«Люблю тебя…и больше ничего!»

Мимо такой даты, как столетие «Великой Октябрьской…» революции не пройти, отметятся нынче многие, а режиссер Александр Молочников уже заложил настоящую «бомбу», представив в МХТ спектакль «Светлый путь. 19.17» – как продолжение собственного театрального сериала об исторических событиях в России (после «19.14» и «Бунтарей»). «Светлый путь» в нескольких словах можно охарактеризовать так: удивительно свободный, ироничный, размашистый, потрясающе зрелищный, фантасмагорический спектакль. Эпитеты, возможно, покажутся комплиментарными, но только  тем, кто пока не видел постановки.

«Светлый путь. 19.17» - грандиозное представление, в котором задействована вся великолепная машинерия МХТ им. Чехова. В нем участвует добрая сотня человек  - артисты МХТ, стажеры, учащиеся Школы Табакова, сотрудники разных служб и цехов, а также чрезвычайно востребованные в своих театрах московские артисты и один режиссер (Виктория Исакова, Ирина Пегова, Игорь Верник, Инга Оболдина, Алексей Вертков, Роман Феодори… можно и дальше перечислять, но лучше «всех посмотреть»).  Многие из них уже работали с Молочниковым, и с удовольствием продолжили совместное творчество, но и новые члены команды быстро и радостно заразились его идеями. Это ощущается по слаженной гармоничной атмосфере, царящей на сцене, несмотря на полный абсурд произошедшего с нами, со страной, с героями спектакля.

 По качеству написанного  текста и воплощению его в жизнь, Саша  Молочников превзошел самого себя, сделавшего пока немногое, но все талантливо и удачно. Удивительно, как такому молодому человеку удалось так легко разворошить гигантские исторические пласты, не зарывшись в болото «были-небыли», не переломав шпаг и стульев, не оскорбив чувств верующих и борцов за правду. Наверное, лишь спустя сто лет можно так незамыленно и непредубежденно взглянуть на историю, как это удалось сделать автору спектакля.

В основе сюжета - закольцованная история одной влюбленной пары, попавшей в ужасную переделку, крушение устоев, падение великой империи. События, которые  невозможно было не то, что предвидеть, представить. В утонченную интеллигентную Веру (Вика Исакова) влюбляется рабочий Макар (Артем Быстров). Дело происходит в Зимнем дворце, где Вера - педагог балетного класса проводит занятия с курсистками. Одинокой Вере не хватает сильной мужской руки, а Макар – такой пролетарский мачо, что устоять невозможно, и, не взирая на классовые различия, вспыхивает: «Люблю тебя…и больше ничего!». Ну, а дальше…

Макар попадает в лапы отцов революции, которые усматривают в нем идеального представителя рабочего класса и, цинично пользуясь тем, что у него есть «Вера», посылают нового человека с «железным сердцем» на важные задания во славу их бредовых  идей. И происходит взятие Зимнего, капитуляция солдат на первой мировой войне, «мир хижинам – война дворцам», разжигание классовой борьбы. Полный  хаос в жизни, нагромождение причудливых образов и видений в головах – передать все это способна лишь безудержная фантасмагория - редко встречающийся сегодня чистейший  жанр театрального представления. «Светлый путь. 19.17» -  настоящая антиутопия, гротеск, изменяющимся на глазах сознанием масс, опрокинутыми представлениями о чести, долге, справедливости и пр.  Карикатурные образы вождей - Крупская (Ирина Пегова), Ленин (Игорь Верник), Троцкий (Артем Соколов) показаны обобщенно, без особого грима и деталей, и от этого выглядят еще точнее и правдивее. Отцы революции и сами не ожидали, что так легко и быстро удастся взять Зимний, так просто отобрать чужое имущество («грабь награбленное»), так легко подчинить своей воле огромные массы людей. Когда наивные «макары» с энтузиазмом принялись  за  грязную работу, идеологи расправили «усталые» плечи от гнета «мировой несправедливости».

Все утопические планы построения коммунизма в нашей стране начинались с обещаний волшебного хлеба и сметаны из облаков, декретов о мире и земле, а заканчивались обманом и кровавым террором. Руками наивных пролетариев «рушили до основания, а затем» вязали по рукам и самих пролетариев. И все время дурачили народ. Например, Александра «Коллонтай»  (Паулина Андреева) придумала, как развлечь усталых голодных людей, и отвлечь заодно от старорежимных устоев, правил и законов. Праздничный декрет:  отныне - «Каждый может с каждым». Да здравствуют лозунги: «Свободная любовь», «Ревность – мелкобуржуазное чувство», «Любовь как стакан воды», «Прочь душевные  терзания, сомнения, стеснения». И вот, наглядная сцена народного сексуального удовлетворения, в которой к «басу» (Алексей Вертков) выстраивается длинная очередь. «Бас» не в силах и не вправе сопротивляться воле пролетариата. Его жизнь и здоровье спасает только немедленное отплытие - эмиграция.

