Безумные иллюзии

Не забудьте перечитать Гоголя, перед тем, как пойдете в Московский Губернский Театр на спектакль «Сон разума». Перечитайте и настройтесь на серьезную увлекательную работу. Хотя бы пролистав «Записки сумасшедшего», вы сможете лучше оценить эту затейливую постановку.

Хорошо бы к своей зрительской компании приобщить знакомого психолога, который вам профессионально разложит некоторые моменты спектакля, в которых удивительно точно выстроено состояние нездорового измученного человека. «Шизофрения, как и было сказано» («Мастер и Маргарита») - на Михаила Булгакова Николай Васильевич Гоголь оказал сильное влияние, ведь именно Гоголь первым в русской классической литературе так ярко и подробно описал разные формы шизофрении, включая паранойю и манию величия? Наверное, нет такого вида и жанра в искусстве, в котором не использовались, если не сочинения, то хотя бы реплики великого сатирика и мистификатора, непревзойденного мастера гротеска.

                                                                  

Режиссер Сергей Безруков вместе с актером Сергеем Безруковым в главной роли сотворили необычное зрелище из коротких безумных записок, которые Николай Васильевич Гоголь назвал повестью.

Мелкий чиновник, мелкий дворянин, маленький человечек Аксентий Иванович Поприщин хаотично записывает все, что мучает его бедную голову. Унизительное беспросветное безденежье, чтение глупых газетных выдумок, тупая монотонная работа, отсутствие родных и друзей – все это не лучшим образом отражается на психике. «Грешно смеяться над больными людьми», - и режиссер Сергей Безруков превращает сумасшедшие строчки маленького чиновника в безумные романтические сны. Сон – вещь необъяснимая, можно увидеть что угодно, а уж кто как толкует увиденное, его дело. Кстати, многие «сны» оказались пророческими. Как вам это: «Я не помню, как зовут цирюльника с Гороховой, но достоверно известно, что он вместе с одной повивальной бабкою хочет по всему свету распространить магометанство. И оттого, говорят, во Франции большая часть народа признает веру Магомета»? Или: «Удивляет меня чрезвычайно медленность депутатов. Какие бы причины могли их остановить? Неужели Франция? Да, это самая неблагоприятствующая держава». Гоголь написал это сто восемьдесят (180!) лет назад.

                

Вместе с художником-постановщиком (Николай Горобец) и хореографом-постановщиком (Антон Крамар) Сергей Безруков придумывает многосерийный повторяющийся липкий сон. Сцену заполняют бредовые, причудливые, цветные бесы. Гадко извиваясь, они бесконечно просачиваются сквозь ящики огромного комода, кидаются сверху, наваливаются сзади, вылезают сбоку,  издеваются над беззащитным Поприщиным. Персонажи, видения, кошмары «Петербургских повестей»: «Нос», «Шинель», «Портрет»  возникают из небытия и мучают героя "Записок сумасшедшего" также как не давали покоя самому Гоголю. Авторы спектакля погружают зрителей  в двухчасовую фантасмагорию, не давая ни минуты расслабиться.

                                                

Спектакль гораздо ближе к цирковому иллюзиону, чем можно было себе представить драматическое действо. Но публику цирк всегда привлекал. Зритель охотно ведется на обман и трюкачество, пытаясь разгадать, как оно работает и в чем секрет. Светящаяся золотая рыбка, волшебно парящая над сценой и залом, не исполняя ничьих желаний, уплывает во мрак, куда сознанию не добраться.  А зрители еще долго будут помнить  маленького несчастного Поприщина, которого морочат-бередят таинственные голоса: «Пораааа…»...

 фотографии Светланы Селезневой