http://regions.kidsreview.ru/sites/default/files/styles/card_600_400/public/07/03/2013_-_1437/moskovskiy_oblastnoy_kamernyy_teatr.jpg

Губернский театр
1. спектакль  Сон разума

27 июня в Любимовке - усадьбе Константина Сергеевича Станиславского состоялось нетрадиционное открытие Фестиваля "Сезон Станиславского. Летний фестиваль губернских театров". Приглашенные гости стали участниками «Вишневого квеста», задуманного художественным руководителем Губернского театра Сергеем Безруковым и исполненного его артистами по мотивам пьесы «Вишневый сад» Антона Павловича Чехова. Смелый проект вобрал в себя и саму усадьбу, и капризы погоды,  преподнесшей солнце и дождь точно по законам  сценографии. В настоящем саду по воле художников-постановщиков в конце июня зацвели  вишневые  деревья, а зрители вместе с персонажами очутились «в предлагаемых обстоятельствах».

Пьесу «Вишневый сад» в Любимовке никогда не играли, хотя именно здесь Константин Сергеевич предложил Антону Павловичу написать пьесу. Будущий знаменитый драматург тут же, между периодической ловлей рыбы на удочку и долгими беседами с основателем МХТ, сочинил великую пьесу. Все детали  чеховской пьесы режиссер Сергей Безруков удачно использовал в «квесте» - эскизе будущего полноценного спектакля: подлинную веранду, на которой Лопахин с Дуняшей ожидают приезд Раневской, лошадей со станции, вишневый сад на берегу Клязьмы, по воде которой Лопахин собирался вывезти вырубленные деревья, бильярд, так любимый Гаевым.

Времена и нравы древнего Рима

В Губернском театре можно посмотреть пластическую историю об императоре, прославившемся особым цинизмом и жестокостью. Прежде, чем смотреть спектакль, постарайтесь прочесть пьесу Альбера Камю «Калигула» или, пока не погас свет перед началом действия, пробегите глазами либретто в программке, вам будет легче внимать происходящему на сцене. Конечно, спектакль, поставленный режиссером-хореографом Сергеем Землянским, и без того достаточно выразителен, чтобы понять язык жестов, но все же непосвященным будет довольно сложно преодолевать условности постановки «по мотивам» драмы. Этот спектакль не похож на балет, Сергей Землянский, репетируя с драматическими артистами, к счастью, не превратил выходы персонажей в сплошные па и прыжки, и при этом артисты Губернского театра – в столь  прекрасной форме, что удивят самого искушенного балетомана  филигранным исполнением сложнейшего пластического рисунка и точной  передачей характеров своих героев.

Сценографию и костюмы – эту важную визуальную основу постановки сочинил художник Максим Обрезков, и два часа зрители сидят как завороженные, погруженные в эффектный мир его фантазии, пытаясь постичь высоту замыслов.

Весомый вклад в постановку внес также композитор Павел Акимкин: нарочито резкая заунывная стонущая музыка буквально вынимает душу из каждого зрителя и терзает ее, дополняя атмосферу жестокости и насилия древнего Рима.

Одно из важнейших достоинств хорошего режиссера -  умение распределять роли. Заглавная роль досталась молодому артисту  Илье Малакову по праву.  Интересно наблюдать, как по ходу спектакля меняется образ и характер его персонажа  – от светлого милого юноши к грубому тирану, черному монстру. Преображение начинается со сцены смерти нежно любимой сестры Друзиллы (Катерина Шпица). Илья Малаков внятно сумел передать, как первые робкие попытки молодого императора властвовать над подчиненными, не встречая никакого сопротивления, растут, являя собой дикую, страшную, необузданную силу и хоронят все живое на пути.

Жена Калигулы Цезония (Виктория Скицкая) не противоречит ему ни в чем. Ей импонирует безграничная  власть. С каким цинизмом взирает она на сцену насилия - унижения императором жены Муция (Зоя Бербер), в то время как "народ безмолвствует".  Равнодушие к чужой боли, покорность и страх, приводят к тому, что расплата неминуемо приходит к каждому.

В финале император окончательно теряет человеческий облик, превращаясь в безумное кроваво-красное чудовище (художник по костюмам не оставляет Калигуле даже лица),  и душит преданную Цезонию.  Оставшись без единой верной души, он гибнет, не вызывая у зрителей никакого сочувствия.  

Жестокость, порочность, трусость, предательство, доносы, пытки, казни  – таковы времена и нравы древнего Рима. С той поры мир не сильно изменился…

материал будет опубликован в апрельском номере журнала "Театральный мир"

 

                                                                           Безумные иллюзии

Не забудьте перечитать Гоголя, перед тем, как пойдете в Московский Губернский Театр на спектакль «Сон разума». Перечитайте и настройтесь на серьезную увлекательную работу. Хотя бы пролистав «Записки сумасшедшего», вы сможете лучше оценить эту затейливую постановку.