О премьерном спектакле театра «Сатирикон» «Близкие друзья» по одноимённой повести современного писателя Евгения Водолазкина можно сказать лишь одно: он сделан молодыми для молодых наивных поклонников стендапа, неотягощенных знаниями о Второй мировой войне и, конкретно, Великой Отечественной. Из хорошего - только физическая форма артистов, об остальном -  по ходу пьесы.

«Это история трёх друзей из Мюнхена – Ральфа, Ханса и Эрнестины – которые пытаются спасти свою дружбу и свою любовь на страшном фоне войны» - такую аннотацию можно прочесть на сайте театра. «Нам важно быть предельно честными в этой истории, потому что для нашей страны Вторая мировая война – матрица боли…» - цитата от режиссера Сергея Сотникова.

Было бы чрезвычайно любопытно вглядеться в лица и судьбы «по ту сторону окопа», так как это невозможно было сделать раньше из-за неутихающей боли наших отцов, дедов и прадедов. Действительно, как простые немцы, одурманенные гитлеровскими агитками, становились  фашистами, а кто-то ведь и на войне мог оставаться человеком?  Никакого такого взгляда ни в повести, ни в спектакле нет. Большую часть времени постановки Сотникова отведено «междувоенным» (так почему-то говорят артисты)  годам, в которых все ограничивается  детской дружбой и юношеской любовью. Дружба ребят начинается с их родителей, подружившихся на мюнхенском кладбище, которое три семьи периодически посещали, ухаживая за могилами родственников. Эрнестина предлагает мальчишкам поклясться, что и в жизни, и в смерти они не разлучатся и будут все похоронены на Северном кладбище.

Трем юным друзьям нет никакого дела до политики, до надвигающейся войны. Правда, как-то  Эрнестина (Алена Разживина» призналась, что стоматолог (Павел Алексеев) во время лечения, как бы нечаянно трогал ее за грудь и попу, заявила, что он – нацист, и предложила ребятам поклясться, что никто из них не будет нацистом. Эрнестина – харизматичная не по годам развитая девочка, Ральф (Даниил Пугаев) и Ханс (Ярослав Медведев) ей подчиняются во всем.

На 12-летие ей дарят мяч и куклу, а она увлекает приятелей в кусты и предлагает раздеться догола, чтобы между ними не осталось никаких тайн. Довольно продолжительное время "дети"  играют, прыгают, бегают, кричат, изображают животных. На сцене - самодовольная школьная самодеятельность, а публика начинает скучать и посматривать на часы.

Режиссер Сергей Сотников вместе с художником Марфой Гудковой проявили недюжинную изобретательность, наворотив некую громоздкую конструкцию с множеством выдвигающихся  ящиков.

Не сказать, что эта сценография сильно питает воображение, зато занимает артистов, вынужденных по ходу спектакля выдвигать и задвигать ящики, доставать какие-то блеклые сухостои, изображающие цветущие поля.

А еще во время просмотра спектакля приходится ломать голову, кто такие эти два непонятных персонажа, которых играют  артисты Павел Алексеев и Ульяна Лисицина.

Режиссер вывел их на поле действия (в повести о них ни слова), а зрителям не объяснил, зачем. От того, что они изображают немецких солдат, старательно жующих какую-то муку из походных котелков, рассеивают дорожную пыль (из той же муки), маршируют или бегают с палками - мотыльками... к сожалению, понять психологию немцев «по ту сторону окопа» не удается.