Угроза человечеству

Пьеса «На покой» была написана в 1979 году, а переведена на русский язык много позже и еще не шла на российской сцене. Вслед за драматургом Томасом Бернхардом, никогда не шедшим на поводу у публики и критиков, художественный руководитель Театра им. Маяковского Миндаугас Карбаускис в очередной раз продемонстрировал свою независимость и смелость. Режиссер не отказался от выпуска такого  серьезного  спектакля в то время, когда театры и так растеряли половину своих зрителей из-за карантинных ограничений. В филиале театра на Сретенке отныне идет невероятно значимый текст немецкого драматурга. Карбаускис верит, что на «Семейный альбом» придут не те зрители, которые приходят в театр отдохнуть и развлечься, а  именно такие, которым свойственно мыслить и сопереживать, способным еще учить уроки истории. Политика, философия и психоанализ, без которых Томас Бернхард не обходился ни в одной пьесе, никогда не мешали ему писать трагифарсы, снимая с трагедии пену пафоса, делающую материал более плоским и однозначным.

На примере реальной истории желающие могут вслед за писателем  заняться психоанализом вымышленных героев. Германия, а вслед за ней и другие государства пытаются забыть свое прошлое.  «Обнародование после войны информации о концентрационных лагерях и происходящих в них ужасах вызвало шок во всем мире. Люди были потрясены тем, что в странах, считавшихся цивилизованными, могла существовать подобная бесчеловечная практика. Если не рассматривать нацизм и фашизм как некую человеческую патологию, можно сойти с ума. Неспособность современного человека обуздать массовые проявления жестокости была воспринята как угроза человечеству…», - писал бывший узник концлагеря знаменитый психоаналитик Бруно Беттельгейм. Страшную правду сегодня многие предпочитают скрывать, а тех, кто пытается восстановить историческую справедливость, считают лжецами и пропагандистами опасной демократии.

 Герой спектакля Рудольф (Михаил Филиппов) во время войны работал заместителем начальника концлагеря. За «безупречную» службу получил благодарность от рейхсфюрера СС Гиммлера. С тех пор, каждое седьмое  октября Рудольф торжественно (но в обстановке строжайшей секретности) отмечает день рождения любимого Генриха. Фанатичный блюститель  порядка устраивает в доме почти такую же атмосферу, как и в лагере.

После войны Рудольф был вынужден прятаться десять лет в подвале собственного дома, а любимая старшая сестра Вера (Евгения Симонова) с особым рвением помогала ему во всем. Никакие кошмары и чувство вины их  не мучают: «Я только исполнял свой долг, мне не в чем себя упрекнуть…», - уверенно твердит бывший начальник в концлагере, а ныне начальник в уголовном суде. Теперь Рудольф - судья и выносит приговоры мелким преступникам, удивляясь, как можно убить человека за каких-то четыре тысячи марок. Миллионы загубленных жизней в газовых камерах для него ничего не значат. Вот  где  – настоящий сюр.  «Жиды поганят нашу планету, а демократия  ее погубит …».  «Война все законы отменяет. Еще придет время, когда ты сможешь говорить открыто…», - поощряет сестра Вера нацистские рассуждения Рудольфа.

Выросшие в доме тирана – отца, Вера (Евгения Симонова) и Рудольф (Михаил Филиппов)  не представляют себе иного поведения, кроме как диктат и дисциплина. «Отец учил к любому человеку относиться с недоверием…». Не зря их мать покончила с собой, за что эта парочка вспоминает о ней с пренебрежением: «Наша мама уже в тридцать лет была старая уродина, всеми покинутая, хотя жила среди нас…».

Такой Евгении Симоновой мы еще не видели. Настоящая и самая главная фашистка именно ее Вера. Вот это роль на сопротивление! С фанатичным обожанием взирает Вера на братца, выслуживаясь и исполняя все его прихоти. Как сверкают на напудренном лице ее глаза - бусинки из-под прямых тонких ниточек бровей, как тщательно уложены букли по немецкой послевоенной моде. Она многословна и суетлива, все ее движения мелки и угодливы. Стремительно меняется ее настроение от восторженного патриотизма и любви, когда она смотрит на брата до ненависти и нетерпимости, когда она поворачивается к их младшей сестре Кларе (Галина Беляева). Страшно наблюдать превращение человека в функцию, собственно оно происходит в ней  задолго до того, как нас знакомит режиссер Карбаускис. Быть свидетелем потока сознания этой истинной эсесовки физически противно, представляю, каково было изучать и вживаться в подобный образ хорошему человеку и прекрасной актрисе Евгении Симоновой.

Невероятно сложная роль досталась и Галине Беляевой. Почти бессловесная и обездвиженная ее героиня пытается не утерять чувства иронии. Клара стала инвалидом в последние дни войны из-за обрушившегося во время бомбежки куска школьного здания. Из-за  разницы в возрасте она оказалась менее всего подвержена фашистскому влиянию страшной семьи. Старшие брат с сестрой все эти годы не отпускают ее от себя, опасаясь, что она может на них донести. Клара, конечно, значительно лучше бы чувствовала себя в специализированном санатории, но она вынуждена целыми днями быть свидетелем полубезумной семейной саги. Клара ненавидит сестру и брата, весь этот дом. Она пытается сохранить себя,  с головой уйдя в книгу, а когда родственнички отнимают и рвут книгу, пытается напиться.

Блестящая работа Михаила Филиппова, герой которого ко второму действию хмелеет и окончательно распоясывается. Алкоголь «развязывает» ему язык и руки. Пуская пьяную слезу, он вновь и вновь вспоминает, как сидел за одним столом с самим Гиммлером, как они вместе служили «на благо немецкого народа».  Надев идеально выглаженный Верой нацистский мундир, Рудольф теряет остатки  человеческого облика. Его уже не трогает  музыка Моцарта и Бетховена, он скрежещет зубами, что вынужден вежливо раскланиваться с соседом врачом-евреем вместо того, чтобы пустить в ход карабин, бережно хранимый сестрой: «Ах, как хочется из окошка пальнуть!». Праздничный стол, отличное вино и закуска, обстановка солидного бюргерского  дома (художник-постановщик Сергей Бархин) еще конкретней погружают  безумную реальность. Подвыпившие в честь дня рождения рейхсфюрера Вера и Рудольф с гордостью рассматривают семейный  альбом, громко комментируя фотографии.  Их снова возмущает, что приходится  делать это скрытно, и оба уверены в том, что большинство немцев в душе  тоже  – национал -  социалисты, так что недалек новый триумф гитлеровской идеи. Счастье, что финал обрушивает их мечты.

Как вовремя появился «Семейный альбом» в сегодняшнем репертуаре театра. Такие пьесы и спектакли крайне необходимы для того, чтобы день нацистского триумфа никогда не настал, чтобы фашизм не возродился, чтобы люди оставались людьми.

Да, идти на этот спектакль следует только театралам - гурманам, способным оценить высокую игру. Такого уровня актерские работы нечасто можно увидеть сегодня, а в спектакле Карбаускиса их - целых три.

 фото Сергея Петрова

 материал опубликован в журнале "Театральный мир"