«Говорят в одну реку два раза не входят, а я вошел…»

- Лев Иванович, Вы - видный театральный деятель, при этом у Вас исключительно боевая биография:  не каждый деятель культуры может похвастаться тремя десятками лет службы на флоте. Как Вас «забросило»  на культурный фронт?

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-0/p206x206/14391010_1270666142946377_7348173313723490399_n.jpg?oh=fb3027a0a3487fd9f5beedb8646ed51b&oe=58F85EAB

- Дело в том, что в то время, когда я служил на Северном флоте, появились, так называемые, Университеты Культуры, и я туда пошел учиться. У меня всегда тяга была к искусству, хотя никто из моих родственников к этому отношения не имел. Когда началась война, нас эвакуировали из Прибалтики в Пензу. Нас было четверо: мама, два брата-близнеца и я. Когда эвакуировали, расселяли в чужие квартиры, вот нас и подселили в квартиру директора школы. У него была трехкомнатная квартира, одну комнату отдали нам. Тогда так расселяли беженцев. Мы последним поездом успели выехать…

- А почему Вас эвакуировали из Прибалтики?

- 1941-й год, отец был военным, служил в Вильнюсе. Началась война, и членов семей военнослужащих эвакуировали, кого куда, нас вот - в Пензу. Мы жили бедно, дома особо есть было нечего. Помню, у мамы была знакомая парикмахерша, и мы ходили к ней в гости к обеду, чтобы заодно и покушать. А я тогда потихонечку занимался спортом и еще мальчишкой, стал членом сборной команды Пензенской области по конькам, участвовал в первенстве Союза, которое проходило в Саратове. Так я, будучи мальцом, уже судил соревнования, как судья синхрометрист. Нам платили двадцать рублей, а когда были большие соревнования, нам платили по пятьдесят семь рублей…

- По-моему, очень приличные были тогда деньги…

- Вот, я и приносил их домой, а когда окончил школу, встал вопрос, на что жить. Я подал заявление в военкомат - направить меня в любое военно-морское или военно-воздушное училище, поскольку там было полное жизнеобеспечение. Государство тебя обеспечивало всем необходимым. Раньше были специальные люди, которые ездили по городам и отбирали будущих абитуриентов. И в Пензу приехали какие-то люди из Ленинграда, а я учился хорошо, и меня из военкомата направили сдавать экзамены. Конкурс был тринадцать человек на место. Когда я поступал, мои метрики были потеряны, а потом их восстановили, и выяснилось, что я окончил школу в шестнадцать лет. Так я оказался самым молодым из поступавших. Начальник училища специально пришел на меня посмотреть и распорядился, чтобы меня направили на военно-морской факультет (а был еще военно-воздушный) потому, что там учили целых пять лет. Я ведь еще и маленького роста был – метр пятьдесят два сантиметра,  в самом конце шеренги стоял, а потом за два года подрос на тридцать сантиметров.

- Сколько лет Вы отслужили в итоге?

- Двадцать семь лет.  Последнее место службы: научно-исследовательский центр Министерства Обороны.

- В каком городе?

- В Воронеже. После флота меня в Воронеж пригласили, а оттуда – в Москву, в систему Генерального штаба. Уволился я оттуда в 1979-м году уже по состоянию здоровья, сердце барахлило. Жена говорила: «Мне нужен живой капитан первого ранга, а не мертвый адмирал…». Встал вопрос: куда пойти? Я же гражданки совсем не знал. Так вот, я взял телефонный справочник, выписал сто пятьдесят адресов и пошел. Надевал с утра форму, приходил, предлагал себя, заполнял анкету и уходил…

- Все сто пятьдесят адресов обошли?

