Страшно-красиво-смешно

Приятно писать о хорошем спектакле, который с самого первого дня премьеры с чистой совестью можно советовать знакомым, уставшим от негатива, сетующим на то, что в театре смотреть нечего - он умер. Театр, еще как жив, вот, в Мастерской Петра Фоменко не боятся «проб и ошибок» (есть у них такой формат), смело экспериментируя с разными формами, не боясь разочаровать зрителя. Зритель у «фоменок» – мыслящий, с хорошим чувством юмора, избалованный высоким качеством спектаклей. Новая постановка  Мастерской «Завещание Чарльза Адамса» - блестяще сданный экзамен на прочность. Экзамен, ставший веселым праздником для всех участников театрального процесса и для публики.

Давно мы не наблюдали столь невероятную фантазию, так лихо реализованную на сцене, что в зале наблюдается поголовное радостное удивление. В театре, кажется, изобретен новый жанр – музыкально-комический хоррор. Все, что насочиняла группа авторов, могло бы вполне хватить на несколько постановок, как в театре, так и в кино, но трио в лице «Московского Королевского театра» (Вадим Воля, Олег Глушков, Ольга-Мария Тумакова), драматурга Сергея Плотова со товарищи проявили  поистине королевскую щедрость и выплеснули на зрителя разом:

- отличный текст: остроумный и актуальный, сатирический и поэтический;

- мелодичную, отлично запоминающуюся, создающую необходимую атмосферу музыку молодых композиторов Сергея Боголюбского и Дарии Ставрович;

- чудесную эстетскую графику и нахально-шаловливую организацию сценического пространства плюс видеоряд Вадима Воли, выразительные костюмы Ольги-Марии Тумаковой и невероятный сказочный грим;

- каким-то таинственным образом живой и мертвый, подвижный и застывший свет от Ивана Виноградова и целой команды художников во главе с Владиславом Фроловым;

- наконец, актерское мастерство и удаль, помноженные на радость и вдохновение всех исполнителей.

Сохраняя интригу, а она цепляет до самого финала, могу лишь слегка обозначить героев.

Рыже-клетчатые, поющие под живой оркестр совы-конферансье (они же – бывшие мужья Аделаиды, сходящие с портретов для исполнения зажигательных танцевальных номеров,

они же – шотландцы, полицейские и пр.); знаменитый писатель сэр Чарльз Адамс, организовавший свое посмертное шоу («…когда я умру, будет нескучно…»);  

веселенькая «черная вдова» Чарльза в смелом кружевном декольте (Полина Айрапетова); ее нежданная падчерица - тонкая, трепетная и решительная дочка Адамса (Дарья Коныжева);

незабываемые страшные, но очень симпатичные привидения (дедушка – Андрей Миххалев способен насмешить в самых страшных снах); уморительный дворецкий Эбенезер – палач куриной ножки (Кирилл Корнейчук)…

Простое перечисление персонажей легко повышает настроение тем, кто спектакль уже посмотрел и, надеюсь, заинтригует тех, кто собирается. Назвать всех артистов ужасно хочется, но лучше, придите в театр, возьмите в руки художественно выполненную программку и с удовольствием внимательно ее прочтите, а потом получите полный комплект удовольствия.  

Оттолкнувшись от известных комиксов и когда-то популярного фильма о семейке Адамсов и благополучно о них забыв, авторы придумали оригинальный забавный музыкальный спектакль, не претендующий ни на что, кроме радости Сотворчества создателей, исполнителей и зрителей.

Фотографии Сергея Петрова

Театр Мастерская Петра Фоменко, спектакль "Завещание Чарльза Адамса", авторы: Вадим Воля, Олег Глушков, Ольга-Мария Тумакова, пьеса Сергея Плотова, композиторы Сергей Боголюбский и Дария Ставрович,  художники по свету Иван Виноградов, Владислав Фролов

Слепых ведут безумцы

В Театре – Мастерской Петра Фоменко прежде не брались за трагедии Вильяма Шекспира, и невозможно было представить светло-нежную труппу на черно-кровавом фоне. Режиссеру Евгению Каменьковичу пришлось ждать примерно четверть века, чтобы артисты  повзрослели, а будущий исполнитель роли Лира Карэн Бадалов достиг определенного возраста. И Лир явился на фоменковскую сцену, хотя и не тем каноничным старцем, устало сваливающим с себя бремя короны, какой запечатлен в нашей памяти по виденным фильмам и спектаклям.

«Лир» Бадалова энергичен и деятелен. И кажется, его отречение от власти в пользу дочерей – всего лишь шутка. Однако, шутка затянулась, вышла совсем не смешной и плохо кончилась. С чего это грозному властителю понадобилось проверять дочерние чувства, напрашиваясь на лестное объяснение в любви? Или ему мало лести свиты, или он просто не в порядке и не уверен в себе. «Не все так гладко в датском королевстве», да и в британском  все не…

Трагедии Шекспира словно соревнуются в количестве злодеяний и смертей. В финале «Короля Лира» на зрителя выдвигается целая гора трупов, но при этом спектакль Евгения Каменьковича вышел совсем не таким уж страшным.

