http://www.teatral-online.ru/i/ph/xl/xl_20160820154936.jpg


1. спектакль "ШКОЛА ЖЕН"
2. спектакль "На бойком месте"
3. спектакль "КАТЕРИНА ИЛЬВОВНА"
4. спектакль "Кинастон"
5. спектакль "Ночи Кабирии"
6. спектакль "Разговоры после..."
7. спектакль "Малгил"

 


 

 

Спектакль «Малгил» поставлен по загадочному сборнику рассказов удивительного писателя, которого, по собственному признанию автора, вдохновляла на творчество всякая «чушь». Идеалом для Даниила Ивановича являлось, то, что не имело никакого практического смысла.

Поклонниками Даниила Хармса никогда не было большинство, его книги - для избранных читателей. Но, если вы цените острый и насмешливый ум, если можете принять этот чудный и чудной мир, тогда получите огромное удовольствие и от чтения, и от перечитывания, и от просмотра нового спектакля Александра Марина на сцене Табакерки.

Об этом «после…»

Вот уже второй пьесой француженки Ясмины Реза Театр под руководством Олега Табакова обогатил свой репертуар. Пьеса «Искусство» была поставлена в Табакерке двадцать лет назад и шла с большим успехом. Сегодня молодой режиссер Данил Чащин взялся за «Разговоры после погребения». Обе пьесы Ясмины Реза не отличаются навороченными сюжетными перипетиями, зато необычайно привлекательны доскональным знанием драматургом человеческой и актерской психологии. Их интересно смотреть и в них есть, что играть.

Слово «погребение» в названии нового спектакля скрылось за многоточием, оказалось необязательным. «Разговоры после…» - так же свойственны интеллигентным людям, как и регулярная рефлексия, вечное выяснение отношений и бессмысленный возврат в прошлое людям закомплексованным и неуверенным.

Главные герои пьесы – трое взрослых детей, для которых умерший отец значил так много, что и после того, как на его могилой высыпается последняя горстка песка, все действия и помыслы они сверяют по нему. Виртуального отца в спектакле Данилы Чащина представляет Андрей Смоляков. Его лицо, растираживанное на нескольких экранах, эмоционально реагирует на происходящее, словно тот все слышит и видит. Его присутствие реально до мурашек, хотя Ясмина Реза специально перед текстом пьесы отметила для будущих постановщиков: «В спектакле не должно быть никакого реализма…».

Художник Николай Симонов засыпал все пространство сцены мягким золотистым песком, который идеально символизирует ускользающее, просыпающееся сквозь пальцы время. Песок в спектакле заменяет и кофе, и воду (песком из лейки «поливают» цветы), песок сыпется с неба, изображая проливной дождь… Помните, как в детской песочнице можно было легко сотворить целый город или «испечь» куличи, или поиграть в магазин …да, что угодно. Овощи для жаркого в спектакле Чащина представляют разноцветные пластилиновые губки. Сигары - мармеладные трубочки, их «курят», откусывая по кусочку и т.д.

Старший сын Натан (Евгений Миллер), его сестра Эдит (Марина Салакова) и их младший брат Алекс (Иван Шибанов), прощаясь с отцом, пытаются начать самостоятельную жизнь. Им всем перевалило за сорок, этим трем взрослым людям, не сумевшим обзавестись собственными семьями. У каждого - личный список претензий ко всему миру, но, прежде всего к отцу, которому они продолжают предъявлять счеты.

Элиза (Ольга Красько) - катализатор бурных выяснений, перемен в семье. В то время как сама девушка выглядит достаточно безучастной, у всех членов семьи сносит крышу, в какой-то момент даже у Натана – самого благополучного и уравновешенного из них. Герой Евгения Миллера недолго держится ровно. Он мог бы справиться со своей запретной любовью к Элизе один, но девушка неожиданно проявила инициативу, как тут сохранишь выдержку?

Эдит (Марина Салакова) – младшая сестра Натана и старшая для Алекса постоянно рыдает, впрочем, в такой день вполне объяснимо, но из всей палитры режиссер оставил актрисе одну черную краску. А ведь Эдит - очень даже внезапная и противоречивая: пригласив Элизу на похороны, возмущается ее нежелательным присутствием; мечтая женить хотя бы одного брата, бестактно вмешивается в их личную жизнь; укоряя девушку за то, что сводит с ума двух мужчин сразу, все же уговаривает ее остаться. И свои чувства у нее есть, просто она не позволяет их себе.

Зато чувства бушуют в безумном Алексе, хватающем ледоруб вместо секатора, чтобы извести в саду мирный чертополох. Тут молодой режиссер слегка переборщил («конечно, Александр Македонский – герой, но зачем же стулья ломать?»). Трудно человеку, не так давно пережившему переходный возраст, понять состояние людей в переломные моменты среднего возраста. Алекс ведет себя так, что иногда прямо на сцену хочется вызвать скорую неврологическую помощь.

