Анатолий Белый: «Если б я не чувствовал любви, я бы не соглашался…»

- Анатолий, можете ответить, какие люди оказали самое большое влияние на вашу жизнь?

- В детстве – это, конечно, были мама и папа, а также бабушка и дедушка, у которых мы отдыхали каждое лето. Пока учился в школе, более всего, на меня влияли родители. В юности, когда я вырвался из родительского дома, нахлынуло множество новых впечатлений, в числе которых был русский рок. Цой, Шевчук, Макаревич… можно сказать, что их песни сильно повлияли на мое юное сознание.

- Мечтали ли Вы в детстве или юности «делать с кого-то жизнь», если вспомнить поэтическое высказывание Владимира Маяковского?

- Литературных, да и иных кумиров в детстве у меня точно не было, а вот дальше по жизни, учителя у меня были разные. В более взрослом возрасте, увлекшись театром, читал дневники Олега Даля, очень любил  книгу  Иннокентия Смоктуновского «Быть», книгу об Олеге Янковском. В перестроечное время появилось очень много книг актеров и об актерах, и я их старался не пропускать. Мне было важно их отношение к профессии, которую выбрал и я.

- На пути к  профессии самую большую роль сыграла Людмила Николаевна Новикова, стала вашим Мастером…

- Да, она – мой главный Учитель.

- Если б была такая возможность: заглянуть в свое детство или юность, и что-то там изменить, повлиять на будущее.  Чего Вам в жизни не хватило для старта?

- Очень сложно отвечать на такие вопросы. Ну, пожалуй, я бы себе пожелал быть смелее.

- Какая эпоха для Вас наиболее привлекательна, с кем бы вам хотелось встретиться?

- Наверное,  эпоха Серебряного века. Там были изыскания природы Человека, обновления человечества. Антропософия. Ученики Рудольфа Штайнера. Актеры тогда тоже увлекались этим. Мне было б интересно оказаться в той среде. На переломе эпох.

- Вы можете разделить свою жизнь на важные этапы, после которых что-то  менялось?

- Этапов много. Самый большой перелом в жизни произошел, когда я сменил курс: из технического вуза ушел в театральный. В театральном мире этапы случились следующие: встреча с Олегом Меньшиковым, Владимиром Мирзоевым, Алексеем Казанцевым, потом с Владимиром Агеевым, Михаилом Угаровым и, параллельно, с Кириллом Серебренниковым. Это все я перечисляю прекрасных режиссеров, благодаря которым произошло становление в профессии. Потом в моей жизни случился МХТ им. Чехова.

- Существует ли для Вас понятие «Театр – Дом»? Если МХТ – дом, то какой: многоэтажный или просто большая коммунальная квартира?

- Я бы не назвал сегодня МХТ домом в том смысле, что обычно подразумевается.  Театр – дом, это - история  для студий, маленьких театров. А МХТ, конечно, – большой многоквартирный, эклектичный дом, словно его строили разные архитекторы в разное время. Но фундамент в нем заложен очень правильно. Гениально. Станиславский так выстроил свой Художественный театр, что, невзирая на любые перемены, он все равно остается живым и современным. Семейным сегодня он быть не может. МХТ - это общество ярких талантливых непохожих индивидуальностей, и это – прекрасно.

- От кого зависит обстановка в этом обществе? Вот про Вас говорят, что Вы – миротворец…

- Зависит от каждого из нас. Я лично, действительно, могу творить только в гармонии. Как только возникают какие-то конфликты, это – не моё, я сразу закрываюсь, а если конфликт продолжается, отворачиваюсь и ухожу…

- Из сыгранных ролей есть самые любимые? И о чем-то несыгранном мечтается?

- Все, что я делаю, я стараюсь любить. Если уж идешь на что-то,  полностью надо отдаваться роли, если б я не чувствовал любви, я бы не соглашался. А из несыгранных, знаете, если б мне было двадцать лет, я бы мечтал, конечно, а сейчас я отношусь к этому философски. Все, что придет ко мне, оно – мое.

- Если персонаж, в который предстоит перевоплотиться, совсем Вам не знаком, слишком далек от вас, как Вы готовитесь к роли?

- Всегда по-разному, смотря, какая роль. У меня нет единой кухни, одного рецепта. Когда я в первый раз играл следователя, была одна история, к Каренину я совершенно по-другому готовился…

- Без каких качеств не может состояться актер?

- Терпения и трудолюбия. Нужно вкалывать, как… не знаю кто, как шахтер, наверное…

- Самые сладостные и самые горькие минуты актерской профессии?

- Самые горькие, когда ты не получаешь той роли, которую сильно желаешь. Самые сладостные… их много, они бывают и на сцене, и в моменты репетиций, когда ощущаешь выход в какие-то другие сферы и понимаешь, что это то, ради чего ты пришел в профессию, когда ты сознаешь это «здесь и сейчас», и что ты - там, где должен быть.

- Помимо актерской деятельности, вы занимаетесь творческими поисками нового жанра – Кинопоэзией...

-  Да, и это - суперинтересно: соединение Поэзии и Кино, как по-новому звучат стихи на экране. Это – не просто чтение стихов, а специально снятые поэтические фильмы.

- Спасибо Вам за этот новый жанр, который привлекает молодежь к сложному поэтическому слогу!

- И вам спасибо.

- Анатолий, скажите, остается ли у Вас время для иных увлечений, помимо профессии? Возможно, есть какое-то хобби?

- Я не знаю, какое может быть хобби у людей творческих профессий, если сама профессия, это - и увлечение, и хобби, три в одном, пять в одном. Я больше ничем не увлекаюсь, не подвержен коллекционированию. Все  свободное время отдаю семье, книгам, искусству.

- Говорят, что во время учебы в училище у молодых артистов специально раскачивают, растормаживают психику, а как потом с этим жить в обычной жизни?

- Ну да, конечно, нас раскачивают, что необходимо для профессии, чтобы психика была подвижной, но… как-то мы все живем…

- При вашей огромной занятости, насколько часто Вам удается побыть дома с детьми, и какими Вы хотите видеть своих детей?

- Да, бываю я дома редко, но всегда выкраиваю время для общения с ними. У нас семейный чат в WhatsApp, мы постоянно переписываемся. Мне очень важно, чтобы они чувствовали мое внимание, мою любовь, что я всегда рядом. Это, может быть, самое главное для меня в жизни.

Что бы мне от детей хотелось? Чтобы они выросли добрыми, смелыми, порядочными людьми.

 

интервью опубликовано в журнале АЛЕФ № 1090