Горстка тепла посреди морозного мрака

В спек­так­ле пе­ре­ли­ста­на целая эн­цик­ло­пе­дия де­ре­вен­ской жизни, как она есть, во все вре­ме­на года, со всеми ра­до­стя­ми и го­ре­стя­ми, за­бо­та­ми и празд­ни­ка­ми, мел­ки­ми вой­на­ми и спра­вед­ли­вым миром...

В душе моей по­се­ли­лась ра­дость, и Лада тоже по­се­ли­лась, и воз­ник­ли они там, бла­го­да­ря ре­жис­се­ру Ма­рине Брус­ни­ки­ной и ак­те­рам РАМТа. Толь­ко в доб­ром и ин­тел­ли­гент­ном те­ат­ре мог ро­дить­ся спек­такль «Лада, или Ра­дость» для зри­те­лей от­кры­тых и до­вер­чи­вых, ко­то­рых уже давно при­ру­чил мо­ло­деж­ный театр. РАМТ в те­ат­раль­ном се­мей­ном клубе вос­пи­ты­ва­ет не одно по­ко­ле­ние детей, и взрос­лые ходят с удо­воль­стви­ем. Этой пуб­ли­ке не надо на­по­ми­нать про мо­биль­ни­ки и объ­яс­нять, как вести себя в те­ат­ре. И ей можно пред­став­лять самые неве­ро­ят­ные вещи.

                        

Нелли Ува­ро­вой, на­при­мер, со­вер­шен­но не нужно было пач­кать себе кон­чик носа и ри­со­вать усы, чтобы стать со­бач­кой, Та­тьяне Ма­тю­хо­вой – необя­за­тель­но гри­ми­ро­вать­ся ста­руш­кой (она из юной лег­кой тра­ве­сти мо­мен­таль­но пре­вра­ща­ет­ся в ба­буш­ку, под­вя­зав по-ста­ру­ше­чьи пла­ток), Алек­сею Бло­хи­ну не нужна по­вяз­ка на глаз – зри­те­ли и так видят в нем то од­но­гла­зо­го «Бар­си­ка», то тро­га­тель­но­го неле­га­ла «Че­бу­ре­ка», и со­пе­ре­жи­ва­ют про­ис­хо­дя­ще­му с ши­ро­ко рас­пах­ну­ты­ми гла­за­ми и с дет­ской улыб­кой на лице.

Пер­вое про­за­и­че­ское про­из­ве­де­ние поэта Ти­му­ра Ки­би­ро­ва ока­за­лось столь по­э­тич­ным, что его Ладу - «хро­ни­ку вер­ной и чи­стой любви» вполне можно счи­тать по­э­мой. Ре­жис­сер Ма­ри­на Брус­ни­ки­на давно сла­вит­ся в те­ат­раль­ных кру­гах та­лант­ли­вым пе­ре­во­дом на сце­ни­че­ский язык имен­но сти­хов и прозы (а не го­то­вых пьес), так что за пер­вен­ца Ки­би­ро­ва можно не пе­ре­жи­вать: текст будет жить да здрав­ство­вать во славу ав­то­ра и во имя добра.                                                                                       

Ак­те­ры про­го­ва­ри­ва­ют текст быст­ро и четко, щедро де­лясь с пуб­ли­кой юмо­ром, муд­ро­стью и ра­до­стью. Чув­ству­ет­ся, что они (все во­семь) и сами ис­пы­ты­ва­ют дет­скую ра­дость, са­мо­заб­вен­но пе­ре­во­пло­ща­ясь во все, что толь­ко не по­же­ла­ют автор с ре­жис­се­ром: в козу и волка, де­воч­ку и ста­руш­ку, то­поль и ме­тель, снеж­ную бабу и «че­бу­ре­ка», кри­ти­ка и врача, цер­ков­ный хор и оче­редь к де­ре­вен­ско­му при­лав­ку. Ак­те­ры Алек­сандра Аронс, На­та­лья Чер­няв­ская, Вла­ди­слав По­ги­ба и Вик­тор Пан­чен­ко легко и непри­нуж­ден­но ме­ня­ют маски, при этом об­хо­дясь без оных, во­пло­ща­ют­ся в свои пер­со­на­жи лишь с по­мо­щью ав­тор­ских ре­ма­рок. Ба­ла­гур и пья­ни­ца Жора (Тарас Епи­фан­цев) умо­ри­те­лен неза­бы­ва­е­мой ма­не­рой ис­пол­не­ния на­род­ных по­го­во­рок и по­пу­ляр­ных со­вет­ских песен на все слу­чаи жизни. Нелли Ува­ро­ва, ка­жет­ся, впер­вые в своей ар­ти­сти­че­ской ка­рье­ре дошла до жи­вот­ных и иг­ра­ет, рез­вясь от души, не за­мо­ра­чи­ва­ясь внеш­ним об­ли­ком че­ты­рехла­пой хво­ста­той, и, тем не менее, ее Лада – имен­но со­ба­ка, а не кот, не коза и про­чее. И какая со­ба­ка! Эта ма­лыш­ка – на­сто­я­щий друг че­ло­ве­ка, она еще и урок му­же­ства, бла­го­род­ства и доб­ро­ты всем людям пре­под­но­сит. А ма­ло­чис­лен­ные жи­те­ли де­рев­ни Кол­ду­ны вно­сят свой вклад в укреп­ле­ние то­ле­рант­но­сти, при­грев несчаст­но­го уз­бе­ка (Алек­сей Бло­хин), на­учив­ше­го их лю­бить и про­щать.