Артисты замечательные и текст хороший, но отчего-то порой становилось неловко: несколько мелочей досадливо мешали восприятию. Свежую могилу отца дети, буквально, растаптывают, словно не замечая. Элиза оставляет свою туфельку в песке, пытаясь убежать после объяснения в любви, но ее никто не бросается искать, как Золушку. Тогда она возвращается и почти все действие продолжает прихрамывать в одной туфле, хотя босиком было бы куда удобнее. Про ледоруб я уже упоминала….

Зато зрители наверняка испытают чистейшее удовольствие от чудесной пары - Пьера (Борис Плотников) и Жюльены (Марианна Шульц). Борис Плотников деликатно и точно рисует портрет дяди, легкого «прожигателя» жизни, любителя и любимца женщин, радующегося пустякам и отличающегося от остальных членов семьи, из всего создающих проблемы. С добродушным недоумением он наблюдает за происходящим, пытаясь всячески разрядить обстановку. Его жена Жюльена – женственная, наивная, не очень, может быть, далекая, зато сердечная и занятная.

Жюльена расцвечивает и согревает холодный дом, в котором всем неуютно. Выглядит она нелепо в этой вычурной цветочной шляпе, зато в душе у нее - незабудки. Заботливо, по-матерински, Жюльена объясняет перезрелой девушке Эдит, что хорошо выглядеть нужно всегда: «Краситься и одеваться надо для себя, и уж тогда, наверняка, кто-нибудь появится…».

Эх, велись бы все эти разговоры не «после», а до, жизнь у кого-то могла бы сложиться иначе. Людские судьбы часто вершат произнесенные или невысказанные слова. Вот театр и дарит нам возможность «после…» вечера подумать над этим.

 

фотографии Михаила Гутермана

статья опубликована в журнале "Театральный мир" № 3 за 2018 год

https://www.facebook.com/pg/%D0%A2%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%80-371496016231274/photos/?tab=album&album_id=1600329610014569

 

 

Сильнее нелюбви

В Табакерке замахнулись на святое – поставили спектакль по сценарию легендарного фильма режиссера Федерико Феллини «Ночи Кабирии». Киноманы вздрогнули…

Актрисы Янина Колесниченко и Алена Лаптева, в свое время окончившие Школу-Студию МХАТ, помимо службы в театре, преподают в Колледже Табакова. Пару лет назад они сделали с учениками небольшой отрывок по сценарию «Ночи Кабирии». Их так увлекла работа с главной героиней (Наталья Попова), что они стали мечтать о полноценном спектакле. Наташу Попову по окончании колледжа взяли в стажерскую группу Театра под руководством Табакова, и с одобрения Олега Павловича и Александра Стульнева (директор театра), Алена Лаптева и Янина Колесниченко приступили к репетициям.

Начинающие режиссеры сильно волновались, даже трепетали, но страстно верили, что все получится потому, что у них было целых две Джульетты Мазины – юная (Наталья Попова) и опытная (Евдокия Германова), которая согласилась участвовать в проекте вместе с молодыми актерами, отчего выиграли все.

Евдокия Германова:

- Это было предложение, которого ожидаешь, когда всю жизнь в тебе находят сходство с удивительной актрисой. И вот оно приходит, когда ты уже отчаялся ждать, и уже не можешь повторить то, что сделали Феллини с Мазиной, да и задачи такой не стояло. Новые «Ночи Кабирии» - совершенно сегодняшние энергия, страсти, цинизм и ранимость. То, что оба режиссера - актрисы нам помогало в работе над спектаклем: они могли подсказать ход изнутри роли. Рождение ролей сопряжено с подводными камнями, с нервной актерской системой, самолюбием, а режиссеры очень тонко вели. Самое прекрасное, что может быть – энергия молодых талантливых людей. У нас в процессе репетиций постоянно шел процесс взаимообмена, поиска. Молодые актеры – очень способное, результативное, выносливое поколение. У них сильно развит инстинкт здорового актерского выживания…

Наталья Попова:

- Конечно, это роль-мечта, главное, что с педагогами было так комфортно работать. У Федерико Феллини есть книжка, в которой он восемь лет подбирал образы, так вот, я могла бы быть мокрой кошкой, которая бродит сама по себе. Сама по себе, я - наивный, очень эмоциональный, может, немного истеричный человек. Было так страшно, когда я пришла работать в театр, но все оказалось чудесно. Мы каждым спектаклем пытаемся оправдывать доверие…

История наивной, влюбленной в жизнь романтичной девушки вот уже шестьдесят лет трогает сердца зрителей. Сегодня гораздо реже встречается подобная искренность, поэтому к ней хочется припасть как к живому источнику. Кабирия продолжает доверять людям, несмотря на тычки, насмешки, подлое предательство. Любовь в сердце Кабирии прорастает снова и снова, как зеленая трава сквозь асфальт - она сильнее нелюбви.

