В спектакле «Русская война Пекторалиса» Сергея Пускепалиса на новой сцене Театра Олега Табакова зрителей ждет много неожиданного. Например, те, кто идут на «Железную волю» Лескова, будут сильно удивлены. Театральное священнодействие начинается с двух юных девушек, украшенных белыми светящимися гирляндами (то ли - Снегурочки, то ли Русалочки), обходящих зрительный зал, распевно ведающих нечто невразумительно былинное, доходящее не до каждого зрителя. Драматург Олег Грисевич креативно воспользовался литературным наследием Николая Лескова, населив свою пьесу не всегда узнаваемыми персонажами, частушками и лубочными стихами, например: «Кто эта девушка, кто эта рыбка, талия, ножка, улыбка…», а режиссер по пластике украсил вокальные номера («По чарке» и пр.) такими танцами, хоть сейчас вставляй эти номера в концертную программу любого сельского Дома Культуры.

Первая же картина обескураживает: занавес открывается, и почтенная  публика лицезреет молчаливую компанию пестрых персонажей, рассевшихся по краю авансцены. Поскольку «снегурочки» заливисто смеются,  перекидываясь искрящимися снежками, кажется, вот-вот начнется сказка «Двенадцать месяцев», но режиссер с драматургом попросту так начинают действо - с заоблачного Рая, где в финале оказываются все русские герои истории, обитатели фабричной колонии, выстроенной иностранными предпринимателями для рабочих и их семей.

Хорошо, что среди них присутствует рассказчик – старик Федор Афанасьевич Вочнев (Виталий Егоров), без него – ни слушателю, ни зрителю, ни читателю никак не разобраться.

Пьеса «Скамейка», написанная несколько десятков лет назад Александром  Гельманом - настоящий подарок хорошим артистам. Когда-то на «скамейке» встречались Татьяна Доронина и Олег Табаков, и чиновники долго отговаривали Олега Ефремова от постановки этой асоциальной пьесы, подающей плохой пример строителям коммунизма.  Однако спектакль пользовался большой любовью зрителей и собирал аншлаги.  И вот уже тридцать пять лет пьесу ставят как  в российских театрах, так и по всему миру.  Как хорошо, что «Скамейка» сегодня вновь вернулась в театр Олега Павловича Табакова. Поставил ее режиссер Алексей Мурадов, после долгих поисков найдя своих героев в артистах Алене Лаптевой и Евгении Миллере.

 Когда мужчина и женщина выясняют отношения, публика никогда не остается равнодушной, ибо в зале есть и те, и другие.  Нехитрый сюжет пьесы состоит из одной случайно-неслучайной встречи, во время которой герои не сходят с маленького пятачка парка, и ничего особенного не происходит, одни сплошные диалоги, но… драматург сумел зацепить  за живое так, что оторваться от этой банальной истории невозможно. Слова так много значат и так обманывают, что почти не значат ничего…

Театр Олега Табакова "продолжает и выигрывает" – режиссер и исполнитель главной роли Владимир Машков возродил легендарный спектакль  "Матросская тишина", включив в состав и опытных, и молодых артистов, недавних выпускников  Школы Олега Павловича.

Спектакль «Малгил» поставлен по загадочному сборнику рассказов удивительного писателя, которого, по собственному признанию автора, вдохновляла на творчество всякая «чушь». Идеалом для Даниила Ивановича являлось, то, что не имело никакого практического смысла.

Поклонниками Даниила Хармса никогда не было большинство, его книги - для избранных читателей. Но, если вы цените острый и насмешливый ум, если можете принять этот чудный и чудной мир, тогда получите огромное удовольствие и от чтения, и от перечитывания, и от просмотра нового спектакля Александра Марина на сцене Табакерки.

Об этом «после…»

Вот уже второй пьесой француженки Ясмины Реза Театр под руководством Олега Табакова обогатил свой репертуар. Пьеса «Искусство» была поставлена в Табакерке двадцать лет назад и шла с большим успехом. Сегодня молодой режиссер Данил Чащин взялся за «Разговоры после погребения». Обе пьесы Ясмины Реза не отличаются навороченными сюжетными перипетиями, зато необычайно привлекательны доскональным знанием драматургом человеческой и актерской психологии. Их интересно смотреть и в них есть, что играть.