В этой ис­то­рии спа­са­ю­щих и спа­сен­ных много: сна­ча­ла де­воч­ка Лиза спа­са­ет со­бач­ку, уго­во­рив отца при­ютить без­дом­ное жи­вот­ное. Потом ста­руш­ка Его­ров­на со­гла­ша­ет­ся взять остав­лен­ную дач­ни­ка­ми Ладу в дом до сле­ду­ю­ще­го лета. Затем ма­лень­кая двор­няж­ка чуть не ли­ша­ет­ся жизни, бро­са­ясь за­щи­щать хо­зяй­ку от вол­ков, а ее саму спа­са­ет мо­ло­дой ве­те­ри­нар (Вик­тор Пан­чен­ко), при­е­хав­ший по «лож­но­му» вы­зо­ву на «Ско­рой по­мо­щи». По­ми­мо со­бы­тий во­круг Лады здесь у каж­до­го пер­со­на­жа есть соб­ствен­ная ис­то­рия спа­се­ния или спа­са­ния.

В спек­так­ле много и хо­ро­шо поют, то се­рьез­но вос­пе­вая бла­жен­ство «иму­щих на зиму ва­лен­ки и крышу, над го­ло­вой без­за­щит­ною, кота от мышей, от воров со­ба­ку», то за­бав­ля­ясь: «…хотя какой уж из Ладки сто­рож! А коль слу­чит­ся какая на­доб­ность, Бу­тыль са­мо­гон­ки хра­нит­ся в под­по­ле. Толь­ко б о том не про­ве­дал Жора, А то греха с ним не обе­решь­ся…».

Про­стран­ство, в ко­то­ром ра­ду­ют­ся, пла­ва­ют, ка­та­ют­ся с горок, ва­ля­ют­ся в грязи или в снегу оби­та­те­ли де­рев­ни Кол­ду­ны, со­здал ху­дож­ник Ни­ко­лай Си­мо­нов, со­ору­див на сцене де­ре­вян­ные холмы и при­гор­ки, бро­сив пару досок для ска­мей­ки и ка­че­лей и раз­ме­стив всю де­рев­ню вме­сте со зри­те­ля­ми на боль­шой сцене РАМТа. Тут свет­ло и уютно, все про­бле­мы как-то вол­шеб­но ре­ша­ют­ся, а чер­ная без­дон­ная яма за краем сцены…об этом мы по­ду­ма­ем зав­тра.

За два часа ис­то­рии друж­бы, любви и пре­дан­но­сти ма­лень­кой со­бач­ки Лады (Нелли Ува­ро­ва), де­воч­ки Лизы (Алек­сандра Аронс), ста­руш­ки Его­ров­ны (Та­тья­на Ма­тю­хо­ва) была пе­ре­ли­ста­на целая эн­цик­ло­пе­дия де­ре­вен­ской жизни, как она есть, во все вре­ме­на года, со всеми ра­до­стя­ми и го­ре­стя­ми, за­бо­та­ми и празд­ни­ка­ми, мел­ки­ми вой­на­ми и спра­вед­ли­вым миром. «По­сре­ди мо­роз­но­го мрака – горст­ка тепла» - лучше поэта и не ска­жешь про этот спек­такль по­сре­ди чер­ну­хи и об­ще­че­ло­ве­че­ской нетер­пи­мо­сти.

http://ramt.ru/press/press-play/plays-article-3111/article-604/

https://www.teatrall.ru/teatr/spektakl/4782-lada-ili-radost/