Режиссер - постановщик вместе с художником Александром Боровским придумали черно-белое пространство с удивительно живым ленточным занавесом, черные «языки» которого точно «слизывают», выхватывают одного за другим, как положительных, так и отрицательных героев. За занавесом происходят таинственные и ужасные вещи, разыгрываются бури и битвы, и оттуда же появляются действующие лица (выезжая на белом помосте) в чрезвычайно выразительных костюмах от Марии Боровской. Белый цвет одежды – для царствующих особ, черный – для прочих  смертных, лишь шуту (Александр Мичков) позволено быть иным. Шут – молод, обаятелен и так искренне привязан к неуемному  самодуру Лиру, что, пожалуй, в финале его, оставшегося в живых, жаль больше всех.

 Любви и радости в трагедии Шекспира почти никому не досталось.  Кроме шута, позитивом одарена младшая дочь короля - Корделия (Дарья Коныжева), порывистая, естественная девочка. Ей не свойственно лицемерить и что-то изображать, к чему устраивать представление, ведь и так все хорошо и покойно, когда есть любящий отец и милые сестры. Не даром французский король (Петр Алексеенко) берет ее в жены без приданого, она сама – сокровище.

Гонерилья (Полина Кутепова) и Регана (Серафима Огарева) вдохновенно и энергично изливаются любовными признаниями по отцовской прихоти, отрабатывая свои доли наследства. Сестры в этом спектакле вовсе не желают Корделии  зла, они даже сочувствуют несмышленой бедняжке. Сцену утешения старшими сестрами младшей, вероятно, можно увидеть только у «фоменок», где свет и добро обычно побеждают. Однако, пересилить трагедию Шекспира невозможно. Количество откровенных и скрытых негодяев намного превышает горстку положительных героев, к коим, кроме Корделии и шута, можно отнести верного графа Кента (Юрий Буторин), тишайшего, но непоколебимого  герцога Олбани (Алексей Колубков),  доверчивого и легко обманутого Глоцера (Томас Моцкус) и его благородного сына Эдгара (Юрий Титов).

Цепь злодеяний заплетается самим королем, предавшим свое невинное любимое дитя в угоду своему глупому капризу.

Мысль о безумных поступках и последующем наказании приходила в голову не только Шекспиру. И древнеиндийские и античные  авторы знали: "Боги, кому хотят помочь, снабжают пониманием и рассудком, а когда хотят кого мучить, отнимают у него понимание и разум (Панчатантра, санскрит); "Если Бог захочет наказать, то отнимет прежде разум" (Еврипид, Овидий). Но мощней всего эта мысль оформилась на сцене Театра "Глобус", и не сходит вот уже несколько веков с мировой театральной сцены.

Эдмунд (Андрей Миххалев), как и гнусный дворецкий Освальд (Амбарцум Кабанян) – само воплощение зла. Они не без удовольствия делают свое черное дело, продолжая начатую королем смертоносную цепь преступлений. У Эмунда, в момент клеветы даже чернеет язык, точно у змеи, что жалит до собственной  смерти.

Старшие дочери Лира превращаются из рыжих кудрявых красавиц в отвратительных фурий постепенно. За этим необратимым процессом  наблюдать чрезвычайно интересно.  «Две дочки отличаются, как кислое яблоко от неспелого – оскомина от обеих одинакова…», - язвит королевский шут. Ему позволено. Ненасытность и неудовлетворенность жизнью и мужем-тюфяком Гонерильи (Полина Кутепова), зависть и ограниченность Реганы  (Серафима Огарева), их разгорающаяся порочная страсть к Эдмунду доводят  до взаимной ненависти, а затем до взаимоуничтожения (ближе к финалу на их руках «кричащие» перчатки цвета крови).

Наивные простаки, один за другим становящиеся легкой добычей зла – яркая иллюстрация к главной цитате постановки: «Уж таково проклятие времен – слепых ведут безумцы!».  Один из самых современных переводов «Короля Лира» Осии Сороки приближает действо к современной драме, однако, мы помним строки Николая Карамзина:

«Ничто не ново под луною:

Что есть, то было, будет ввек.

И прежде кровь лилась рекою,

И прежде плакал человек…»,

И мы не переживаем трагедию Шекспира, как свою собственную, оставляя сие сценическим персонажам.

 

 спектакль "Король Лир", Театр - Мастерская Петра Фоменко, режиссер Евгений Каменькович, художник Александр Боровский, художник по костюмам Мария Боровская

фото - Анна Белякова, Александр Бадалов, Алексей Харитонов

«Мастер и Маргарита» - одно из самых сложных для постановщиков литературных произведений. Пока никому не удалось, даже приближенно, так увлечь своего зрителя, как увлек своего читателя Михаил Афанасьевич Булгаков. Роман – искушение: многие стремятся его экранизировать или поставить на театральной сцене, но нужно обладать определенной смелостью и уверенностью, решаясь на собственную интерпретацию. Как показать, вместить и совместить на сцене романтический вымысел, советскую реальность, коктейль из всемирной истории с авторской фантазией, туманного символизма и бытовых подробностей Москвы тридцатых годов, искреннего  сочувствия к страданиям героев и издевательского смеха над теми, кто это заслуживает?