- Конечно. Ну, может, не все сто пятьдесят, а чуть меньше, кстати, в спорткомитет  тоже приходил. Я же спорт любил всю жизнь и очень хорошо его знал:  наизусть помнил все мировые и всесоюзные рекорды, а там, где они не фиксируются, знал высшие достижения. Например, в лыжах нет никаких рекордов: сегодня – одна лыжня, завтра – совершенно другая, так что фиксируются только достижения. В общем, любил спорт, имел первый разряд по баскетболу и  первый разряд по волейболу…

- Прямая дорога в Спорткомитет…

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/14457495_1279305582082433_2550760459227023240_n.jpg?oh=c8c90d82d0a894f8ed5882148c0dafa2&oe=58B223AD

- А я и пришел в Спорткомитет к Анатолию Николаевичу Ковалеву. Он говорит: «У меня есть свободная должность начальника отдела, только сначала я должен с горкомом партии согласовать, тогда позвоню». Проходит неделя, вторая, никто не звонит. Потом так вышло, что перед Олимпиадой я попал в Интурист. Интурист тогда сильно разросся, и меня взяли начальником технического отдела. Техническому отделу подчинялось все техническое оснащение отелей, ресторанов и пр. Два года я там проработал с 1979 года, а когда Олимпиада закончилась, и всё сократили, пришлось заново искать работу. Тогда я забрел в Комитет по Культуре, начальником управления кадров там была Яирова Людмила. Она предложила: «Знаете, освобождается должность заместителя в Дирекции Театральных Касс. Там директор рассорился со своим заместителем, хотите, можете туда пойти…». Это было в 1982 году.

В Дирекции театральных касс были разные подразделения, в том числе одно из них отвечало за спорт. Там работали две девочки, которые в спорте ничего не понимали, у них ничего не продавалось, были большие возвраты билетов из спортивных сооружений, а мне удалось сократить возврат до 5-6 процентов…

- Каким образом?

- Я сам взялся за дело, занялся правильным составлением договоров, правильно стимулировал кассиров. Сразу выросла реализация билетов. В спорткомитете меня признали, а Анатолий  Николаевич Ковалев при мне сказал своему знакомому: «Я - тот дурак,  что не взял Белова к себе на работу, и теперь страшно жалею…».

Началась моя работа в МДТЗК, пришлось регулировать много вопросов. Например, кассиры тогда все были нештатными, назывались - уполномоченными по продаже билетов. Меня это не устраивало, я добился того, что их приняли в штат. Мало того, у кассиров была предельная зарплата, как бы они ни работали, зарплата не менялась . Пришлось через Министерство Труда очень долго пробивать, но в итоге я добился того, чтобы люди были заинтересованы работать как можно лучше. Потом, вы помните, что все билеты были бумажными? У театров были специальные билетные книжки, которые печатались в типографии на пять лет вперед. И вот заведующие билетными столами отрывали билеты, которые надо было продавать, и вырезки давали нам на реализацию. В МДТЗК было двенадцать отделов, в том числе школьный, который обслуживал все школы Москвы и областной отдел, который продавал театральные билеты в Московской области. В те времена из области в театры люди приезжали целыми автобусами. От театров мы получали билеты подекадно - целые мешки, вы же представляете, сколько у нас театров. И мы распределяли эти билеты на двенадцать мешков. У нас был специальный грузовик, который развозил билеты по всем отделам. В каждом отделе было примерно по тридцать кассиров и еще сотрудники, которые сидели и делили этот полученный мешок. Кстати, кассиров наши делились на  четыре категории. Если касса стояла на бойком месте, и там много покупалось билетов, кассир имел меньший коэффициент от выработки. Коэффициент первой категории – полтора процента, а четвертой – четыре процента, потому что им было труднее продать билеты. Так вот мешки билетов делили по категориям, потом кассиры брали свои сумки, складывали туда билеты и шли по своим кассам, там раскладывали билеты, вывешивали репертуар, целая механика была. Наши кассиры отличались от кассиров в кинотеатрах, которые только отрывали билеты от пачки. Мы своих кассиров сами готовили. К нам мог придти любой человек с улицы. Конечно, мы старались брать людей с образованием, беседовали с ними, узнавали, насколько они интересуются театром, насколько его любят и могут рассказать о спектаклях. Наш кассир – не просто продавец, а еще и пропагандист. Он мог так рассказать о театре, например, театре Мимики и Жеста, что люди тут же покупали туда все имеющиеся в наличии билеты, а потом еще возвращались и благодарили. Я своих кассиров учил, что в Москве на любой билет всегда найдется свой покупатель, нужно только правильно его сориентировать. Задача кассира заключается в том, что если подошел покупатель, то он не должен отойти без билета, и этот билет его должен устраивать. Вкусы ведь у людей разные. Москвичи в среднем ходят в театр два-четыре раза в год, и нужно суметь правильно рассказать им о спектаклях. У нас был отдел рекламы, который проводил с кассирами  занятия, рассказывал о театрах, об актерах. Мы покупали им репертуарные журналы, консультировали, у них были свои тетрадки, и они даже сдавали экзамены. В зависимости от того, как хорошо они владели материалом, как продавали, они переходили из одной категории касс в другую. Люди были заинтересованы хорошо работать. Потом, через какое-то время я уже стал генеральным директором театрально-концертных касс. 

