Режиссер Данил Чащин поставил в Театре им. Пушкина пьесу, которую воспринял как «очень личный текст». «Это всего лишь конец света» - так назвал свое произведение драматург Жан-Люк Лагарс. «Обычный конец света» - так определил для себя Даниил Чащин, относящийся к поколению, которое ничем не удивишь.

В общем-то, ничего особенного в пьесе и не происходит. Известный писатель Луи (Андрей Кузичев) приезжает погостить в родной дом, в котором не был много лет. Он собирался сказать ближайшим родственникам, что смертельно болен, что больше они его никогда не увидят, но не смог. Дома его очень ждали, лихорадочно готовились к встрече, суетились: мыли полы, накрывали праздничный стол, но ничего не пригодилось – ни  угощение, ни наведенный порядок. Общения не получилось: никто никого не услышал. Диалоги вылились в  монологи, а Луи так и ушел с чемоданом, который ни разу не раскрыл.

Герой Андрея Кузичева уже выглядит так, словно конец света уже наступил. Он доживает последние минуты, смертельная болезнь давно подточила его, и он покорно принимает свое состояние, не понимая, чего ждут от него мать, брат и сестра.  Интересно, что в автобиографической пьесе Лагарса – под смертельной болезнью писателя подразумевается чума двадцатого века – СПИД. Сегодня в мире о СПИДе никто не вспоминает, у человечества нет иных проблем, кроме Ковида-19. Режиссер Даниил Чащин и художник Максим Обрезков намеренно подчеркивают узнаваемые детали: невозможность нормально дышать (время от времени Луи и остальные члены семьи судорожно вздыхают), тревожная матовая рентгенограмма на экране, вечный градусник…

Резким контрастом на фоне флегматичного Луи выступают его эксцентричные родственники. Мать (Вера Воронкова) с  выражением встревоженного восторга говорит без умолку, не желает выйти из воспоминаний о том счастливом времени, когда семья была в сборе, и было весело и дружно. То, что сыновья никогда не дружили, у них с детства были сложные отношения, которые сегодня просто не выносимы, она не желает понимать. То, что младшая дочь Сюзанна (Анастасия Лебедева) выросла закомплексованным невротиком потому, что до нее никому не было дела, и то, что для девушки давно наступил свой конец света, никто не замечает. Актриса Анастасия Лебедева выдает скороговоркой монолог несчастного одинокого подростка такой длины и силы, что хотелось ей немедленно аплодировать.

Мать живет в иллюзорном мире, откуда все видится иначе. У актрисы Веры Воронковой - необыкновенные огненные глаза, и эти глаза – единственное, что у нее осталось своего в этой постановке. Остальное внедрено лихой режиссерской рукой.

В крошечное пространство малой сцены Театра Пушкина, в полуторачасовое действие  Даниил Чащин «навтыкал» огромное количество эксцентричных нелепостей: тут и маски (не те, что вы подумали) с ластами, с которыми «плавают» по комнате, и шарики пинг-понга, которые весело вставляют в глаза, чтобы не видеть друг друга, и чайный пакетик, который все члены семьи, по очереди, бережно опускают в чашки, и бодрые занятия аэробикой, и игры с бельем, развешанным на веревке…

Все это демонстрируется Луи, и, будь он разговорчивей, тут же онемел от изумления и превратился в того отмороженного, каким приехал в родной дом. Никто не может с ним нормально разговаривать, кроме несчастной Катрин (Наталья Рева-Рядинская). Жена брата и сама чувствует себя не в своей тарелке. Ей многое бы удалось, если б с ней считались в этом чужом для нее доме. Актрисе непросто: режиссер выдал лишь одну краску, как хочешь, так и распоряжайся ею, и весь спектакль она старательно пытается разнообразить рисунок роли.

Самый убедительный в спектакле - Антуан (Александр Матросов). Всем неудобно и не комфортно в этот день, но по-настоящему страдает  именно младший брат. Поглядывая на старшего, он демонстративно злится, ёрничает, психует, хлопает дверьми, истерит. Все это - наружные проявления той ужасной боли, которую он ощущает с самого детства. Всю свою жизнь, каждую минуту сознавая, что рожден быть всегда вторым. Все таланты, успех, слава  достались старшему брату. Антуан же – простой рабочий в инструментальном цеху, у него – обыкновенная семья - жена, обычные дети, кому это интересно, уж во всяком случае, не известному драматургу. Ослепленный злобой и завистью, Антуан даже не пытается осознать, что знаменитый Луи дорого бы дал, чтобы начать все сначала и прожить так обычно. 

Луи съедаем смертельной болезнью, Антуан – смертельной завистью. Артист Александр Матросов так объемно и органично передает невыносимое состояние своего героя, что от него невозможно взгляд оторвать. Его Антуан никогда в жизни не покажет, что на самом деле навзрыд любит всех членов своей семьи, только уверен, что это никому не интересно.

Конец света наступает тогда, когда тебя никто не понимает, в том числе, ты сам, и, когда ты никому не нужен, в том числе, и себе.

 фото с официального сайта театра

 #спектакльтеатрапушкина#спектакльобычныйконецсвета#режиссерданиилчащин#современныйспектакль#отзывырецензии#