Наталья Попова так отчаянно бросается в бой за свою Кабирию, что очаровывает публику с первой сцены, когда «прохожие» вытаскивают ее, почти мертвую, из воды. Она, только что имевшая вид безвольной тряпичной куклы, вдруг оживает, яростно сопротивляясь спасительным процедурам. И не может поверить, что любимый ее чуть не убил из-за денег, которые она ему добровольно и с радостью давала.

В минуту отчаяния Кабирия встречает в заброшенном подвале старую знакомую - проститутку по кличке Бомба (Евдокия Германова). У Бомбы тоже когда-то было все: любовь и дом, и мужчины также обманывали ее, доведя до нищеты… возможно, и Кабирию ждет та же участь, но удивительно, что обе женщины продолжают верить людям и хранить свое человеческое достоинство. Пронзительно и тонко играют обе актрисы. Именно внутренний свет, которым переполнены сердца их героинь, оставляет после спектакля ощущение надежды и радости.

Оправившись, Кабирия влюбляется вновь, а судьба, насмехаясь, испытывает ее новым предательством. Ее возлюбленный Оскар (Василий Бриченко) так галантен, нежен и ласков, что, даже зная финал, хочется верить в добро. Но чуда не происходит. Кабирия продает дом, которым она так гордилась, и отдает все Оскару, а тот приходит в ярость при виде свадебного платья. Выразительный и щемящий момент, когда Кабирия в порыве отчаяния разбрасывает деньги – без любви ничего ей не надо.

В спектакле много и пронзительного, и смешного. Прекрасен эпизод выяснения отношений между певицей Джесси (Олеся Ленская) и знаменитым актером Альберто Лаццари (Никита Уфимцев), в котором самая комичная роль досталась, конечно, Кабирии. Ее «коллеги по работе», сутенер (Максим Сачков), проститутка Ванда (Анастасия Богатырева), иллюзионист (Максим Теняков), бандиты… все персонажи в спектакле - колоритные, яркие, запоминающиеся. Молодые артисты хорошо обучены и пластичны, многие играют на различных музыкальных инструментах и шикарно двигаются. Безупречна работа хореографа Николая Реутова – некоторые номера (например, танец с газетами) можно показывать в отдельном концертном исполнении.

Художнику-сценографу Ольге Рябушинской удалось разместить в крошечном подвале Табакерки целую итальянскую провинцию вместе с рекой, площадями и фонтанами, барами, двориками и подвалами. А как представить Италию без музыки? Музыкальное оформление Алексея Елкина придает всему действию соответствующее настроение.

Новоявленному режиссерскому дуэту Лаптевой-Колесниченко удалось не только перевести великий сценарий с условного кинематографического языка на еще более условный театральный, но и придумать свой собственный, очень внятный, вполне современный мир.

фотографии Михаила Гутермана

статья опубликована в журнале "Театральный мир" № 2 за 2018 год

Зрители падали в обморок

Театр всегда привлекал публику не только самим представлением, но и закулисьем. Кому не хотелось, насмотревшись разных сцен, заглянуть за кулисы, туда, где все это готовится, где варятся личные отношения, придающие особый вкус игре на публику.

Режиссер Евгений Писарев «приготовил» сочный спектакль об английской звезде постшекспировских времен Эдварде Кинастоне. Его богатая биография - высочайший взлет и незаслуженный провал, жизнь полная эмоций и приключений, такая роль по плечу действительно лишь хорошему артисту. Про Максима Матвеева все режиссеры и партнеры по сцене отзываются с восхищением, упоминая его прекрасные качества и таланты, сопровождаемые удивительным трудолюбием и скромностью. По заданию режиссера для создания правдоподобного образа артиста Кинастона, всю жизнь исполнявшего только женские роли, надо было похудеть. Максим отнесся к этому так серьезно, а результат был столь эффективен, что теперь артиста рвут на части женские журналы, изматывающие своих подписчиц бесполезными советами о том, как похудеть.

Но дело не только во внешних изменениях. Надо было пропустить через себя весь жизненный путь рядового «мальчишки-исполнителя», добившегося положения ведущего артиста королевского театра, кумира толпы. И это при вечной зависимости актерской профессии. Тут мало природной фактуры, требуются ум, талант и трудолюбие. Пьеса Джеффри Хатчера знакомит нас с Кинастоном в момент пика карьеры, когда «зрители», присутствующие на спектакле «Отелло», падают в обморок от накала страстей в тот самый роковой момент, когда Отелло (Томас Беттертон) душит Дездемону (Эдвард Кинастон). Коллега и старший товарищ Кинастона Томас Беттертон (Михаил Хомяков) – хороший профессионал.

Он выходит из образа сразу же после того, как заканчиваются аплодисменты, и в гримерке он становится обычным человеком, занятым совершенно иными мыслями, тогда как Кинастон не выходит из образа, мучаясь несовершенством сыгранной роли, оттачивает мельчайшие нюансы. Следить за проживанием роли артистом, представляющим другого артиста, чрезвычайно интересно: такая тройная игра – театр в театре о театре.