- Сегодня уже трудно представить, как работали с бумажными билетами…

- Да, с ними было очень много минусов, например, сложно понять, сколько продано билетов, только, когда собирали билеты перед самым началом спектакля, делали возврат, вырисовывалась ясная картина. При этом получалось, что один кассир продал все свои билеты, а другой, разгильдяй -  нет, его билеты мог бы спокойно первый продать, но они пропадали, поскольку невозможно было перебросить эти билеты.

- А как Вам удалось «пробить»  электронные билеты?

- Знаете, ко мне ведь несколько раз приходили, предлагали различные системы, но я, грешным делом, думал, на черта мне все это, на мой век хватит, перестраивать работу целой организации  сложно. А потом все же решился, надо ведь в ногу со временем шагать. В Питере уже тогда внедряли единую систему продажи билетов, и я с Димой Богачевым, который тогда работал в Стейдж Интертеймент, делал мюзиклы в Москве, решили и в Москве ввести единую систему продажи билетов. Я поехал посмотреть, как там все работает. В Питере была такая компания Софт Механика, в которой ребята-компьютерщики из Военно-Медицинской Академии сделали программу Базис. Они ее внедряли в Кировском театре и в Дирекции театральных касс Санкт-Петербурга…

 - В каком году это было?

- В 2002-м году. Я посидел с кассиром в питерской театральной кассе, посмотрел и решил внедрять. Взял одного из программных разработчиков и перевел в Москву, он даже у меня на квартире жил какое-то время. Какое знание компьютеров тогда было у пожилых кассиров? Молодежи у нас было совсем немного. Я сделал  компьютерный кабинет, поставил там шесть компьютеров, купили мы принтеры, которые распечатывали билет и стали обучать кассиров. Потом это же надо было внедрять в театрах, а там оппозиция жуткая была, недаром же директора театров говорили: «У нас там бабушки работают, они же ни хрена не понимают…». И бухгалтерия не была достаточно автоматизирована, все надо было менять.  Создали компанию "Юнайтед Арт Тикетс"меня выбрали председателем совета директоров. Я попросил Сергея Худякова, руководителя Комитета по культуре, собрать коллегию директоров театров.

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/12509738_1104648042881522_8914886304828866693_n.jpg?oh=a242bcbdbfbbc611af42c71134593f6b&oe=58FCC824

Нужно было их убедить в необходимости перемен, нужно было готовить постановление Правительства Москвы. Я туда включил и схему размещения театральных касс, это - один из самых трудных пунктов. Тормозил  ГлавАпу (главное архитектурно-планировочное управление Москомархитектуры), с которым нужно было согласовывать места размещения, это целая история, тогда я добился подписи главного архитектора Москвы. Дальше постановление не пропускал юридический отдел, сказали, что нужно согласовывать с префектурами, кассы ведь стоят на территории префектур. Что делать, опять беру постановление, еду к Александру Музыкантскому, руководившему тогда Центральным округом, объясняю, он соглашается, потом объезжаю еще четыре префектуры. А потом и остальные, видя, что подписи уже стоят, тоже подписали. И пошла работа. С установкой касс всегда были сложности, как где ремонт, так кассы сносят, а там же люди работают, приходилось бороться, до сих пор боремся. Мы сами разработали киоски, участвовали в тендерах. Когда нас начали сносить, мы пошли наши киоски в области ставить, а область встретила нас  с распростертыми объятиями. Метро тоже пошло нам навстречу. Были сложности с департаментом имущества, но мы все прошли. И сейчас никто никаких препятствий не делает, но это отдельная тема.

