники спектакля также порадовали. Особо хочется отметить актрису Марию Кресину в роли прислуги Маруси — замечательный комический образ, напомнивший великолепную Рину Зеленую, незабываемую домработницу из фильма «Подкидыш».
       Слухи об интересном спектакле уже пошли по Москве, остается ждать премьеры, а мы беседуем с главным организатором и вдохновителем проекта Стелой Самохотовой.

— Кому пришла в голову такая смелая идея — написать пьесу о Фаине Георгиевне Раневской?
— Это моя давнишняя мечта, хотелось воздать дань этому человеку. Я с детства очень люблю ее, ее силу, мощь, интеллект. Мое самое большое разочарование в жизни —будучи молодой, я все откладывала визит в театр, для того чтобы посмотреть на сцене Раневскую, но оказалось: я так долго собиралась, что она умерла, и я никогда ее больше не увижу.
— Стелла, давно ли Вы сотрудничаете с театрами, или пьеса «Фаина» — Ваше первое произведение?
— «Фаина» пока единственная. Но есть у меня давняя задумка сделать трилогию, цикл пьес о тех людях, которых я больше всего люблю, показать их такими, какими я их люблю, и первая в этом ряду — Фаина Раневская. Кто сегодня может быть интересен многим? Я давно хожу в театр, но чаще всего испытываю некое разочарование и опустошение, антреприза ли это или стационарный театр...
— Но театры есть разные…
— Все равно нет ощущения внутренней эйфории, нет такого состояния после спектакля, чтобы тебе захотелось задуматься и все перевернуть в своей жизни, жить по-другому, начать сначала. Я давно не вижу этого.
— С чего началась Ваша работа над спектаклем?
— Я знала, какой должна быть пьеса, какие должны участвовать персонажи, чтобы это стало всем близко и интересно. История должна была быть не придуманной, а где-то полудокументальной. Там должны были присутствовать фразы Раневской, но в умеренном количестве, чтобы произведение не стало просто цитатником. Софья Лежнева стала писать пьесу, а я участвовала в процессе. Какие-то вещи мы обговаривали, о чем-то спорили. Знаете, потом, когда актеры брали пьесу в руки, все отмечали именно текст, что он благозвучный, интересный, литературный…
— Софья Лежнева — драматург?
— До этой пьесы она, в основном, писала только сказки, сейчас у нее выходит сборник детских сказок. Но тут так удачно все сложилось: она сама по себе очень интересный человек, дружит с юмором, и ей так же, как и мне, близка и дорога персона Раневской.
— После написания пьесы наступает следующий этап — постановка, мне кажется, это гораздо сложнее…
— Я вам честно скажу, можете принять это за хвастовство, но я горжусь тем, что я это сделала. Я просто много лет переоцениваю жизненные ценности и понимаю, что в этом мире доверять кому бы то ни было очень сложно. Я поняла, что, если начну на кого-то надеяться, я никогда не поставлю спектакль, и решила все делать сама, своим упорством, своими финансами. Мне говорили: «У тебя ничего не получится, ты никто в театральном мире, тебя не знают…» — но я была абсолютно уверена в том, что у меня есть вкус. Так и получилось: ни один человек, который читал текст, не отозвался о пьесе плохо, текст не мог не понравиться.
— Долго ли подбирали актеров?



 
— Был очень долгий поиск. Некоторые актрисы признавались в том, что их эта роль пугает, они не смогут выразить то, что мы хотели вложить в образ Раневской.
— Конечно, это очень ответственно, Фаину Георгиевну многие помнят и все любят…
— Я всем сразу говорила, что не намерена отступать от русского классического театра, хочу к нему вернуть людей, потому что сама это обожаю, так что эпатажный модный режиссер мне абсолютно не нужен. Когда от одного известного режиссера я услышала, что этого мы поставим на ролики, тот будет на качелях раскачиваться, то поняла сразу — такого режиссера я не хочу. Меня тогда во всем очень поддержала Дуся Германова.
— А на роль Любови Орловой у вас много было претендентов?

