Когда земля пылает...

Режиссер Хуго Эрикссен в рамках юбилейного проекта «Театральные параллели», посвященного 100-летию Театра Вахтангова в 2021 году, представил пьесу «Войцек» немецкого драматурга Георга Бюхнера. События, происходящие в пьесе, написанной в 1821 году, режиссер переместил в 1921 год, проведя прямую линию сквозь три столетия. Реальная история, легшая в основу драмы девятнадцатого века, вполне могла случиться с немецким цирюльником и в двадцатом веке. Хуго Эрикссена привлекли параллели времени – проигранные Германией войны в начале двух веков, привнесли в страну соответствующее настроение.

Среди немцев все более набирают силу реакционные, националистические, милитаристские взгляды, которые впоследствии послужили благодатной почвой для расцвета фашизма.

Режиссер Хуго Эрикссен вместе с художниками Юттой Ротте и Ольгой Калявиной особое внимание уделили внешнему виду героев спектакля. На фоне агрессивных задиристых офицеров, их гладко выбритых лиц, идеальных стрижек, резких и грубых манер явным контрастом выступает главный герой -  Войцек (эта роль - еще одна взятая высота в послужном актерском списке Максима Севриновского). Человек «не от мира сего» - взлохмаченная голова, зажатая сутулыми плечами, лихорадочно сверкающие глаза…. Так выглядит цирюльник Войцек, вялый заторможенный неуверенный в себе, со странными суждениями и взглядами. Он чужой в этом мире, вечно беременном войной.  Артист Максим Севриновский стоически служит адвокатом своему герою. Кстати, в начале спектакля Войцек выходит на сцену – помост, окруженный зрительскими рядами, как на судилище, и, поворачиваясь на все четыре стороны, упорно повторяет, что родился 2 июля - в День Благовещения. 

Войцек держится за веру, никому не желает зла, терпеливо сносит жестокие эксперименты доктора (Евгений Князев), унижения и насмешки окружающих, и бедность. Он боготворит Марию (Ася Домская), кормящую грудью их ребенка, а капитану (Евгений Косырев), упрекающему цирюльника, что тот сделал ребенка без благословения церкви, Войцек отвечает: «Господь всех детей принимает…».

Мучимый голосами и видениями, Войцек, как человек нездоровый, может быть небезопасным для окружающих, но никому до этого нет дела. Красавица Мария легкомысленно флиртует, самоуверенный  доктор экспериментирует на живом «материале», капитан сибаритствует,  офицеры, томясь затишьем в военной службе, дебоширят, от безделья прожигая  жизнь.

У бедного цирюльника в руках опасная бритва, и, надо сказать, бреет Войцек мастерски (говорят, артист во время репетиционного периода стажировался в барбершопе), вальяжный  капитан (незабываемый образ, созданный Евгением Косыревым) вполне доволен брадобреем.

Доктор  (блистательная работа Евгения Князева) – некий прообраз нацистских селекционеров в белых халатах. Между двумя мировыми войнами фанатичные «исследователи» человеческих возможностей еще только обретали опыт. Доктор морит голодом Войцека, заставляя есть один горох, наблюдает за его поведением, точно за лабораторной крысой, отчитывает, как малого ребенка, и платит за все эти неприятности мелкую монетку.

Его не интересует жизнь подопытного кролика, лишь собственные псевдонаучные теории. Ласковая улыбка и жесткий циничный взгляд.

Войцек терпит и несёт в дом каждую копеечку, как юродивый. Марии же (Ася Домская) хочется роскоши, поэтому она благосклонно принимает торопливые «ухаживания» тамбурмажора (Павел Юдин), идущего напролом.

Режиссер Хуго Эрикссен расставляет точки невозврата. Мария с удовольствием принимает от офицера дорогие сережки и покоряется, отдаваясь тому у всех на глазах.

Войцек боготворит Марию, воздевая руки в небеса, но назойливые голоса нашептывают из-под  земли страшные вещи. Услышав об измене любимой женщины, убедившись воочию, получив очередную порцию издевательств от офицеров, Войцек обречен на преступление: «Когда солнце жжет так, что земля пылает, тогда трубный глас обращается к тебе…». Тут и здоровая психика не выдержит, куда уж выстоять инакономыслящему внебытовому «маленькому» человеку.

Войцек не думает  о себе, хотя первая его мысль: «…вбить в белое плотное небо крюк и повеситься…». Нет, тут не до себя -  надо спасать любимую женщину. Пустив в ход вышеупомянутое опасное лезвие, он убивает Марию и топит в реке (самый непростой момент для зрителя – поверить, что три ванны, наполненные водой, и есть река, но это же – Театр, друзья мои).