http://i.timeout.ru/pix/336967.png

Театр Музыки и Поэзии Елены Камбуровой


1. спектакль "Снился мне сад"  https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/35-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj/245-spektakl-snilsya-mne-sad-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj
2. интервью с Еленой Камбуровой https://mnenieguru.ru/index.php/intervyu/311-intervyu-s-elenoj-kamburovoj-k-20-letiyu-teatra-muzyki-i-poezii
3. Елена Камбурова. Интервью https://mnenieguru.ru/index.php/intervyu/312-elena-kamburova
4. творческий вечер Елены Камбуровой в ЦДА им. Яблочкиной https://mnenieguru.ru/index.php/intervyu/313-elena-kamburova-vecher-v-tsda-im-yablochkinoj
5. интервью с режиссером Иваном Поповски https://mnenieguru.ru/index.php/intervyu/310-rezhisser-ivan-popovski
6. моноспектакль "На свой необычный манер" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/35-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj/177-spektakl-na-svoj-neobychnyj-maner-monospektakl-eleny-kamburovoj
7. интервью с Еленой Камбуровой для «НИ» https://mnenieguru.ru/index.php/intervyu/274-intervyu-s-elenoj-kamburovoj-intelligentnoj-publiki-v-rossii-gorazdo-bolshe-chem-nam-pytayutsya-dokazat
8. спектакль "Тишина за Рогожской заставой" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/35-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj/176-spektakl-tishina-za-rogozhskoj-zastavoj-teatr-kamburovoj
9. спектакль "Вот вам, в сотый раз, Россия" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/35-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj/175-spektakl-vot-vam-v-sotyj-raz-rossiya-teatr-kamburovoj

 10. спектакль "Крещеные крестами" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/120-spektakl-kreshchenye-krestami-teatr-muzyki-i-poezii-pod-rukovodstvom-eleny-kamburovoj

11. Артист Виктор Сухоруков "Исповедь на свое 65-летие в Театре Камбуровой https://mnenieguru.ru/index.php/intervyu/272-artist-viktor-sukhorukov-ispoved-na-svoe-65-letie-v-teatre-eleny-kamburovoj

12. спектакль "Дорога" https://www.mnenieguru.ru/index.php/spektakli/35-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj/745-spektakl-doroga-teatr-muzyki-i-poezii-eleny-kamburovoj

"...Чем больше я всматриваюсь в смерть,

тем сильнее я постигаю жизнь…»

 Томас Манн

Самое большое  счастье, которое  испытываешь во время спектакля «Дорога» Театра Музыки и Поэзии - это сознание того, какой нетривиальный и сложнейший материал выбирают нынче творческие молодые люди. Внимание режиссера Государственного академического театра им. Вахтангова Гульназ Балпеисовой и артиста того же театра Максима Севриновского привлекли новеллы Томаса Манна.

Произведения Томаса Манна – автора знаменитых романов: «Будденброки», «Признание авантюриста Феликса Круля»  и «Волшебная гора» хорошо знакомы российским театралам, но именно в его новеллах особенно заметно влияние Федора Михайловича Достоевского – подробное описание психологии печального человека.

Театр Камбуровой с момента своего создания стал антонимом пошлости и банальности, оплотом высокой Поэзии и Музыки. За  двадцать семь лет театр обрел своих, особенных зрителей - приверженцев песенной драматургии.  Однако, проекты, подобные «Дороге» Томаса Манна, открывают дорогу (простите за тавтологию) в театр новому зрителю – поклоннику философии, психологии и дзена.  

История героя  -  его грусть и разочарование, отчаяние и одиночество, ирония и скука, взгляд изнутри и внешнее созерцание…  передана Максимом Севриновским сдержанно и достаточно отстраненно, чтобы каждый зритель, при желании, мог временами убирать для себя «четвертую стену» или скрываться за ней. Постановка молодого режиссера не относится к развлекательным. Спектакль для не ленивой публики.

Надо ли говорить, что во всех постановка Театра Камбуровой одним из главных героев непременно является Музыка.  «Потребность человека рассказать о себе самом изобрела звуки». Томас Манн и сам утверждал, что воспринимает «художественную форму романа как своего рода симфонию, как ткань идей и музыкальное построение».  

Так и  произведения Баха, Бетховена, Иоганна Штрауса, звучащие a cappella (Елена Веремеенко, Анна Комова, Евгения Курова, Алена Парфенова), тонко дополняют рассуждения Лобгота Пипзама  (Максим Севриновский) о жизни и смерти.