 
— На счет ролей Орловой, администратора и Маруси у меня не было ни тени сомнения, это были сразу Евдокия Германова, Игорь Письменный и Мария Кресина. Второй состав тоже будет, все же это антреприза. В названных актерах я сразу была уверена. Мне говорили, что надо того-то позвать или того-то, но у меня сложилось свое четкое видение. А что касается Светланы Ивановны Коркошко — так я благодарю Бога, что мы встретились!
— Она меня потрясла! Я давно ее не видела на сцене, честно говоря, забыла про нее, а тут в роли Фаины Георгиевны она была такой достойной, даже великой, не побоюсь этого эпитета! Я видела ее глаза, полные слез, счастливых слез в финале, которые вызвали ответную реакцию зрителей. Зал поднялся, люди были просто счастливы…
— Я благодарю судьбу за нее. Помню, когда я ждала ее в сквере на Чистых прудах, чтобы поговорить о предложении сыграть эту роль, я увидела женщину, идущую к театру «Современник», и подумала, как ее фигура похожа на Раневскую. Оказалось, что это и есть Светлана Ивановна. Знаете, как она работала, как отдавала всю себя во время репетиций, как переживала! Это ведь и ее судьба тоже…
— Думаю, что роль — настоящий подарок, пусть и тяжелый и очень ответственный…
— Настоящих актрис надо не увековечивать, а давать им роли сейчас, это продлит им творческую жизнь и жизнь вообще! У нас еще шли переговоры с Людмилой Васильевной Максаковой. У нее пока так сложились обстоятельства, что она не может принять участие в нашем проекте, но она уже всячески нам помогала, и, кто знает, возможно, все еще сложится…
— Зная энергию и характер Евдокии Германовой, уверена, что и она активно помогала проекту…
— Да, Дуся — потрясающе добрый, отзывчивый, понимающий человек, при этом замечательная актриса и педагог. Ее советы, знание психологических моментов были бесценны для нас!
— Как долго рождался Ваш спектакль?
— Мы встретились где-то около восьми месяцев назад, а основный репетиционный период продлился примерно три месяца, уже с режиссером-постановщиком Стасом Евстигнеевым и Светланой Ивановной Коркошко в роли Фаины Георгиевны. Они оба необыкновенно творческие интеллигентнейшие люди.
— У вас вообще коллектив сложился интеллигентный…
— Удивительное дело: за все время работы у нас не было никаких трений, настолько все прониклись и понимали, что они делают, что атмосферу можно даже назвать благостной…
— Это чувствовалось на сцене.
— Вы не представляете, сколько Светлану Ивановну перецеловали на репетициях! Всем было понятно, что мы имеем дело с талантливейшим человеком!
— Какая удача, что все сложилось!
— Знаете, сейчас порой приходишь в театр и уходишь с тяжелым сердцем не оттого, что тебе предложили тяжелую тему, а оттого, что тебе ее даже не предложили…
— Стелла, а что Вы планируете дальше? Ведь был только допремьерный показ, когда же премьера? Многие уже спрашивают, слухи быстро разносятся…
— Знаете, я никогда не сталкивалась с продюсированием, тонкостями постановки. Мы с Софьей Соломоновной, как две белых вороны, ничего не зная, пошли, зарегистрировали пьесу в РАО, и это оказалось очень умно. Потом отправили текст пьесы известным актрисам, которым можно было предложить роль Фаины Раневской. Удивительно, что тут же стали поговаривать, что где-то тоже планируется подобная пьеса к написанию, но в РАО нас заверили, что все права у нас и волноваться не стоит.
Так вот, трудности начались с аренды помещений для репетиций, зала для генерального прогона. Я вообще не понимаю системы, когда за то, что люди несут светлое, разумное, доброе, они должны выкладывать бешеные деньги. Все площадки ДК, концертные и театральные залы стоят таких денег, что окупить их драматическим спектаклем, а не попсовым эстрадным концертом, почти невозможно. Люди, которые относились к нам с теплом и радушием, не могли ничего предложить, это не в их власти.
— Как же быть тем, кто собирается выступать с образовательными, например, чтецкими программами, тем, кто не является медийным лицом и не сможет собрать аншлаговые залы?
— Получается, что есть несколько имен, которым начальники от культуры предоставляют все возможности, а других они просто закапывают. Но ведь так нельзя! У всех должна быть возможность творить, а тут многим приходится вымаливать, выискивать хоть какие-то финансы, без которых, увы, не поставить спектакля, не снять фильм и т.д. Складывается парадоксальная ситуация: тем, кому и так перепадает, еще и спонсоры помогают, а другим, кто больше всего нуждается, — никто. Я свой проект никому не отдала, все сделала сама от начала и до конца и, к счастью, нашла единомышленников. Нам вот сшили шикарные костюмы прекрасные мастера из театра Ермоловой…
— Кто еще Вам помогал? Наверное, стоит назвать этих людей?
— Да, конечно. Мы благодарны сотрудникам Центрального Дома литераторов, которые отнеслись к нам очень благостно и решились выделить для неизвестного никому спектакля целый день в Большом зале. Потом директор Дома культуры им. Луначарского Гаспарова Ирина Викторовна сделала все, чтобы нам помочь. На последнем этапе подключилась директор Дома культуры им. Тимирязева Попцова Ольга Геннадьевна, также предоставившая нам возможность репетировать.
— Так, где и когда будет премьера спектакля «Фаина»?
— Это сложный вопрос. Сейчас мы работаем с прокатчиками. Мы очень хотим показывать спектакль в настоящем театре, а не в концертном зале, но, оказывается, все расписано на много месяцев вперед. Полно в Москве антрепризных проектов, которые тоже играют в разных залах, театральных в том числе. Будем надеяться, что кто-нибудь пойдет нам навстречу…

 ТЕАТРАЛЬНЫЙ МИР № 6-7 2014г.
 ВЕЛИКАЯ "ФАИНА" ВЫШЛА НА СЦЕНУ
 Лариса КАНЕВСКАЯ