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/12573661_1104121012934225_7870814099246492976_n.jpg?oh=4a8334368b3085c292a943676581e095&oe=58B8577C

Короче, начинаем работать, вызывает меня к себе Сергей Александрович Худяков и говорит, что нужно перевести все договора с театров на «Юнайтед Арт Тикетс»: «А то придут коммерсанты, все акционируют, а вас вытряхнут. Ваша Дирекция будет просто одной из торговых точек...».  Я отказался: «Как вы себе это представляете, Сергей Александрович? Я приду к директорам театров, с которыми МДТЗК сотрудничали несколько десятков лет (в 2016 году мы отмечали девяностолетие нашей организации), и скажу, чтобы они с нами расторгли договора?».  Вскоре у меня закончился контракт, и меня уволили в связи с окончанием срока договора. Не придерешься. Других поводов уволить меня не было. Вообще-то мое увольнение должны были согласовывать с Департаментом имущества, но ничего этого не сделали. Итак, в 2006-м году я перешел в другую организацию (Российский инвестиционный клуб),  куда меня взяли вице-президентом. Прошло какое-то время и МДТЗК приобретает та самая организация, в которой я работал. И меня избирают Председателем совета директоров МДТЗК. Говорят, в одну реку два раза не входят, а я вот вошел. Генеральным директором назначили  Виноградова Виталия Леонидовича, и это, я вам скажу, просто попадание в десятку. Он – прекрасный маркетолог, отличный финансист, образование у него американское. У нас с ним получился удачный тандем, мы с удовольствием вместе работаем, и наша Дирекция развивается.

- Все то время, пока Вы не работали в МДТЗК, про театр, полагаю, не забывали?

- Меня можно было занести в книгу рекордов Гиннесса: я чуть ли не каждый день ходил на спектакли, на концерты, на спорт - надо же хорошо знать предмет, которым занимаешься.

- Сегодня существует несколько театральных «монстров» по продаже билетов: Ticketland.ru, «Пономиналу.ру», BigBilet.ru и пр. Чем они отличаются между собой?

- Ничем. Это – рынок. Театры заключают договора, и дальше все работают. Самое трудное было уговорить  сами театры перейти на автоматизированную электронную систему, но мы сделали это, скажу без ложной скромности. Когда некоторые театры упирались, я им показывал постановление правительства Москвы о внедрении единой системы продажи билетов и говорил: «Я не принимаю больше бумажные билеты, продавайте их сами…». Они потом сами поняли, что для них это гораздо удобнее. Все компании, которые работают на театральном рынке, заключают договора, где прописывается, какие билеты  театр выделяет той или иной компании, и потом каждая продает свои билеты. Мы - сторонники того, чтобы билеты продавались из общего поля, чтобы все было открыто. В советское время ведь имелось порядка сорока двух видов брони: Министерство Культуры имело свою бронь, СовМин свою, ФСБ – свою. Сейчас никаких броней нет, кто первый пришел, купил, того и билет. Мы добились этого.

- Но у театров существует ведь своя бронь?

- Это нас не касается, это их дело. Чем хороша электронная система: билеты продаются, чуть ли не до звонка перед началом спектакля. Из общего электронного поля любой может забрать билеты и продать, если другая компания не сделала этого.

- А исчезла ли, в связи с этим, сеть черных маклеров?

