УГОЛОК ЖИВОГО ЗРИТЕЛЯ
СМЕРТЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ ПРОИЗОЙДЕТ ВО СНЕ,
или как смелый эксперимент Президента Канского фестиваля Андрея Сильвестрова завершился созданием интернационального фильма «Россия как сон»


текст: Лариса Максимова

Фильм по идее Андрея Сильвестров «Россия как сон», стоит посмотреть. Даже нужно. И даже если для этого придётся потрудиться. Поискать места, где его будут показывать. Потому что «Россия как сон» - не боевик и не комедия, оно из категории - "кино не для всех". Для всех у нас почему-то  елки-палки и другие всякие елки. Кто-то решил, что людям это нравится. И людям это нравится. Ибо мы, люди, увы, животные - коллективные. «Россия как сон»  - для индивидуального восприятия. Для тех, кто хочет отвлечься от развлечений разного порядка и  на семьдесят две минуты окунуться в атмосферу маленького города Канска. Он находится в двухстах пятидесяти километрах от Красноярска, и в нем вот уже пятнадцать лет проходит кинофестиваль. Сибирский город с населением в сто тысяч человек, по сути, является столицей мирового короткометражного экспериментального кино и современного искусства. Вы когда-нибудь об этом слышали? Я нет. Я вообще не подозревала о существовании Канска - такого тихого, такого, на первый взгляд, унылого. С вышками электропередач и сухой травой на ветру. И одновременно – поэтичного. И фильм поэтому получился такой же – небыстрый и лирический. Он художественный и документальный одновременно. Чем-то напоминает джазовую импровизацию, где голоса и инструменты, звучащие сначала отдельно, в финале сливаются в одну общую тему.


    По раздолбанной дороге едет старенький советский  автобус. В нем нет пассажиров. Только тарахтит двигатель, и подпрыгивают сиденья на ухабах. Автобус-образ. Он соединяет истории фильма, снятые разными авторами. Среди них были и профессиональные режиссеры, были и любители,  художники, поэты, музыканты. Человек двадцать, наверное. Не только русские, но и французы, немцы, голландцы. Андрей Сильвестров придумал привезти их всех на кинофестиваль. Но не смотреть, а снимать кино на заданную тему. Весьма непростую - "смерть цивилизации". А именно - как увидеть и вообразить цивилизацию после ее исчезновения. Свои размышления об этом , основанные на впечатлениях в городе Канске. Что сняли? Выдуманные истории о собственной смерти и признания в любви. Монолог одинокой души из «Чайки» Чехова и открытки с того света. Людей на рынке и в столовой, на берегу реки и в лодке. Свалку ржавых машин как в «Сталкере» и самодеятельный концерт в клубе, где бабки весело отплясывают и задорно поют. Мост через реку, по которому несутся железные поезда. И все это так обычно, буднично снято, что даже чудится запах железа и шелест березовых листьев. Кто-то читает стихи, кто-то экспериментирует с иностранными словами... Молодая девушка бродит среди березовой рощи и напевает неизвестный мотив. Человек пишет на рельсах. Женщина сидит у реки Кан и читает стихи о том, как жизнь изумляет ее. Русский драматург Юрий Клавдиев, сидя на обгоревших обломках деревенского дома, поет о расставании. Французский архитектор Бертран Госселин рассказывает, что он пережил, когда тонул в обжигающе холодной воде канской речки. Голландский режиссер Пим Звиер читает текст об устройстве шхуны, находясь в Музее Каннского Морского кадетского корпуса. Президент фестиваля Андрей Сильвестров делится своими предчувствиями о приближающихся изменениях на Земле. Персонажи фильма - жители Канска ( настоящие, не придуманные) говорят о смерти. Рассуждают, как хотели бы умереть. Тоже совершенно без пафоса , как о деле обыкновенном и даже требующем подготовки - уложить спать детей, приготовить обед для мужа, потом вдруг почувствовать себя нехорошо...


      Смотрели мы этот фильм – не поверите  - в  черногорском городе Которе. Марат Гельман, известный галерист, как известно ныне проживает в Черногории. Он создал в Которе  Дом художника, где периодически проводит разные интересные показы и выставки. А Андрей Сильверстов - продюсер и один из авторов фильма, нас сюда пригласил. После фильма было небольшое обсуждение. Фильм понравился тем зрителям, кто не ждал и не искал в нем чернухи. Конечно,  нет ничего веселого в городе Канске, и на серых лицах людей усталость и тревога. Но не отчаяние и не злость. Фильм вообще снят и смонтирован людьми, которые предпочитают свет мраку, надежду - обреченности.  Добрая и грустная получилась картина. Особенно меня поразило, что мальчишка десяти лет стал тоже  задавать автору вопросы. Значит, смотрел с интересом. А ведь это не мультик и не детектив. Может быть, уже стали вырастать другие люди? И может быть, им будет нравиться другое кино?