На сцене - полумрак, иногда не позволяющий разглядеть подробности, но необходимый для воссоздания атмосферы Реставрации королевской династии Стюартов. Англия семнадцатого века темна и неуютна, вот разве что театр блистает, переживая эпоху расцвета. Художник-сценограф Зиновий Марголин обошелся без громоздких декораций, полутонами-полунамеками погружая зрителя в далекое прошлое. Знаменитую кровать, на которой Отелло душит верную Дездемону, сменяет пара туалетных столиков звездной гримерки, которая волшебно исчезает, уступая место прогулочной карете светских дам.

Король Англии Карл II (Виталий Егоров) – сладострастный любитель искусств и хорошеньких девушек упивается собственным величием, легко верша чужие судьбы. Судьба Кинастона оказывается зависимой от королевской фаворитки (Анастасия Тимушкова), без комплексов и рефлексий мечтающей блистать на сцене. Молодой актрисе Тимушковой удалось органично вписаться в образ легкомысленной героини, сыграть хлестко, выпукло, энергично.

Именно любовница короля вдохновляет короля на издание строгого указа о запрещении мужчинам представлять женщин. Великий артист Кинастон падает с недосягаемой для современников вершины, на которую всю жизнь карабкался с адским трудом. На свято место тут же полетели «бабочки-однодневки», толпами штурмующие театр Беттертона.

Артист, а по совместительству директор театра в исполнении Михаила Хомякова невозмутим и самоуверен, но и он всецело зависит от короля. Сцена поступления актрис в труппу – настоящий фарс. Режиссер Евгений Писарев – мастер комедии и актерам у него всегда есть, что играть: в его в спектаклях всегда есть тончайший зазор между человеком и персонажем.

Разнообразие действующих лиц, увлекательный сюжет, основанный на реальных событиях, в которых есть место, как комедии, так и трагедии – залог успеха. И актеры Табакова – почти всегда гарантированный успех. В спектакле участвует и приглашенный вахтанговский артист Кирилл Рубцов, харизматичный типаж которого понадобился постановке Писарева.

Его герцог Бэкингемский - холеный английский аристократ, цинично пользующийся своим высоким положением, прожигает жизнь, вовлекая в порочное времяпрепровождение зеленую молодежь.

Сложнейшая роль досталась Ане Чиповской. Маргарет Хьюз – первая профессиональная актриса английской сцены, Маргарет сначала довольно неуклюже пытается копировать героинь Кинастона (надо быть очень талантливой, чтобы сыграть неталантливую актрису), покоряя сердца зрителей лишь красотой, но затем действительно восходит на театральный олимп, взяв уроки актерского мастерства у самого Эдварда Кинастона.

Кинастон часами оттачивал каждую мелочь, чтобы потом на сцене изящным жестом взять, например, в руки кружевной платок, сулящий Дездемоне гибель. Как тонко Максим Матвеев передает разнообразную гамму чувств Кинастона в разные моменты взлета и падения, восхваления и унижения, поклонения и предательства. «А где же тут искусство – мужчине играть мужчину?», - горько недоумевает Эдвард Кинастон, повинуясь королевскому указу, навеки прощаясь с платьем Дездемоны.

Трагедия талантливого гордого человека, влюбленного в свою профессию трогает современную публику, как трогает и беззаветная любовь Марии (Евгения Борзых), мечтающей выйти замуж за Кинастона, завести нормальную семью и детей. Но, увы, нет у Марии шансов переиграть Дездемону или Офелию. Кинастон давно женат на театре.

Без театра теперь не мыслит себя и Маргарет, вкусившая славы. Новой звезде хватает ума, чтобы понять, что быть женщиной и изображать женщину на сцене – большая разница. Маргарет Ани Чиповской приходит к Кинастону как к Учителю. И она готова идти до конца, отказываясь от простых человеческих радостей, сознавая, что невозможно умирать на сцене и тут же за кулисами зажевывать высокие страсти банальным бутербродом.

Высшая точка напряжения в спектакле - мастер-класс Кинастона в качестве педагога и режиссера. На глазах происходит чудо: необученная актриса блистательно усваивает урок и так играет сцену гибели Дездемоны, что зрители снова падают в обморок, теперь уже от ее игры, от ее гибели в руках Отелло ( Кинастона), вернувшегося в театр на мужские роли.

Наблюдать за игрой, незаметно втягиваясь в действо, а затем забывать об игре и переживать за героев как за реально существующих людей, что может быть интересней…

 

