Театр у Никитских ворот


1. спектакль Бедная Лиза

2. Открытие сезона 2017/18 в Театре "У Никитских ворот"

3. спектакль "Остров сокровищ"

За новых «Ромео и Джульетту» в театре «У Никитских ворот» хочется выразить режиссеру Марку Розовскому, бережно перенесшему на сцену своего театра великую трагедию Вильяма Шекспира, большую зрительскую благодарность. Публика в зале внимает каждой строке и после каждого акта аплодирует. Возможно, некоторые зрители впервые слышат блистательный текст (перевод  Бориса Пастернака), и потому особенно важно, что пьеса постановщиком не переписана, как это часто сегодня происходит в некоторых театрах.

«Самой печальной повести на свете» суждено было стать самой известной в мире. Нет такого вида искусства, в котором не  отразилась бы трагедия Ромео и Джульетты. Не счесть живописных полотен, фильмов, стихов, песен и спектаклей. Но рождаются новые поколения, и вновь вдохновляются творцы, чтобы каждый зритель-слушатель пережил эту историю как свою собственную. Героям Шекспира никогда не состариться. Их любовь увековечена драматургом, и в каждом времени находятся пары, чьи чувства сравнимы по силе страсти с великой любовью, а судьбы также трагичны.

В эпоху Шекспира  роль юной Джульетты играли юноши, позднее - перезрелые примы, и какое же счастье видеть в театре «У Никитских ворот» юных зрителей, остро переживающих за  своих сверстников. В любовь Ромео (Михаил Озорнин) и Джульетты (Сандра Элиава) веришь с первого взгляда. Молодые люди - темпераментные максималисты, экзальтированные романтики. Естественно, что им нужно все сразу или ничего. И Ромео с Джульеттой получают друг друга сразу и навеки без малейших колебаний.

Зал, потрясенный сценой их объяснения и ночи любви, забывает про свои телефоны и буфет в антракте. Зрители и смеются, и сострадают, и задумываются…

После легкомысленного венчания, устроенного добродушным Лоренцо (Юрий Голубцов), едва успевающим освятить узами брака неистовых возлюбленных, следует пронзительное прощание со счастьем.

Какое горе испытывает тайная новобрачная, узнав от кормилицы (Наталья Баронина) о кончине Тибальта (Александр Панин) и об изгнании Ромео. Пережив ужас потери брата, Джульетта мгновенно и безоговорочно принимает сторону Ромео – так сильна ее любовь и вера в мужа.

 Режиссер Марк Розовский сочинил не просто спектакль, а целый драматический балет (балетмейстер Антон Николаев) на бессмертную музыку Петра Ильича Чайковского. В спектакле много сцен фехтования и уличного боя (Игорь Климов), артистам есть, где показать свои профессиональные умения.

Интересное сценографическое решение (Татьяна Швец) состоит в легкой подвижной конструкции, которая мгновенно преобразуется в средневековые своды залов, уличные подворотни или балкон Джульетты.

И только костюмы (Анна Иткина), особенно, в первом действии  вызывают недоумение: рюшки, тюль, кружевные лосины у гостей на балу, трикотажные тренировочные штаны на Ромео и К° выглядят удручающе нелепо, отец и мать Ромео выглядят как бедные родственники из деревни.

Джульетту на бал наряжают как первоклассницу. Достойно, причем во всех смыслах, выглядят лишь родители Джульетты (Валерий Шейман и Наталья Корецкая).

Ко второму действию дела обстоят получше, и вообще, в этом спектакле – костюмы не главное.

                                                                  

Благодарные зрители после спектакля не скоро покидают зал. Сильные эмоции, цветы и долгие аплодисменты – верные спутники хорошей постановки.

 

Фотографии Михаила Гутермана

УМ ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ



Театр «У Никитских ворот» обратился к одной из самых популярных и почитаемых пьес русского театра – «Горе от ума» Александра Грибоедова. Россия девятнадцатого века славилась гордыми одиночками: несгибаемыми философами, независимыми историками и свободными мыслителями, в двадцатом советская власть их уничтожали как класс, в двадцать первом они сами собой уже повывелись. «Горе без ума» – отныне можно прочитать на афише театра Розовского. Всеобщее он-лайн помешательство, унифицированный глобализм, поверхностное образование, забвение понятий чести и достоинства в современном обществе сподвигли режиссера слегка переиначить название пьесы. Герой Грибоедова страдал от излишности ума, раздражающей тогдашнее общество, а в двадцать первом веке ум и вовсе оказался не востребован. В программке к спектаклю Марк Розовский завершает свое обращение к зрителям горестной цитатой Петра Чаадаева: «Исторический опыт для нас не существует: поколения и века протекли без пользы для нас… В нашей крови есть нечто, враждебное всякому истинному прогрессу…» Чацкий еще был способен испытывать душевные муки, а новое поколение просто… выбирает пепси. Ни одной буквы в пьесе не изменил Марк Розовский, лишь добавил к классическому тексту строки Пушкина и Чаадаева да расцветил спектакль чудесным вальсом Грибоедова. «Горе от ума» начинается в зрительском фойе: актеры озвучивают фрагменты переписки Пушкина с Чаадаевым (текст можно прочесть в программке спектакля), не устаешь поражаться созвучности гениальной пьесы сегодняшнему дню.



