Ревизор - детектив

Необычную версию «Ревизора» можно увидеть в Театре «Et Cetera». На эту трансформацию пьесы Гоголя точно не стоит идти школьникам, постановка может сбить их с толку, но поклонникам этого театра, и, главное, артиста Александра Калягина, смотреть стоит. Публика восторженно рукоплескала.

Спектакль режиссера Роберта Стуруа выстроен вокруг художественного руководителя театра. Солидная фигура таинственного незнакомца почти весь вечер пребывает в кресле на колесах. Фигура столь солидная, что грех ее не признать за ревизора. В исполнении Александра Калягина Иван Александрович Хлестаков - фигура детективная. До самого конца в спектакле сохраняется интрига, и зритель будет удивлен неожиданным финалом.

Текст Гоголя подсокращен, некоторые сцены отсутствуют, потому чиновники в этой постановке трудно различимы - им достались  сплошные массовые сцены.

Из толпы запоминается лишь самый молодой Петр Иванович Бобчинский (Евгений Тихомиров) – рыжий нелепый смешной неудачник.

И цепляет сумрачная фигура Авдотьи - роль актрисе Елизавете Рыжих досталась довольно сложная, и физически, и морально, и   безусловно, самая трагическая на этом комедийном фоне.

Хороша семейная чета в исполнении Владимира Скворцова и Натальи Благих.

Оба характерные яркие и… страшные – с ними маленький город точно загнется, а горожане пропадут. Городничим управляет жена, а под его руководством цветут махровым цветом не клумбы в городском саду, взяточничество и казнокрадство.

Чтобы провести тертого Городничего, юному Хлестакову ни ума, ни сил бы не хватило, поэтому театр «Et Cetera» перед чиновниками выдвинул не пешку, а ферзя, который и сделал «мошенника над мошенниками».

Декорации и костюмы (Анна Нинуа), как всегда, в этом театре, роскошны, но не во всем уместны. Трехэтажные стены с высокими  пустыми глазницами окон смотрятся странно, напоминая какой-то недостроенный театр или дворец, и не подходят ни к одной мизансцене.

Хрустальная люстра на длинном тросе живет своей жизнью, опускаясь до пола или взмывая ввысь, то гаснет, то вспыхивает огнем, то пугает своим скрежетом и вот-вот рухнет артистам на головы. Костюмы у чиновников расшиты одинаковыми галунами и вызывают недоумение,

особенно, когда в этих «камзолах» они присаживаются на корточки, словно гопники девяностых годов.

Анна Андреевна (Наталья Благих) меняет наряды, как и положено первой городской даме, и лихо разоблачается перед Хлестаковым, чтобы столичный чиновник не заподозрил в ней неопытную провинциалку. К счастью, в постановке Стуруа никто не раздевается догола, нет мата и прочих "прелестей" преследующих одну цель: заполнить хоть чем-то бессмысленное действие. Роберту Стуруа доказывать ничего не надо. Мыслей в спектакле предостаточно, а идея сделать ревизора возрастным - нова и необычна.