Прямая речь

Режиссер Евгений Писарев

- Когда ставишь трагедию или комедию, знаешь законы этого жанра. Этот спектакль, может, был для меня чем-то новым, поэтому я так осторожно решил его сделать на чужой территории, а не у себя в театре Пушкина, понимая, что я потенциальный хит дарю не своему театру, а театру Табакова, о чем я совершенно не жалею, если все сложится удачно. В такой манере, такой тональности я никогда со зрителем, да и с артистами не разговаривал. Тут - плавающий жанр: спектакль может начинаться как историческая костюмная драма, а потом они сбрасывают костюмы, и это уже - современный документальный театр, притом, что здесь много юмора. Знаете, с годами глаза грустнеют, и уже просто так ставить комедии становится тяжело, они будут вымучены потому, что живем мы в такое тревожное время, да и возраст у меня подходящий для режиссерской перемены. Для меня важно, чтобы зрители следили за действием, по возможности, отслеживая второй план, и если у нас получилось достучаться до сердец, то это просто замечательно. Я думаю, что эта история про кризис, который у каждого из нас случается, и помимо внешних вмешательств, а уж когда есть еще и внешние вмешательства, когда ты - абсолютно успешный, абсолютно любимый, властитель грез, в одну секунду оказываешься на дне, на помойке… как выдержать это все? И славу, и унижение, и остаться при этом человеком, и человеком достойным и заставить уважать себя и свое дело. Это серьезная тема. Как прожить художнику достойно?

Для меня главную роль тут мог сыграть только Максим Матвеев. Если б не было Матвеева, может, не было б этого спектакля. И не только потому, что он такой замечательный и талантливый, а потому, что здесь важна была заинтересованность самого артиста. Тема сложная, персонаж сложный. Как сыграть очень талантливого, выдающегося, гениального артиста? Это сложно. Не каждый решится на это. Безусловно, в этой пьесе есть некая провокационность, просто пьеса совершенно не об этом. Нужен был артист, который в это окунется, который поймет, что это такое, кинется путешествовать в незнаемое. Мы себе придумывали, что такое был Шекспировский театр, что такое существование актеров, играющих женские роли в то время. Не теперешнее кривляние и попытки перевоплотиться, а что это было тогда, что за публика была в то время… Максим всецело отдался этому. Похудел очень сильно, даже больше, чем я просил, но мне кажется, для него это был такой важный момент перехода в иное качество, уйти просто от прекрасного во всех отношениях, очень удобного артиста. Так всерьез и откровенно я никогда еще не говорил со зрителем о театре, о жизни. В одном переводе слова Шекспира звучат не просто: «весь мир театр, а люди в нем актеры», а - «весь мир - театр, и все мы в нем актеры ПОНЕВОЛЕ». Мне кажется, это точнее. Мир – это такие предлагаемые условия жизни, что мы вынуждены играть в этом театре, при этом не сами выбираем свои роли.

Есть заслуженность успеха, а есть, когда жизнь вдруг делает из тебя героя. Маргарет становится звездой в одну секунду, тогда как Кинастон шел к этому всю жизнь, с детства постигал эту профессию. Ему необходимо, чтобы его уважали потому, что он работал всю жизнь. Приходит новое время и появляется новый персонаж – Маргарет, не видящая ничего зазорного в том, чтобы пользоваться своей красотой.

Но я вообще не вспомню таких дисциплинированных, таких подготовленных артистов, как те, с которыми мне довелось работать в театре Табакова. И, в первую очередь, это касается тех, кто много занят, много снимается, это - и Аня Чиповская, и Максим Матвеев. Они приходили на репетиции раньше других, текст знали лучше других, были готовы на любые пробы, на любые авантюры с моей стороны. А еще для меня всегда очень важно соединение поколений. В «Кинастоне» удалось собрать корифеев этого театра - Михаил Хомяков, Виталий Егоров, рядом с которыми играют молодые артисты, вчерашние выпускники Школы Табакова. И то, что они находятся вместе на сцене, очень полезно им самим, и театру.

Максим Матвеев

- Конечно, эта роль – подарок в таком актерском амбициозном понимании этого слова. Речь идет о том времени, когда театр был сугубо мужским элитарным делом, когда женщина не допускалась до сцены. Театр был священнодействием. Играть женщину сложно и интересно, это и набор определенных знаний и умений, и система, способы выражать определенные женские эмоции. Все это было утеряно, и нам предстояло выдумать эту систему. Я опирался на работы, образы Фанни Ардан, Изабелль Юпер с их ярчайшей психофизикой в тех или иных ролях. Я много наблюдал за бурлеском, потому что в бурлеске люди наиболее выразительны. Нужно было научиться работать с платьем, пытаться прорваться через внешнюю составляющую. И тут надо понимать, что Кинастон – не женщина, он – мужчина, играющий женщину. Он – загадка, двуполое существо. К концу спектакля он осознает свои новые возможности в профессии, жизнь подвергла его тяжелым испытаниям, но он действительно оказался талантливым актером.

Аня Чиповская

- Моя Маргарет очень постепенно приходит к тому, чтобы понять, стоит ли ей становиться актрисой, есть ли у нее действительно талант. Она – женщина, умеющая зависеть от мужчин, и ей нравиться зависеть. У нее интересные кошачьи манеры, кстати, с нами очень много занимался пластикой Альберт Альбертс. Маргарет оказывается глубже, чем можно подумать о ней в первом действии.

Наш спектакль стилизован под определенную эпоху, и костюмы Марии Даниловой ко многому обязывают – к определенным движениям, даже манере дышать. Все это очень помогало работе над ролью. Я восхищаюсь самоотверженностью Максима Матвеева, который поразительно вживался в образ своей Дивы.

