Новый художественный руководитель Театра Джигарханяна Сергей Газаров выбрал для своего первого спектакля на Прогресс-сцене, как теперь именуется театр на Университете, острую драматургию сатирика Салтыкова-Щедрина.

Меня этот выбор, скорей удивил, чем обрадовал. «Балалайкин и  К» - многословная, философская и остросатирическая притча, а постановки Газарова обычно отличает эксцентрика, пестрота и бурное веселье, то есть режиссер и писатель явно друг другу не подходят, хотя… вот «История одного города» пришлась бы ему сегодня, ох, как кстати. И там, есть, где разгуляться и пошалить. Режиссер-постановщик с явным удовольствием расшалился в «Балалайкине и К», вызвав в зале разнообразные эмоции. Впервые я, по ходу спектакля,  страшно жалела, что я - не фотограф, и мне придется писать про то, что творится на сцене, вместо того, чтобы просто разместить красочные  фотографии.

По прилагаемым фото вы и так все поймете, но я все же несколько строчек  добавлю. Знаю, что Сергей Газаров – очень позитивный и необидчивый человек и сегодня вполне преуспевающий, так что он не станет  переживать из-за МНЕНИЯ.

Ощущения во время спектакля можно сравнить с тем, как, если бы вы вдруг пришли в парк аттракционов почитать книжку Салтыкова-Щедрина, да еще  во время кружения на карусели, на американских горках или в комнате смеха с кривыми зеркалами, где шумно, кто-то гогочет, кто-то орет, кто-то ойкает.

Сосредоточиться на тексте невозможно потому, что вокруг все время что-то или кто-то движется, мелькает и пестрит. Персонажи «Балалайкина и К» советуют «годить»: «Сказано: погоди, ну, и годи, значит. Мы годили-годили, да и отупели…».

Едва различимо в спектакле что-то про либералов и благонамеренных, что необходимо доказать свою благонамеренность путем двоеженства или какого-то проступка. 

Мучительный разбор содержания (как артисты умудряются проговорить свой текст?) заканчивается тем, что зритель тоже начинает годить и впивается глазами в происходящее на сцене, а там много чего мелькает.  Идет постоянное движение. Артисты демонстрируют немыслимые пластические па, прямо цирковые трюки (хореограф Сергей Землянский).

Вращаются два огромных деревянных колеса (сценография Владимира Арефьева), и молодежь крутится на них, а потом взлетает по деревянным реечкам, что твои матросы на мачту.

Шикарные полураздетые девушки извиваются и призывно улыбаются гостям, не удерживаясь на тонкой грани между комедией и пошлостью (тут многое за этой гранью, поверьте).

Пугающе загадочно раскачиваются огромные черные шары, то опускаясь на сцену, то взлетая под потолок.

Монологи тонут в общей неразберихе. Незабвенный  Гоголь описал бы действие так: «Все кричат, никто никого не понимает, ну просто оррёр, оррёр, оррёр…».

А я вам скажу: если вы хотите смыслов, вам не сюда, сюда - вуайеристам, в хорошем смысле от французского глагола voir – смотреть или поклонникам передачи "Аншлаг".

Хотите поразмышлять, отправляйтесь к Туминасу на «Войну и Мир». Боже ж мой, как же сложно после его тончайшей акварели смотреть на жирную пастозность другого художника…

О хорошем из увиденного на премьере в театре ПРОГРЕСС:

- прекрасная физическая форма артистов;

- участие таких выразительных мастеров, как Сергей Чонишвили и Сергей Серов;

- коллектив театра под руководством Сергея Газарова во время репетиций и показов заметно сплотился и расцвел.