«Москва изменилась, а люди все те же…», - это неувядающее изречение вынесено в эпиграф программки, определившей жанр спектакля, как - «Московский шабаш в двух частях». Смех, ирония, сатира в романе Булгакова, прежде всего, относятся к Москве и москвичам, но  вот постановщики Федор Малышев и Полина Агуреева в театре «Мастерская Петра Фоменко» как-то обошлись без московских подробностей, если не считать массовку (в том числе, и сотрудников театра) - модной московской тусовкой.

https://scontent.fhel6-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/41479937_1981879708544241_4529842560448856064_n.jpg?_nc_cat=109&oh=8ec82fe0e313b64260888d2b4c5e0237&oe=5C1EBF84

Перед началом премьерного спектакля и в антракте гостей развлекал оркестр под управлением Жоржа Бенгальского (Дмитрий Рудков), и часть публики наблюдала даже какое-то  «разоблачение» в фойе, но я не успела отследить, общаясь с друзьями, а  большинство зрителей традиционно провели свободное время в буфете.

https://scontent.fhel6-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/41478641_1981878295211049_5362451863750836224_n.jpg?_nc_cat=104&oh=980873340784f5c453c5b0e3d3147eef&oe=5C62ABB6

Всю первую половину спектакля зрителя радовались свежепридуманным   затейливым режиссерским ходам. Спектакль начался с чтения любимых строк  любимой книги. затем сцену заполнили хорошо узнаваемые персонажи. Самые популярные в народе образы - конечно, нечистой силы. Всесильный Воланд (Алексей Колубков) – легко меняющий облик от мудрого дядюшки до дьявола во плоти; мягкий и хитрый Бегемот (Игорь Войнаровский) – удивительно органичный человеко-кот, пожалуй, лучший из всех когда-либо мной виденных инсценировок;  едкий и вездесущий, остроумный Коровьев (Федор Малышев); необычный андрогин Азазелло-Гелла (Галина Кашковская) - новый взгляд, очень актуальный.

Интересно было следить  за простодушным, необразованным, но хорошо обучаемым по ходу грандиозных событий поэтом Иваном Бездомным (Дмитрий Захаров), за упрямым до смерти писателем Берлиозом (Дмитрий Рудков), за алчным финдиректором Римским (Иван Верховых) и  пр.гражданами, населяющими, по очереди, театральную сцену.

На данном изображении может находиться: 2 человека, люди улыбаются, люди на сцене и люди играют на музыкальных инструментах

Среди всеобщего веселья выделялась одна трагическая пара: Понтий Пилат (Владимир Топцов) и Иешуа Га-Ноцри (Павел Яковлев), трижды повторявшие одну и ту же сцену. Тяжела же ты, ноша Пилата! Невыносимо трудно прокуратору принять решение о  наказании странного человека, похожего на праведника, этого изможденного Га-Ноцри, которого Понтию Пилату все первое действие пришлось  тащить на собственных плечах. Праведник  отмучается, а Пилату еще долго терзаться…

https://scontent.fhel6-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/41554462_1981878631877682_973996843547492352_n.jpg?_nc_cat=110&oh=bca1acccd7fd979f90d9bcb97dc935a6&oe=5C178434

Самое сложное впечатление - от главных героев. Мастер (Томас Моцкус) столь утомлен и безучастен, так глубоко болен, что почти невозможно погрузиться в его историю. Ему самому давно ничего не надо: ни сочувствия, ни любви, ни творчества, просто дайте уйти с миром и не мешайте тихо уснуть. А что остается бедным зрителям?

https://scontent.fhel6-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/41533897_1981881485210730_2659408964743069696_n.jpg?_nc_cat=107&oh=be51c7333e097f2f1217453be6a645f8&oe=5C16ABC6

Маргарита (Полина Агуреева) – яростная волевая, на все готовая ради своего Мастера. У Маргариты в спектакле две сильных сцены: первая - неистовый монолог новоявленной ведьмы, когда она со всей страстью обрушивается на музыкальную ударную установку, передавая барабанными палочками все разрушения у критиков, которые сотворила из кровожадной мести.

https://scontent.fhel6-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/41496161_1981878005211078_3291171406712143872_n.jpg?_nc_cat=102&oh=422ff7fb889d06c2e1278461725d41d3&oe=5C14B649

Вторая сцена – бал у Сатаны, когда страшные гости спиралью увиваются вкруг королевы Маргариты, с трудом удерживающейся от тошноты, но благосклонно и терпеливо им покровительствующей.

В общем и целом, второе действие повергает в уныние и сожаление. Если бы режиссеры спектакля не играли в нем ведущие роли, возможно, больше внимания досталось тому, что происходит на сцене.

А за первое действие, и особо, за Бегемота - большое спасибо!

Фотографии Михаила Гутермана