Актриса Светлана Немоляева: "Самое главное качество в человеке – это доброта"

 

 

 

«Театрал»   16 Апреля 2012 Лариса КАНЕВСКАЯ

18 апреля Светлана Немоляева отпразднует юбилей, причем сделает это как истинная актриса – на сцене своего родного Театра имени Маяковского, в котором она служит с 1959 года. В этот вечер Немоляева сыграет в спектакле Миндаугаса Карбаускиса «Таланты и поклонники». И того, и другого – талантов и поклонников - у Светланы Владимировны не занимать. Признание к ней пришло в советское время, когда Немоляева сыграла любимые миллионами людей роли в фильмах Эльдара Рязанова «Служебный роман», «Гараж». О своей творческой жизни актриса рассказала корреспонденту «Театрала».

 

- Светлана Владимировна, за что вы могли бы поблагодарить судьбу?

- Я благодарна за то, что мечтала быть актрисой и стала ею, что оказалась волею судьбы в Театре имени Маяковского и до сих пор работаю в нем, и за то, что у меня было столько замечательных работ в смысле драматургии и партнеров, что мне всегда везло с режиссерами…. И, конечно, самый главный подарок судьбы - это моя семья!

- Что сладостного и горького дала вам профессия?

- Всю жизнь занимаюсь любимым делом, исполнилась моя мечта. Но при этом актерская профессия – противоречивая, очень тяжелая. Но уж если ты с ней столкнулся и в пошел работать в театр, то и расстаться с ней не сможешь. Как Саша говорил: «Как вдохнули святую пыль кулис, так и дышим до конца жизни этим туберкулезом…». Профессия и тяжела, и волшебна. Она дает столько прекрасных ощущений и полноты жизни на сцене и в кино, и столько же обид, терзаний, страданий…

 - Ваша жизнь наполнена удивительными встречами с замечательными людьми, вы не собираетесь книгу написать? Сейчас ведь почти все пишут…

 - У меня нет такого дара, хотя понимаю, когда в тяжелые минуты жизни люди обращаются к перу, чувствуя такую потребность в воспоминаниях. Так что мемуары я не исключаю. Может быть, когда-нибудь мне удастся излить свою душу, но это должно случиться естественно…

 - А вы можете сейчас назвать «великих», с кем посчастливилось общаться?

 - Я не очень люблю такие пафосные слова, но действительно есть такие люди – «вершители судьбы», которые поворачивают твое сознание, понимание мира. Конечно, они были в моей жизни. Прежде всего, это режиссеры – Николай Охлопков и Андрей Гончаров. Когда я поступила в Щепкинское училище, я видела и Пашенную, и Зубова, и Турчанинову. Я даже Яблочкину видела! Это был необыкновенный, удивительный мир, который, конечно, на меня очень повлиял. Я была рядом с великой Марией Бабановой, стояла на сцене со Львом Свердлиным, и с Юдифью Глизер, и с Максимом Штраухом. У нас была целая плеяда замечательных актеров, которых привел Гончаров: и Татьяна Доронина, и Армен Джигарханян, и Светлана Мизери, список огромен, всех не перечислить…. Саша Лазарев был для меня самым любимым и самым прекрасным партнером на свете…

 - Какие ваши роли вам хотелось бы представить вашим правнукам, чтоб они смогли составить свое впечатление о вас как об актрисе?

 - Знаете, это так сложно, ведь меняется время, а с ним и приоритеты. Вот сейчас слушаешь старые записи актеров, про которых современники оставили восторженные воспоминания, и думаешь: «Боже мой, да что такого в них было? Такая странная манера говорить, да еще завывают, декламируют…». Возникает даже момент разочарования. Так что трудно сказать, какая будет точка отсчета у правнуков…

 - Тогда в каких ролях вы сами с годами не разочаровались?

 - Как вам сказать, я человек – оптимистичный и всегда верящий в то, что все получится. Я в ходе работы всегда влюбляюсь в свои роли и в общее дело (спектакль или фильм). А когда ты влюбляешься и веришь, ты и работаешь иначе. Разочаровываюсь я в одном: когда талантливый режиссер дает тебе сложные задания, а ты не можешь их выполнить ни с первого раза, ни со второго. Ну вот Гончаров, например, когда у актера что-то не получалось, переставал на него смотреть, ему это становилось неинтересно уже. А я точно про себя знаю, что мне принадлежит не первый, не второй спектакль и даже не десятый, а в зависимости от сложности роли, может быть, двадцатый, пятидесятый, когда моя роль уходит в свободное плавание. Хоть и в режиссерских рамках, меня иногда прямо пронзало на сцене озарение, и тогда я вдруг понимала, что хотел от меня Андрей Александрович…

 - Обидно, когда критики приходят на первый или второй спектакль и больше не смотрят?

 - В принципе, это беда. Практически все актеры очень вырастают в работе над ролью с течением времени. В кино ты не вырастешь, а вот в театре этот процесс происходит постоянно.

 - Светлана Владимировна, такое ощущение, что вы не только растете с ролями, но и молодеете, вы так озорничаете в новом спектакле «Таланты и поклонники», вы там такая неожиданная и забавная!

 - Если это так, то я могу сделать поклон и расшаркаться в сторону Миндаугаса Карбаускиса, ведь это целиком его придумки и его заслуга. А моя только в том, что я его слушала и абсолютно шла у него на поводу. Наверно, мне было б легче идти своей проторенной дорожкой, но я пошла по новому пути вместе с молодым человеком (он ведь молодой очень) и сама рада теперь…

 - Можно ли научиться такому оптимизму, как у вас?

 - Я думаю, каким человек рождается, таким и остается. Ведь откуда-то берутся люди добрые и злые, скупердяи или наоборот, очень добрые. Если пессимиста перестраивать, он, конечно, постарается, но все равно, наверно, вернется в свое привычное состояние. А вообще самое главное качество в человеке – это доброта.

 

http://www.teatral-online.ru/news/6424/