Мне вообще очень нравится наш спектакль. Играть театр в театре - здорово. У нас на сцене есть свои «зрители», которых играют наши актеры, и мы работаем сначала для них, а потом для всего зала, и то, как они реагируют, как нам приходиться в реальной ситуации подстраиваться под реальных людей, это - очень круто.

фото Ксении Бубенец и Евгения Улюлюкина

материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 10 за 2017 год

Страсти по Катерине

Режиссер-хореограф-педагог Алла Сигалова поставила в Табакерке знаменитый документально-художественный очерк «Леди Макбет нашего уезда». У повести счастливая сценическая судьба, театры ее не забывают, поскольку богатейший психологический материал дает возможность актерам проявить себя. Лесков равно впечатляет и читателей, и зрителей. Постановок на российских сценах множество, но у нового спектакля Аллы Сигаловой – особая ниша. Сигалова всегда идет своим путем, ее чувственный порывистый эмоциональный почерк не спутаешь ни с кем. В хореографической драме «Катерина Ильвовна» режиссер соединила пластику, танец и драматическое действие, сопровождаемое в самые острые моменты краткими высказываниями героев.

Спектакль - событие и испытание одновременно, как для актеров, так и для зрителей. Чтобы так лихо исполнять сложнейший рисунок роли, заданный требовательным режиссером, нужно жить театром и любить репетиции, сопровождаемые в данном случае тяжелейшими физическими нагрузками. Чтобы до зрителей дошли все мэсседжи спектакля Сигаловой, нужно определенным образом настроиться на серьезный поход в театр, не на развлечение. Участвовать в этой постановке и быть ее зрителем – работа над «физикой» тела и «химией» души.

Больше всего здесь досталось актрисе Ирине Пеговой. Ее Катерина Ильвовна вступает на сцену веселой энергичной невинной девицей, а завершает свой жизненный путь матерой преступницей, диким зверем. Боязливая и неопытная Катерина, выйдя замуж за Зиновия Измайлова, нелюбимого и постылого, мгновенно расцветает, познав другого мужчину. Сергей (Александр Горбатов) умело ведет свою любовницу и в ласках, и в преступлениях до самого конца. Все, что происходит вокруг, совершенно не интересует Измайлову. Она равнодушно расчищает дорогу к вершине своей любви в предвкушении новых вспышек страсти. Безумная страсть доводит Катерину до полного безумия.

История известная. Каждому - свое, и нет дела до других. Безнаказанное преступление влечет за собой следующее, скука – питательная среда для любого порока. В «Мценском уезде» в ходу бесстыдные танцы и безудержные песнопения за неимением других доступных развлечений. Молодым людям в любую эпоху требуются сильные ощущения - каким угодно способом получить экстаз и сделать черно-белый мир цветным. Художники Николай Симонов, Мария Данилова и Айвар Салихов умело преображают скупое пространство сцены. Сценография и машинерия спектакля до того при кажущемся аскетизме сложна и технически совершенна, что от актеров требуется помимо актерского мастерства каскадерская ловкость. «Земля» здесь буквально уходит из-под ног героев спектакля, а сердца зрителей - в пятки от страха: а ну как актеры не успеют, сорвутся, провалятся…

Музыкальное оформление спектакля (Яна Лобахина) включает редкий фольклорный материал, те самые песнопения, записанные в длительных этнографических экспедициях, а еще звуковое сопровождение происходящего – страшный скрип, лязганье засовов, стук дверей, хруст, звон цепей, стоны и зубовный скрежет.

Актерский ансамбль «Катерины Львовны» – как слаженный оркестр: каждый играет свою партию точно, нельзя сфальшивить ни нотой, иначе разрушится гармония замысла. Оркестр большой, всех не перечислить, но без таких солистов как Яна Сексте в роли Аксиньи и Аня Чиповская в роли красотки Сонетки – музыки бы не случилось. Аксинья – важный свидетель, она знает и видит все, что не видит, о том догадывается, но безмолвствует. Героиня Яны Сексте горюет, обмирает от страха, уходит в плясовой отрыв и хлопочет по хозяйству. Аксинья – человек маленький, но с таким стержнем, что выживет в любых условиях, жажда жизни в ней сильней других.

Роковая Сонетка возникает только в финале на тюремном этапе. Она легко уводит от Катерины Сергея, роль у Ани Чиповской небольшая, но хлесткая и выразительная. Бывший любовник – добыча легкая, и на ее месте вполне могла оказаться любая, но режиссеру понадобилась именно эта актриса, которой достаточно высунуть свою изящную ножку из-под арестантских тряпок и мужское сердце ёкает, а уж при виде обнаженной груди Чиповской просто любое разбивается вдребезги.

Пропащая Катерина Ильвовна толкает Сонетку в воду и самолично идет с ней на дно. Эту невообразимую на сцене картину Алла Сигалова мастерски перенесла на экран так, что оторваться от двух женских тел борющихся в водной стихии, невозможно.