А «Содом и Гоморра» прекращается Троцким  отменой декрета о любви, чем крайне недовольна «Коллонтай». «А может, еще самодержавие, православие, народность вернем?». – Ехидно интересуется она у вождей. «Самодержавие нет, а остальное…посмотрим лет через… сто…», - ответ вождя тонет в понимающем смехе зрителей МХТ. Нигде впрямую режиссер не указывает на исторические персонажи, но ведь понятно, что «отец Владимир» - Владимир Ильич, а Надя, чья «эрогенная зона на страницах Чернышевского» - Надежда Константиновна.  Немного погодя, «Ленин» незаметно превращается в Сталина без всяких дополнительных ухищрений. Так же просто и незаметно, как массовый восторг переходит в массовый ужас и террор. 

Небывалые декреты,  изменение массового сознания сообразно идеологическим перевертышам, парады счастливых физкультурников – все это поначалу вдохновляло  художников, композиторов, писателей и всех творческих людей на новое искусство, смелое и свободное. Так Поэт (Павел Ворожцов) и Художник (Роман Феодори) пытаются шагать в ногу с пролетариатом, но… очень быстро понимают, что все закончилось.  В народном государстве главная роль - не у народа.

Команда художников МХТ им. Чехова во главе с режиссером освоила все пространство большой сцены, используя каждый сантиметр и всю, имеющуюся в наличии машинерию. Рабочие, солдаты, смолянки, раскулаченные, бывшие дворяне, революционеры, физкультурники пересекают сцену в разных направлениях и по горизонтали, и по вертикали. Смотреть «Светлый путь» интересно с любой точки зрительного зала. Хореографу Полине Пшиндиной удалось каждому подобрать соответствующую свою походку, свой стиль, так что не спутаешь дворян с пролетариями.

У художника по костюмам Татьяны Долматовской в ходу три основных цвета: черный, белый, красный. «Ленин», «Крупская», «Троцкий», «Коллонтай» - в строгих черных костюмах, правда, у «Ленина» бесстыдно пылают  алые носки. В Зимнем смолянки, одетые в белое, их уводят люди в черном. Участники гражданской войны - в патронных ленты разных цветов. Красные, зеленые, белые…бьются друг с другом из-за цвета, а кто дальтоник, так мочит всех подряд. «Бас» в своем пурпурном халате с кистями выглядит как император среди плебеев, вид его красноречив: «Люди как люди…» - недаром на эту роль приглашен Алексей Вертков, недавно сыгравший в СТИ Воланда.

О кино, включенном в спектакль, стоит упомянуть отдельно. Лик вождя (Игорь Верник) подмигивает с экрана знакомым ленинским прищуром (при этом, практически, никакого грима, а как чертовски похож), кадры из знаменитых советских фильмов радуют точностью попадания в нужные моменты сюжета. Анимационные маленькие фигурки красных и белых всадников, передвигаясь по огромному полю экрана, буквально вынуждают  сердце сжиматься от неотвратимости беды, о которой мы  знаем много, но   еще не все подробности, хотя прошло целых сто лет. Совершенно необходим был в этом спектакле крошечный, но очень значимый  фильм «Чевенгур» по мотивам произведения Платонова, придуманный и поставленный все тем же Молочниковым, сыгранный все теми же мхатовскими актерами. Только, участвуя в  сцене раскулачивания несчастных, давно обобранных людей, которых нужно  убить потому, что кто-то виноват в том, что светлое будущее никак не наступит, главный герой начинает сомневаться в своей Вере. Столько подвигов Макар совершил ради нее, а сметаной из облаков  так и не накормил народ. Все, что увидел и услышал Макар, не стоило одной единственной фразы: «Люблю тебя… и больше ничего!».

Любовь побеждает в спектакле, наполняет смыслом жизнь, и,  выходя из театра еще долго перебираешь в памяти сцену за сценой и поражаешься, как удалось столько всего собрать в этом "Светлом пути".

фотографии Галины Фесенко