Всем не повезло

"Если вспомнить знаменитую фразу из любимого фильма «Доживем до понедельника»:

«России очень не везло на царей...»,

-то после «Бориса» ее хочется продолжить: и царям всегда не везло на Россию.

Режиссер  Дмитрий Крымов, вдохновленный и поддержанный одним из самых креативных театральных продюсеров Леонидом Роберманом и его агентством «Арт-Партнер XXI», задумал, претворил в жизнь и сделал успешным необычный  творческий проект. Впрочем, обычных спектаклей у Дмитрия Крымова не бывает. На этот раз сценическое пространство было найдено и выстроено в музее Москвы. Трудно придумать что-нибудь более подходящее для постановки исторической драмы Пушкина «Борис Годунов», чем бывшие Провиантские склады с их прекрасно сохранившимися  монументальными стенами из красного кирпича. 

Прямо от входа зрители, по воле создателей, уже настраиваются на происходящее. Поскольку в историческом здании туалетов не было, организаторы, полагаясь на чувство юмора у своей публики, установили два биотуалета с табличками не «М» и «Ж», а -  «МАРИНА» и «БОРИС».

Проход к буфету сопровождается иронической выставкой: музейные  артефакты перемешаны с шутливыми экспонатами, сделанными руками студентов Крымова: лошадиные хвосты, подошвы давно сгнивших ботинок, пряжки, гвозди, клинки, подковы и пр.  Самые сильные чувства вызывают, разумеется, муляжи гробов (особенно, детский гробик, выдолбленный из колоды). Их потом еще вынесут на сцену в качестве «действующих» лиц.

В роли «Бориса» после спектакля уже трудно представить кого-то, кроме Тимофея Трибунцева. Выбор артиста выявляет отношение режиссера к главному герою драмы, и у зрителя тоже выбора не остается – к Борису Трибунцева проникаешься сочувствием (с каким народишком приходится иметь дело, а ведь хотел, как лучше).

Спектакль соткан, точнее, собран из разных совершенно несопоставимых частей. Он очень строг и ярок по цвету – красный рояль «Москва», живой черный ворон, запорошенные белым снегом черные шубы хора, классические черные мужские костюмы придворных, белая рубашка с красным галстуком Бориса. И в то же время хаотичен по действию – «пикник на обочине» вперемежку с гробами,  номера художественной самодеятельности и классический хор, распевно исполняющий Галича, споры о борще и сэлфи Марины Мнишек (Паулина Андреева),

дефективный мальчик, не выговаривающий большую часть алфавита, взволнованно выкрикивающий монолог Лжедмитрия (Алина Ходжеванова)…

Где ж тут Пушкин? Ну, вот такой Пушкин у Крымова. Сам вольнодумец и озорник, Александр Сергеевич вряд ли обиделся бы на Дмитрия Анатольевича. Великий писатель, поэт и драматург, кто знает, какую чернуху написал бы, живи он в наши времена бесстыдного абсурда.

За окнами – вечная русская метель, народ  входит в царские палаты с улицы, привычно отряхивая запорошенные шубы и, согревая дыханием озябшие руки, присаживается на скамеечки вдоль стены. «Зрители», они же - бояре, они же – хор.

Пока народ безмолвствует, особы, приближенные со страхом и благолепием прилаживают на стену портрет Бориса. За малейшую оплошность по старой русской традиции можно ведь и на кол сесть, но «свежий» царь, скромно улыбаясь, САМ благосклонно поправляет портрет.

И тут начинается праздник или, как объявляет ведущая, деловито нацепив кокошник с толстой косой (Инна Сухорецкая): «Концерт, посвященный  согласию Бориса Федоровича на царствование».  Вот, где без Пушкина не обойтись:  «Я вас люблю, хоть я бешусь…»; «Я к вам пишу, чего же боле…».

Особенно проникновенно  звучит письмо Татьяны к Онегину устами  лицемерного Шуйского (Михаил Филиппов): «Но так и быть! Судьбу мою отныне я тебе вручаю, перед тобою слезы лью, твоей защиты умоляю…». Таким словам только умиляться, что Борис и делает, отечески похлопав «верного вассала» по плечу.

Художественные номера - удовлетворительные. Царь доволен… все  довольны, хотя гибелью уже пахнуло. Борису, собиравшемуся в дорогу поклониться гробам предшественников, остается кланяться прямо на месте, ибо гробы уже притащили. Пока озадаченный царь отдает дань покойникам, свита зажимает носы: нет «дух Отечества» ни сладок, ни приятен.

В спектакле много всего – иронии, пародии, литературных реминисценций, метафор и даже цирка (дрессированный ворон). Этот хулиганский перфоманс сложно понять, еще труднее забыть.

Проникновенен  последний монолог Бориса, наставляющего сына Федора.  Времени у обоих нет. Не осталось ничего, кроме предчувствия конца. Бежать некуда.

"Если вспомнить знаменитую фразу из любимого фильма «Доживем до понедельника»: «России всегда не везло на царей...», то после «Бориса» ее хочется продолжить: и царям всегда не везло на Россию.

 

Спектакль "Борис", режиссер Дмитрий Крымов, продюсер Леонид Роберман, Тимофей Трибунцев, Паулина Андреева, Инна Сухарецкая, Алина Ходжеванова

материал опубликован в ноябрьском номере журнала "Театральный мир"

Фотографии предоставлены театральным агентством "Арт-Партнер XXI", фотограф Ксения Угольникова

рецензии/отзывы