«Катерина Ильвовна» - настоящий эротический триллер, действующий на публику гипнотически: примерно с середины спектакля зрители цепенеют и сидят, застыв, до самого финала.

материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 6 за 2017 год

Пьеса Александра Николаевича Островского «На бойком месте» - одна из самых впечатляющих, она – о темной стороне человеческой души. Драматургу было доподлинно известно о множестве случаев, когда в дремучих русских лесах пропадали путники, и чаще всего, не волки были тому виной. Нравы постоялых дворов целиком лежали на совести их хозяев, если эта совесть имелась. Если не имелась, то наличествовали грабежи и торжествовали пороки. Недаром драматург наделил «содержателя постоялого двора» говорящей фамилией Бессудный. Без суда и следствия живет его двор, нет свидетелей, и лишь публика, благодаря воплощению произведения великого драматурга на сцене Табакерки, может стать единственной свидетельницей страшных дел.

 

Пьесу Островского режиссер Виталий Егоров выбрал для дипломной работы студентов 4 курса Театральной школы Олега Табакова. «Островского можно играть широко, внятно, с любовью. На ком же еще учиться быть настоящим артистом? Материал уж больно хороший…» - заявил педагог. Олег Павлович оценил школьную работу и предложил ввести «На бойком месте» в репертуар театра. У Табакова безошибочное чутье. Перенос с учебной сцены на профессиональную благотворно сказался на спектакле, тем более что роль Бессуднова Виталий Егоров доверил своему давнему другу и серьезному актеру Сергею Беляеву, а сценическое оформление и костюмы придумала Ольга Рябушинская. Благодаря замечательной постановочной группе (свет – Айвар Салихов, музыка – Алексей Елкин, пластика – Рушан Иксанов), зритель сразу погружается в «домашнюю» атмосферу постоялого двора. До последней секунды финала ощущается продуманность каждой мизансцены, рисунок каждой роли.

 

Суровое лицо хозяина Вукола Ермолаевича (Сергей Беляев) не сулит окружающим ничего хорошего, однако расплывается в «добродушной» улыбке при виде перспективных постояльцев. Бессудный потакает любой прихоти, вовлекает в разгул домашних и гостей, вынуждая последних раскошеливаться. Ему по сердцу разудалый до глупости купеческий сын Петр Мартыныч Непутевый (колоритный Никита Уфимцев), кутила и пьяница, прогуливающий родительские деньги.

 

Свою молодую бойкую женушку Евгению Мироновну (энергичная Анастасия Богатырева) Вукола посылает всячески заигрывать с гостями, хотя ревнив и подозрителен до безумства. Однажды ее безудержное кокетство до добра не доведет, но… пересказывать содержание не буду, лучше идите в театр. Спектакль того стоит.

А мне хочется отметить некоторые моменты.

Мрачная бревенчатая изба с невнятными образами в «красном» углу, на который хозяин ни разу не посмотрит, покатый дощатый пол, оканчивающийся маленьким прудиком, чья поверхность целиком покрыта алыми яблоками. Стоит что-нибудь в доме рассыпать, все туда скатывается.

 

Тут наглядно работает выражение «все концы в воду», а хруст от поедания «райских яблочек» решительной хозяюшкой отзывается мурашками по спине свидетелей, то есть зрителей. Центральное пространство отдано настоящей телеге, которую выкатывают как по волшебству, а из многочисленных дверей, внезапно распахивающихся в стенах, появляются колоритные персонажи.

 

Чего стоит Жук, работник Бессудного (Василий Неверов) с жутким дьявольским глазом и приготовленным на темный случай топором. Как озаряется его дикое лицо, когда хозяин, откладывая мирное вышивание крестиком, собирается выйти в ночь на дело, и бормочет, хитро поглядывая в зал: «Русский народ нынче смирный, терпеливый, его грабить можно…».

 

Весь постоялый двор напоминает матерое бандитское логово. Лишь только Аннушка, сестра хозяина не вписывается в банду (прекрасная работа Анастасии Чернышовой, стажера Театра-Студии Олега Табакова). «Мой персонаж – человек чувствительный, Анной движет только любовь. – Говорит молодая актриса.- Любовь – не темные и радостные моменты, а целый путь, который пытается проделать моя героиня. Самое важное слово в образе Анны – гордость…». Действительно, за эту героиню переживать можно и нужно до самого конца, который для тех, кто не помнит пьесы, окажется довольно неожиданным.

 

Любовь Анны – молодой помещик Миловидов (Кузьма Котрелёв). Гусар и повеса, он впервые влюбляется по-настоящему, но с легкостью предает любимую девушку, быстро устав от осады непорочной крепости. Хозяйская женушка тоже ведь чудо, как хороша, так чего же время терять? Как сказал исполнитель роли Миловидова, студент четвертого курса Театральной школы Кузьма Котрелёв: «Я не знаю, как оправдать своего героя. Говорит, что любит, а через секунду изменяет. Пытаюсь объяснить это тем, что иногда любят и думают не сердцем, а…другими органами…».

