«Самое любимое» - поэзия, пропущенная через сердце

На вечере в ЦДЛ Константин Аркадьевич читал любимые стихи, признавшись, что знает их великое множество : «Я всегда их знал и, кажется, никогда не учил, хотя, конечно, когда-то учил, но всегда знал…».

"Мы живем такой нервной напряженной жизнью, что-то все время делаем, кому-то звоним, куда-то опаздываем, что-то успеваем, но душа все это время спит, и в этих важных делах не участвует. И потом нам нечего вспомнить потому, что все съела суета. Жизнь проходит, заканчивается, а она еще не была…».

Душе тоже надо давать работу, например, читать и учить стихи. Нужно давать ей пищу – новые впечатления, путешествия, знакомства. Человек ко всему привыкает: к красоте, уродству, подлости, героизму. И живет, этого привычного не замечая. Искусство как раз и нужно для того, чтобы человек мог остановиться хотя бы на мгновение и удивиться чему-то, ощутить жизнь в это мгновение.

«Приезжая куда-нибудь на Средиземное море, ходишь и думаешь, как счастливы местные жители, что живут в такой красоте. А ничего они не счастливы: они ходят мимо этой красоты, как мимо фотообоев. Нужно искусство, чтобы сделать жизнь ощутимой. Ты смотришь хороший фильм, читаешь прекрасные стихи, и, если это талантливо, в тебе тоже все становится лучше. Стихи – это очищение, даже поликлиника для усталой души».

Читать стихи Константин Райкин начал с любимого Давида Самойлова, затем читал Осипа Мандельштама, Николая Заболоцкого, Николая Рубцова, а в финале – Александра Пушкина. Каждое стихотворение проживал так, словно читал впервые. И плакал, и смеялся над словом, точнее так: над Словом.

 

Прежде чем читать стихи Осипа Мандельштама, печально заметил, что «над страной висит мрачная туча, ведь столько великих людей, именами которых названы сегодня улицы и организации, премии и фестивали, прожили очень тяжелые, часто короткие жизни. Необходимо Покаяние. Лучшие российские поэты, которыми потом гордилась страна, погибли. Повесились Сергей Есенин и Марина Цветаева. Застрелился Владимир Маяковский. Замучен в сталинских лагерях Осип Мандельштам. С позором изгнан Иосиф Бродский. Осужден «народом» и коллегами Леонид Пастернак. Не признаны при жизни Николай Заболоцкий и Николай Рубцов…». Со своими Гениями государство сначала жестоко расправлялось, а после смерти чтило. Великий Александр Сергеевич Пушкин писал и об этом: «Они любить умеют только мертвых…».

В конце вечера Константин Райкин наговорил публике ЦДЛ много хороших слов. О своей программе сказал, что сделал ее специально сложной в разных жанрах, именно для такой понятливой публики.

                                           

- Ваша способность легко переключаться с одного жанра на другой - свидетельство молодости души. Я вижу в зале много очень взрослых людей и много молодежи. Но хочу сказать, что есть возраст внешний и внутренний, они не совпадают, это – высшая математика. Я лично себя считаю очень молодым человеком, потому что постоянно имею дело со студентами, они – мой эликсир молодости. А мне лично Леонид Осипович Утёсов когда-то сказал, наклонившись ко мне, мальчишке: «Старик, учти, молодость приходит с годами».

И в финале посвятил зрителям строки Гете, имея в виду и себя: «И плакать и смеяться, не замедлив, сумеет тот, кто юн и желторот. Кто вырос, тот угрюм и привередлив, кому еще расти, тот все поймет…».