- Они все равно существуют, пока их невозможно полностью убрать: они, в том числе, и в кассах театров дефицитные билеты выкупают, и из интернета вытаскивают билеты.  Наши специалисты разработали программу, которая борется с роботами, автоматически бронирующими билеты. Мы много хитрых вещей придумали, которые борются со спекуляцией. Если билет пользуется повышенным спросом, его можно забронировать только на полчаса. Мы вообще за то, чтобы не было никакой брони.

- В МДТЗК можно купить билеты не только не только в театр, но и на концерты, на соревнования. Наверное, выгоднее продавать билеты на футбольный матч, чем на спектакль?

- Нет, это вполне сопоставимо. Театры каждый день играют, а матчи происходят гораздо реже. Но в спорте мало адекватных людей, заинтересованных в продаже билетов. Там крутятся большие деньги от спонсоров, не связанные с билетами.

- С какими театрами Вам легче и интереснее работать?

- Со всеми. Мы заинтересованы во всех театрах.

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/15036187_1331544980191826_6337557309362347453_n.jpg?oh=57544a7f88560d0532603522565405a3&oe=58B4FD14

- А есть ли театры, которых нет в списке ваших продаж? В Москве же колоссальное число театров.

- Возможно, это маленькие театры, которым самим неинтересно с нами работать. Мы ведь продаем порядка четырех миллионов билетов в год, у нас миллиардные обороты, и сорок билетов какого-нибудь крохотного театра просто никто не заметит.

- Сколько раз Вы сами теперь посещаете театр?

- Раз пять в месяц точно хожу. Раньше ходил чаще.

- На что Вы ориентируетесь, когда идете на спектакль? Жалко ведь вечер зря потратить…

- Мы проводим занятия с кассирами, на которые приглашаем представителей от разных театров, которые рассказывают о премьерах и пр., наши кассиры постоянно ходят в театр. Я регулярно общаюсь с руководителями театров, которые мне тоже рекомендуют, что посмотреть. Но мне ведь нужно смотреть еще и то, что никому не рекомендуют смотреть, потому что мне нужно на все иметь свое мнение. Отовсюду я черпаю информацию: из журналов, газет, радио.

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/432_1092771544069172_1643660516941848716_n.jpg?oh=aef1666c4cf11118f2eb5e56b88af8e8&oe=58BF3E36

- Лев Иванович, можете назвать свои любимые театры?

- Я люблю Театр Танца Аллы Духовой. Она двадцать семь лет мечтала сделать свой театр, и сейчас у нее в репертуаре четыре спектакля, вам рекомендую, кстати. Из драматических - очень люблю Театр им. Моссовета. Когда были живы Андрей Гончаров, Сергей Арцыбашев, я часто бывал в Театре им. Маяковского.

- Ваши любимые актеры, режиссеры?

- Любимым режиссером и актером был для меня Сергей Арцыбашев. Конечно, Андрей Гончаров, Марк Захаров. Армен Джигарханян и его театр мне очень нравятся.

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/10338710_1086730181339975_4792332003480053239_n.jpg?oh=413d863a8a4819dc5472a8782cc06762&oe=58AE8BBF

Вообще, я такой всеядный, мне многое нравится, даже детские спектакли. Я кассиров учил и учу продавать получше детские спектакли, ведь дети – будущие полноценные зрители, у них надо воспитывать любовь к театру.

- О чем Вы мечтаете? Вы ведь объездили полмира, где б Вам хотелось побывать?

 - На Мачу-Пикчу. И мне интересны все места, связанные с религией, иконописью. Я очень люблю бывать в Загорске, там - такая аура, такое намоленное место, я часто посещаю Троице-Сергиевскую Лавру. Недавно для себя открыл Храм Петра и Павла на Яузе, и вам очень советую туда сходить.

- И в заключение, чтобы пожелать Вам такого хорошего?

https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/12507545_1100881709924822_875630684788442489_n.jpg?oh=e6b39626f70b6488677a4330bceed092&oe=58B374AE

- Да ничего, чтоб все у нас в России было хорошо, чтобы все люди были счастливыми, и я, в том числе, вот и все, и чтобы были здоровыми мои близкие, а я бы еще активно поработал.

материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 1 за 2017 год