Режиссер Виталий Егоров задействовал в спектакле несколько выпускников Театральной школы Олега Табакова, принятых в стажеры Табакерки. Все они работают, что называется, с огоньком, честно выполняя поставленные задачи. О Сергее Беляеве и говорить нечего: его герой и страшен, и притягателен одновременно, он хитер и неглуп, и лишь одна слабина в нем есть: жену свою беспутную, хотя и убить готов, сильно любит, для нее и разбойничает.

 

В самый драматичный душещипательный момент на сцене среди рассыпанных яблок появляется симпатичный поросенок, который, аппетитно чавкая запретными плодами, исчезает на заднем дворе под всплывающие вдруг в памяти слова драматурга: «Дурные дела быстро забываются…».

 

А в зрительской копилке остается еще один хороший спектакль.

 

опубликовано в журнале "Театральный мир" - декабрь 2016 года

фото Галины Фесенко

Театр-Студия Олега Табакова относится к тем немногим театрам, в которые можно смело отправляться на любой спектакль (ну, почти), не опасаясь встречи с пошлостью или бездарностью, что, практически, одно и то же. «Школа жен» Мольера, премьера сезона 2013-2014, - спектакль традиционно для «Табакерки» доброкачественный, достойный внимания не только утонченных театральных эстетов, но и самого широкого круга театралов.

Комедии великого драматурга, будучи классическими комедиями положений, всегда при этом имеют глубокий смысл и мораль (пусть слегка навязчивую и наивную), вечную с точки зрения общечеловеческих ценностей. В пьесах Мольера – зло обычно наказывается (что приятно), а добродетель торжествует (что удивительно), хоть по воле драматурга и вынуждена изрядно помучиться до финала. Благодаря писателю Дмитрию Быкову, придавшему переводу Василия Гиппиуса современное звучание, пьеса стала забавней и ближе сегодняшнему зрителю, судя по реакции зала (особенно мужчин).

Рогоносцы – излюбленная народная тема времен Мольера, вот и господин Арнольф (Александр Семчев) в «Школе жен» попал в пикантную историю, хотя до рогов в ней дело не дошло. Хитроумный господин решил вырастить и воспитать свою будущую жену в изоляции в строгих правилах, а заодно посмеяться над друзьями, которые женятся на «темных лошадках», оказываясь впоследствии обманутыми мужьями.

Режиссер спектакля Александр Хухлин прекрасно «дирижирует» актерским ансамблем, в котором каждый исполняет свою партию точно и без фальши.

Абсолютно точное попадание в образ случилось у актера Александра Семчева. Его герой,именующий себя красивым именем «де Ла Суш», что в переводе с французского означает просто «пень», - смешон и жалок. А то, что сам актер с трудом двигается, громко дышит и ежеминутно протирает лоб платком, обращая лицо к суфлеру (молодой девушке, сидящей сбоку с пюпитром), только на пользу спектаклю, поскольку придает реальность литературному персонажу. То, как Семчев подхватывает слова суфлера и произносит слету огромный монолог, и слова будто рождаются в тот самый момент, вызывает особое восхищение.

Виталий Егоров в роли Кризальда, друга Арнольфа, иронично обращается к приятелю с поучительными сентенциями, заговорщически подмигивая залу. Он наставляет, и учительские его нотки здесь как нельзя более уместны: с ним рядом на сцене - ученики, студенты театральной школы Олега Табакова. Они здесь – слуги просцениума, и их появление всегда обосновано и мастерски поставлено. Мальчишки заряжают действие своим «щенячьим» восторгом и молодой энергией, они – необыкновенно выразительно двигаются (педагог по пластике - Рушан Иксанов) и от их ловких трюков глаз не оторвать.

В роли Агнесы, юной воспитанницы Арнольфа, Надежда Жарычева. Ее несовременное лицо напомнило юную Инну Чурикову в роли Жанны Д' Арк, оно также естественно и открыто. Чистая и наивная девушка простодушно отвечает на вспыхнувшее чувство Ораса (Павел Шевандо) и бесстрашно бросается навстречу своей любви. Павел Шевандо – также студент школы Олега Павловича, и только удивляешься его лихости и неведомо откуда-то взявшейся опытности.

Стоит упомянуть ловкую пару слуг (Наталья Качалова и Ярослав Маланин), без которых у Мольера не случается ни одна интрига. Они – забавны, любвеобильны, и расположены не только друг к другу, но и к «золотому тельцу». Их костюмы, также как и остальные наряды персонажей, радуют глаз (художник Евгения Панфилова).

Крошечное пространство просцениума (при полном отсутствии сцены в «Табакерке») – остроумно решено художником Николаем Симоновым, вместившем в него и решетку цветущего сада, и ворота дома, и уходящую на второй этаж лестницу, и светелку Агнесы с множеством пошитых ею сорочек…

В общем, спектакль оставляет тонкое послевкусие, как хорошее вино, и хочется надеяться, что время пойдет ему только на пользу.