Слово «погребение» в названии нового спектакля скрылось за многоточием, оказалось необязательным. «Разговоры после…» - так же свойственны интеллигентным людям, как и регулярная рефлексия, вечное выяснение отношений и бессмысленный возврат в прошлое людям закомплексованным и неуверенным.

Сильнее нелюбви

В Табакерке замахнулись на святое – поставили спектакль по сценарию легендарного фильма режиссера Федерико Феллини «Ночи Кабирии». Киноманы вздрогнули…

Актрисы Янина Колесниченко и Алена Лаптева, в свое время окончившие Школу-Студию МХАТ, помимо службы в театре, преподают в Колледже Табакова. Пару лет назад они сделали с учениками небольшой отрывок по сценарию «Ночи Кабирии». Их так увлекла работа с главной героиней (Наталья Попова), что они стали мечтать о полноценном спектакле. Наташу Попову по окончании колледжа взяли в стажерскую группу Театра под руководством Табакова, и с одобрения Олега Павловича и Александра Стульнева (директор театра), Алена Лаптева и Янина Колесниченко приступили к репетициям.

Начинающие режиссеры сильно волновались, даже трепетали, но страстно верили, что все получится потому, что у них было целых две Джульетты Мазины – юная (Наталья Попова) и опытная (Евдокия Германова), которая согласилась участвовать в проекте вместе с молодыми актерами, отчего выиграли все.

Евдокия Германова:

- Это было предложение, которого ожидаешь, когда всю жизнь в тебе находят сходство с удивительной актрисой. И вот оно приходит, когда ты уже отчаялся ждать, и уже не можешь повторить то, что сделали Феллини с Мазиной, да и задачи такой не стояло. Новые «Ночи Кабирии» - совершенно сегодняшние энергия, страсти, цинизм и ранимость. То, что оба режиссера - актрисы нам помогало в работе над спектаклем: они могли подсказать ход изнутри роли. Рождение ролей сопряжено с подводными камнями, с нервной актерской системой, самолюбием, а режиссеры очень тонко вели. Самое прекрасное, что может быть – энергия молодых талантливых людей. У нас в процессе репетиций постоянно шел процесс взаимообмена, поиска. Молодые актеры – очень способное, результативное, выносливое поколение. У них сильно развит инстинкт здорового актерского выживания…

Наталья Попова:

- Конечно, это роль-мечта, главное, что с педагогами было так комфортно работать. У Федерико Феллини есть книжка, в которой он восемь лет подбирал образы, так вот, я могла бы быть мокрой кошкой, которая бродит сама по себе. Сама по себе, я - наивный, очень эмоциональный, может, немного истеричный человек. Было так страшно, когда я пришла работать в театр, но все оказалось чудесно. Мы каждым спектаклем пытаемся оправдывать доверие…

Зрители падали в обморок

Театр всегда привлекал публику не только самим представлением, но и закулисьем. Кому не хотелось, насмотревшись разных сцен, заглянуть за кулисы, туда, где все это готовится, где варятся личные отношения, придающие особый вкус игре на публику.

Режиссер Евгений Писарев «приготовил» сочный спектакль об английской звезде постшекспировских времен Эдварде Кинастоне. Его богатая биография - высочайший взлет и незаслуженный провал, жизнь полная эмоций и приключений, такая роль по плечу действительно лишь хорошему артисту. Про Максима Матвеева все режиссеры и партнеры по сцене отзываются с восхищением, упоминая его прекрасные качества и таланты, сопровождаемые удивительным трудолюбием и скромностью. По заданию режиссера для создания правдоподобного образа артиста Кинастона, всю жизнь исполнявшего только женские роли, надо было похудеть. Максим отнесся к этому так серьезно, а результат был столь эффективен, что теперь артиста рвут на части женские журналы, изматывающие своих подписчиц бесполезными советами о том, как похудеть.

Но дело не только во внешних изменениях. Надо было пропустить через себя весь жизненный путь рядового «мальчишки-исполнителя», добившегося положения ведущего артиста королевского театра, кумира толпы. И это при вечной зависимости актерской профессии. Тут мало природной фактуры, требуются ум, талант и трудолюбие. Пьеса Джеффри Хатчера знакомит нас с Кинастоном в момент пика карьеры, когда «зрители», присутствующие на спектакле «Отелло», падают в обморок от накала страстей в тот самый роковой момент, когда Отелло (Томас Беттертон) душит Дездемону (Эдвард Кинастон). Коллега и старший товарищ Кинастона Томас Беттертон (Михаил Хомяков) – хороший профессионал.