Будет – не будет

Александр Галибин поставил в Театре Станиславского интеллектуальную драму Жана Жироду

Худрук Александр Галибин взялся за театр всерьез. Кажется, безнадежная махина, толкаемая им с величайшим трудом, наконец-то покатилась с места и даже как-то с ускорением. Об этом свидетельствует и новая его премьера – «Троянской войны не будет», хотя и не без недостатков, она свидетельствует о векторе движения театра.

http://live-teatr.ru/uploads/images/photo_b/part4/20150818152531197.jpg

Пьеса Жана Жироду, кроме прочего, примечательна тем, что герои всем знакомы с детства: древнюю Грецию в хороших школах изучают досконально в младших классах по научно-популярным пересказам Одиссеи и Илиады, а тут – довольно свободное и ироничное повествование о «делах давно минувших дней». Злободневные и никем до конца не решаемые вопросы войны и мира, проблемы выбора, переделы собственности…. В мире, где правят мужчины, женщина относится к объектам собственности, поэтому неудивительно, что похищение красавицы Елены послужило поводом к выяснению отношений, а затем и столкновению народов. Украли!

Кассандра, известная одинаково и талантом прорицательницы, и тем, что в ее прорицания никто не верил, зрила войну издалека. К войне в те давние времена готовились и готовы были почти все и всегда, все, но только не Андромаха и Гектор, счастливые своей семейной жизнью и ожиданием ребенка. Гектор только что вернулся с полей сражений, там насмотрелся на предсмертную агонию раненых и вот, пацифистсое семя упало в добрую почву: он больше не хочет ввязываться в безумие битв. Гектор понимает, что маленькая Троя обречена и готов теперь любой ценой удержать мир. Но спесивое окружение, не слышащее, не видящее смертельной опасности, не желает образумиться. У каждого - свои соображения, но, кажется, что только Гектору есть что терять. Ведь война – утоляет мечты тщеславцев, разумеется когда они выходят победителями.

http://live-teatr.ru/uploads/images/photo_b/part4/20150818152531370.jpg

У Гектора (Виктор Тереля) – роль бенефисная, очень значимая и выигрышная, жаль, что актер срывается постоянно в истерику, не выдерживая благородного достоинства своего героя. Не подобает почтенному мужу орать, топать ногами и брызгать слюной во все стороны. К тому же трагедия – как жанр – как-то особенно не терпит крика. Чем больше крика на сцене, тем ниже трагический градус. Надо отдать должное актеру (и режиссеру), в кульминационной сцене, когда разукрашенный черной краской войны Аякс (яркий дебют Павла Кузьмина) приходит оскорблять благородного Гектора, лишь бы вывести Трою на тропу войны, тот ведет себя сдержанно и достойно. Так, что враг восхищенно отступает.

Но войну уже не остановить: глупость гламурно-разукрашенного придворного шута, доморощенного поэта Демокоса (Виктор Кинах), и самоуверенность Приама и Париса (Михаил Ремизов и Станислав Рядинский), юношеская заносчивость моряка (Гела Месхи), и хитроумность Улисса (Евгений Самарин) перевесили благоразумность Гектора. В этом Жироду, написавший свою пьесу незадолго до начала Второй мировой, не отступает от правды истории и мифа. Интеллектуальная драма, говорливая и многословная французская пьеса, не входит в круг востребованных нашей публикой, особенно, конечно, в нынешнее время, но худо-бедно зрители справляются с плотностью текста, и даже живо реагируют, особенно, конечно, когда появляется возможность посмеяться. Или – когда на сцену выходят актрисы.

Женские роли – удача спектакля.

http://m.kino-teatr.ru/movie/kadr/101575/358704.jpg

Появление Елены обставлено с помпой, пригодной скорее для кабаретной дивы (хореография и музыкальное оформление Эдвальда Смирнова). Она и выходит почти нагишом, прикрытая в двух местах плотно нанизанными бусами. Ирине Гриневой удается не разочаровать публику, все буквально просыпаются и впиваются в нее взглядами. Сексапильный образ великолепной блондинки удался Ирине Гриневой. Отпев и оттанцевав, ее Елена устало, как и положено звездной актрисе и царице, непринужденно снимает шиньон и накладные ресницы, легко превращается из куколки в обыкновенную стерву, чуть позже - в деловую леди, потом – в невинную глупышку, и, наконец, в смертельно уставшую от всеобщего безумия женщину.

Кассандра (Ирина Савицкова) – роковая девица, обладающая незаурядной внешностью и умом, с рождения обреченная на непонимание, и потому давно равнодушная к делам людским. Она пророчит с холодной отстраненностью, зная, что все напрасно, что конец неизбежен, и собственная смерть в первую очередь. Эта роль – первый выход Савицковой в Москве. До того она работала в Новосибирске и в Петербурге. Кажется, перед нами – большая актриса, способная увлечь и приковать к себе одним голосом, - сохраняя внешнюю отстраненность, как бы нейтральный цвет, она буквально завораживает своим голосом, в котором – как раз то самое, необходимое для трагедии богатство интонаций.

Андромаха (Анна Капалева) – живая, молодая, счастливая женщина. Ее огромные лучистые глаза полны любви к мужу и будущему ребенку. Она верит в могущество Гектора до самого конца, и со смертью мужа-героя ее жизнь теряет всякий смысл. Обреченно смотрит она с «городской стены» на истерзанный труп великого Гектора.

Вся история разворачивается на берегу моря, на белом песке, среди трех пляжных зонтиков и серебристого занавеса-задника, который хорош и как кабаретное зерокало, и как знак приговора судьбы, античного рока (сценография и костюмы Аллы Коженковой). Отдельный счет хочется предъявить программке: издевательски мелкий шрифт (не всякому зрителю по плечу, по глазам, то есть), кроме того, при всей известности греческих мифов, хотелось бы хоть что-то прочесть об авторе пьесы, о пьесе, да и о Трое и прекрасной Елене. Приятно, конечно, что в театре Станиславского такого высокого мнения о публике, но просвещения ради…

http://www.smotr.ru/2009/2009_st_troya.htm 2009 год

Независимая газета http://www.ng.ru/culture/2009-10-23/100_galibin.html