Не про шляпу

Театр Маяковского открыл московским театралам  имя американского нейропсихолога и писателя Оливера Сакса. Режиссер Никита Кобелев поставил на Сретенке в рамках экспериментальной программы Студии-Off Маяковки спектакль по книге «Человек, который принял жену за шляпу», состоящей почти целиком из историй пациентов всемирно известного нейропсихолога. О необычных для простых  обывателей людях доктор рассказал с точки зрения профессиональных  интересов, но создатели спектакля подошли к описанным историям болезней более художественно. К концу спектакля можно придти к выводу, что  разнообразные  отклонения от нормы легко ставят эту самую норму под сомнение. И действительно, что нормально, а что нет? Девяностолетняя красотка обнаруживает, что еще способна влюбляться и очаровывать мужчин, так тут же радоваться надо за женщину, а не лечить ее. Другая пациентка, улавливающая в голове звуки громкой музыки, могла бы воспользоваться этим, чтобы  стать гениальным композитором, как Шостакович, у которого, по легенде,  в мозгу из-за полученного во время войны осколка якобы звучали гениальные мелодии…

Читая перед походом в театр книгу Оливера Сакса, я недоумевала: что именно в ней вдохновило режиссера на постановку? Зачем переносить на сцену истории болезней? Но после встречи с «удивительными людьми», которых выбрал из книги Никита Кобелев, полностью приняла спектакль. Работа мозга  (а без мозговой деятельности человек моментально превращается в овощ), которую исследует вслед за доктором режиссер – такая непредсказуемая и разнообразная, что именно от разнообразия человеческих личностей и приходишь в восторг.

Спектакль забирает тебя не сразу, постепенно набирая эмоции, перекрывающие содержание. Диагнозы интересуют докторов, а окружающих - поведение встреченного индивидуума, зрителей же  –  поведение и ощущения. Хороший зритель успевает перемерить все роли на себя, прожить вместе с персонажем его сценическую жизнь и получить собственный бесценный опыт. Внутреннее сознание человека и внешнее восприятие его со стороны других людей различаются как жизнь на Земле и взгляд на Землю с Луны. Каждый персонаж – личность, а болезнь – не разрушение, скорее, ее парадоксальное изменение.

Получив удовольствие от спектакля, вдруг подумала о том, как повезло американским пациентам, попавшим в клинику доктора Сакса: они не оказались списанными за борт человеческого общества и не остались доживать свой горький век в изоляции…

Актерам, представляющим эти удивительные истории, выпало по настоящему бенефису и даже не по одному, так, например, Александра Ровенских играет трех разных женщин, но ее бабушка Ребекки – просто маленький шедевр. Старая еврейская женщина, любящая свою неуклюжую внучку до смерти, опекающая каждый ее шаг, счастливая просто от того, что эта девочка есть, и опечаленная одной лишь тревогой: как внучка справится с житейскими трудностями, когда бабушки не станет. Сама Ребекка, которую доктора считает «злой проделкой природы» - тоже замечательная работа до безумия органичной актрисы Ольги Ергиной (ну, как она это делает?!).

Роман Фомин, играющий в этой истории внимательного сочувствующего доктора, в другой оказался оказался "убийцей", ушедшим в несознанку. Его Дональд много лет спасался потерей памяти, которая вернулась, благодаря сильному ушибу головы, и сразу начала его мучить жуткими воспоминаниями о содеянном во всех подробностях. Физически сложный рисунок роли, хорошо придуманный режиссером и отлично исполненный актером.

Несколько сложных диагнозов досталось актрисе Юлии Силаевой. Ее «Бестелесная Кристи» считает, что «болезнь – тяжелая пелена, которая мешает личности». Она не чувствует своего тела – ни мышц, ни костей, зато «Одержимая» из другой истории сверхчувствительно подражала прохожим, изображая разные лица и позы.

Алексей Золотовицкий и Павел Пархоменко, по очереди, играющие «в доктора», принимают своих пациентов спокойно и отстраненно, не мешая им проявляться во всей красе. В перерывах между «приемами» они еще отвечают за музыкальное оформление, впрочем, как и другие участники спектакля: Андрей Аброскин, Юлия Силаева, Нина Щеголева. У Павла Пархоменко - свой запоминающийся номер – Рэй, «тикозный остроумец», дергающийся невротик, в роли которого актер блистательно применяет все свои профессиональные умения, включая мастерство ударника.

С пациенткой Наташей К. – героиней «амурной болезни»  (Наталья Палагушкина) – случилась не просто забавная история, вышел, благодаря актрисе, готовый эстрадный номер в лучших традициях самых знаменитых советских артистов. Жаль, что сегодня уровень эстрады таков, что выступать с ним негде, а то Наталья Палагушкина со своей «комической старухой» смогла бы стать «гвоздем» любого концерта.

Молодые актрисы Нина Щеголева вместе с Натальей Палагушкиной в истории «реминисценция» с такой любовью и нежностью изобразили своих бабушек, обитательниц дома престарелых, так сыграли, с одной стороны, безумие человека, слышащего во время припадков в голове целые оркестры и хоры, с другой – мудрость и самоотверженность. Одна  больная устала от громких песен и с готовностью приняла лечение, ведь она не собиралась становиться Шостаковичем. Другая - Миссис ОС (Наталья Палагушкина) категорически отказалась принимать лекарства потому, что ей нужны ее воспоминания: они – «волшебное возвращение в забытое детство». «На время, вернувшись туда, можно обрести высший покой духа, доступный только тем, кто с помощью памяти и сознания овладел свои прошлым», – писал доктор Сакс.

Со школы мы помним о роли личности в истории, а о роли собственной личности в себе человек не задумывается. «Потеряв ногу или глаз, мы об этом знаем, потеряв личность, мы об этом знать не можем» - писал  известный российский ученый Александр Лурия. Личность – это и память, и чувства, и восприимчивость. Без личности ощущение жизни теряется.

Спектакль «Человек, который принял жену за шляпу» обостряет ощущение жизни и примиряет со многими вещами.

http://www.mayakovsky.ru/press/ne-pro-shlyapu/