Активный театр

 


1. спектакль Председатели Земного шара
2. спектакль Толстого нет

Активная история


«Общество Председателей Земного шара» в 1916-м году придумал Велимир Хлебников, наивно верящий в свою фантастическую утопию – «собрать лучших людей планеты для управления счастливым государством будущего». В числе других футуристов к поэту однажды примкнул иВладимир Маяковский, которого всегда привлекало громкое, смелое, необычное.

Хотите стать домочадцем Толстого?

Билеты в театр стоят дорого, в некоторые – неимоверно дорого. И так обидно, когда зрители, купив билеты за несколько тысяч рублей, попадают на нестоящий спектакль. В принципе, бесплатно можно также разочаровываться в театре и перестать ходить туда вообще. Как Театру не потерять зрителя? - Просто искренне любить свою публику и честно служить Мельпомене и Талии. Как зрителю не разочароваться в Театре? - Узнавать заранее, что за спектакль вы собираетесь смотреть.

Ситуация такова, что даже в самых прекрасных, знаменитых, любимых театрах можно провести далеко не лучший вечер в вашей жизни, зато в каком-нибудь неизвестном маленьком театрике – получить удовольствие от встречи с подлинным искусством.

Я совсем недавно узнала о существовании «Активного театра». Играют в нем профессионалы, энтузиасты театрального дела. За неимением собственного помещения - где придется. Труппы постоянной нет, актеры собираются для работы над определенным проектом. В репертуаре «Активного театра» - несколько спектаклей. Мне довелось посмотреть: «Толстого нет». Пьеса Ольги Погодиной-Кузьминой несколько лет пылилась в литчасти театра «Современник», пока режиссер Марина Перелешина, с разрешения драматурга, не забрала ее и не поставила в «Активном театре».

Александра Ислентьева, Милена Цховреба, Анна Перелешина, Денис Беспалый, Андрей Филиппак, Николай Ковбас, Семён Шомин в крохотном помещении Боярских Палат (три десятка зрителей) увлекательно и увлеченно играют родных и близких Льва Николаевича Толстого. Самого писателя на сцене нет (пьеса не зря так и называется), но все события и разговоры связаны, разумеется, с ним. Пока Толстой еще пребывает в доме, на втором этаже, и от этого как-то волнующе тревожно. Каково это - жить под сенью Великого человека, быть его тенью, помощником, служить его быту? Унизительно это или почетно? Вынужденно или добровольно? «Каждая несчастная семья несчастлива по-своему» - писал Лев Николаевич о семье Карениных, совершенно забывая про существование собственной. В семье Толстого в эти последние недели его рокового ухода из Ясной Поляны действительно все были как-то особенно несчастливы.