Сюда надо непременно вести старших школьников: молодым зрителям будет интересно и полезно наблюдать, как жизнь меняет, а время не меняет людей, как легко рушатся благие намерения, как узнаваемы персонажи. Вот Платон Горич (Сергей Уусталу) из храброго честного человека быстро становится подкаблучником, подчиненным воле своей жены – решительной Натальи Дмитриевны (Наталья Троицкая). Репетилов (Никита Заболотный) – «революционер» с топором в портфеле, восторженно зазывающий на заседания тайного общества Чацкого, тут же разбалтывает все попавшемуся под руки Скалозубу (Юрий Голубцов). Услужливая «шестерка» – Загорецкий (Денис Юченков) не только исполняет прихоти нужных людей, но и зорко присматривает за всеми, держа нос по ветру, вероятно, доносит, куда следует. Главные герои замкнуты в одну цепочку любви без ума и взаимности: Софья (Виктория Корлякова) – обожает подлеца Молчалина (Станислав Федорчук), до самозабвения мечтающего о карьере; Фамусов (Андрей Молотков) – в упоении от клинического идиота Скалозуба, помешанного на оружии и наградах (герой Юрия Голубцова одним своим появлением под фанфары вызывает гомерический хохот в зале – режиссер дал артисту полную свободу паясничания на радость зрителям);


Чацкий (Константин Иванов) болезненно заострен на своей былой любви к Софье, хотя за три года своего отсутствия не удосужился даже записки ей передать. А тут ворвался, распахнув объятия, и был разочарован предательством Софьи. Только безумный мог не понять, что у выросшей девочки теперь другие интересы, ей замуж хочется. Чацкий бы мог составить блестящую партию (все знакомые незамужние девицы держат его в поле зрения), да работать не собирается – «прислуживаться тошно». Остается изливать накопившуюся желчь на чуждое общество, чьи безумные правила кажутся нелепыми и смешными. Фамусовская компания, красочно представленная на вечеринке (художник по костюмам Нана Абдрашитова), – абсолютный паноптикум безумия.


Действие к финалу идет неторопливо, актеры смакуют, зрители вкушают сочный грибоедовский текст. Главное действие происходит вокруг парадной лестницы, обитой красным ковром. Сценография Александра Лисянского позволяет по одной лишь только лестнице вообразить особняк Фамусова.

Один поворот, и вот – двери в девичью комнатку Софьи, от которой подозрительный отец отгоняет назойливых женихов. Другой ракурс – и под лестницей буфетчик Петруша готовит кофей к завтраку. Лестница разворачивается к зрителям – и сразу перед ними парадная зала с зажженными свечами, где Фамусов принимает гостей. Жизнь в доме кипит.


Софья (Виктория Корлякова) увлеченно постигает «науку страсти нежной» с Молчалиным (Станислав Федорчук), который пытается усидеть на трех стульях: не разочаровать фамусовскую дочь, выслужиться перед хозяином и не упустить обольстительную Лизаньку (Николина Калиберда), живо принимает участие в делах барышни, попутно очаровывая всю мужское население. Гости следуют один за другим, как детали пестрой безумной мозаики. В финале можно полюбоваться окончательной картиной всеобщего помешательства совершенно «озверевшего» фамусовского общества.

Отверженный Чацкий покидает дом, а все персонажи прячут лица за масками зверей. Ум снова оказался не востребованным. Когда же в России наступят иные времена? «Карету мне, карету!» – вслед за Чацким просят умники и умницы, покидая родные места. Интересно, куда… Фото предоставлены театром «У Никитских ворот»


материал опубликован в журнале "Театральный мир" №2 за 2018 год

фотографии предоставлены театром

 

Приключения для подрощенных детей

Настоящую пиратскую комедию сочинили и показали в качестве дипломного спектакля студенты Щукинского училища. Приключения по мотивам романа Роберта Луиса Стивенсона «Остров сокровищ», разыгранные увлеченной командой, увидел режиссер Марк Розовский. Вахтанговский колорит и яркие актерские работы так впечатлили художественного руководителя театра, что он немедленно «усыновил» спектакль, пригласив его в свой дом у Никитских ворот.

В современном драматическом театре существует некий кризис подросткового возраста: в каждом уважающем себя взрослом театре обязательно есть спектакли для самых маленьких и новогодние сказки, в репертуаре также всегда находится место спектаклям, адресованным молодежной аудитории. А что смотреть в театре подрощенным детям - девчонкам и мальчишкам от 10 до 15 лет?

«Бедная Лиза». (Режиссер – Марк Розовский)


Нам не хватает сентиментальности

статья написана в 2008-м году

Марк Розовский поставил мюзикл «Бедная Лиза» четверть века назад. Но что такое 25 лет в сравнении с прошедшимидвумя веками со времени написания Н.М.Карамзиным сентиментальной повести?

Театр «У Никитских ворот» своим устройством более всего напоминает домашний театр позапрошлого века. И спектакль выдержан в том же стиле. Костюмы и сценография Ксении Шимановской — выразительны при минимуме средств. Веревочная паутина, опутавшая макеты церквей (вера в ловушке?), бедная хижина, в которой живет Лиза с матерью, напоминает палатку, куда заходят через лестницу-стремянку.

Обе героини страстно верят в Бога и преданно любят, не помня себя. Только мать верна покойному мужу, Лизиному отцу, молится о скорой встрече с ним в раю. А Лиза — со своим любимым Эрастом, вероятно, сможет свидеться лишь в аду (ведь он окажется клятвопреступником, она — самоубийцей).

«И крестьянки любить умеют» — утверждает Карамзин. Слова эти послужат эпитафией на Лизиной могилке… Сентиментально до слез.