- Не верю, не верю людям… я мечтаю о жизни и жду смерти…это мое последнее разочарование. – Герой меланхолично пьет, иронично  оправдываясь, - Это же еще не конец света…

После спектакля мне было интересно пообщаться с режиссером и артистом.

Гульназ Балпеисова

- Скажите, пожалуйста, Гульназ, чем именно вас привлек Томас Манн?

- Пока для меня из всех авторов именно у Томаса Манн – экстраощущенние ценности в одиночестве. В одиночестве у Томаса Манна есть огромное богатство, он очень это ценит. И мне очень нравится его фраза в «Волшебной горе» про «хирургию души». Для его романов я пока слишком мала и пока нахожу для себя смысл работать над его ранними новеллами. В этих маленьких новеллах, как в любом хорошем анекдоте есть все.

- Как вы полагаете, готовы ли зрители века комиксов и чтения коротких постов в соцсетях к восприятию такой неторопливой рефлексивной прозы?

- Сейчас, наоборот, тенденция к интеллектуальной эпохе…

- Да что вы? Наверное, в вашем узком кругу…

- По крайней мере, в моем окружении есть ребята намного моложе меня и  они вполне  могут дать мне фору. Я у них учусь, я ими восторгаюсь. Мне кажется, сегодня необходим диалог…

- Но в вашем спектакле, скорей, присутствует монолог…

- Ну, это такой монолог, в котором ты можешь отождествить самого себя с этим человеком, задавая себе эти же вопросы: что такое счастье, как бы тривиально это не звучало, и что такое любовь, когда мы ее теряем, не вечна же она…и как мы это оправдываем.

- В вашем спектакле горечи и разочарования больше, чем радости…

- Мы возвращаемся к тому же «горю от ума». Мы не существуем здесь и сейчас, мы находимся в перманентной оценке того, что происходит здесь и сейчас.

- Почему на роль главного героя вы пригласили именно Максима Севриновского?

- Максим как раз тот артист, который постоянно залает себе вопросы, как правильный художник, который никак не может найти никакие ответы. У художника и не может быть никаких ответов, иначе сразу станет скучно жить. Раз понял, значит можно умирать. Вот и в спектакле, как бы цинично не относиться к смерти, умирать не хочется, поэтому хватаешься за велосипед...

- Как вам работалось с вокалистами? Ведь вокал – важнейшая составляющая Театра Музыки и Поэзии…

-  Когда я на первой репетиции услышала голоса, у меня родилось ощущение тонкой французской игры. Вот представьте, приносит ювелиру бриллианты, изумруды, сапфиры и просят сделать из всего этого одно кольцо. Он готов сделать четыре, но заказчик просит одно, чтобы там было все.  Когда я работала над спектаклем, у меня было такое ощущение невозможности собрать все вместе и необходимости этого. Я встретила прекрасных профессионалов и очень открытых людей. Думаю, это заслуга Елены Антоновна – такая атмосфера в театре. 

Максим Севриновский

- Как вахтанговский артист оказался в Театре Музыки и Поэзии?

- Вообще-то у меня уже был здесь спектакль «Вода Камень Море» с Олегом Кудряшовым, правда, давно. Мы хотели сделать с Гульназ моноспектакль, а ту нам предложили, да еще тут такие возможности – звуковые и атмосферные, которых нет нигде, просто сказочные.

- Каково вам лично внутри эстетики Томаса Манна?

- Там есть такой фокус: мы сидели, думали, сочиняли и поняли, что спектакль должен быть в дзене. Как обычно бывает в театре? Я должен на сцене показывать – доказывать, что у меня болит. А есть такая боль, которая висит, и на которую люди смотрят и начинают думать о себе. Мне интересно слушать зал, я его воспринимаю. Мой герой из своей боли пытается сделать маленькое представление, хотя понимает, что зрители его все равно до конца не поймут, но он их все равно имеет в виду. В финале ему дочь кричит: ты – волшебник.

- Дзен  - это ведь некое созерцание, сосредоточие, тихая отстраненность…

- Моему герою так больно, что ему все равно, как его слушают, он на зал не давит, ему все равно. Потом некоторые вещи сработают потому, что только в спокойствии в людей может что-то попасть, и они будут думать про свое.

- Но, согласитесь, что ваш зритель должен быть готов к этой работе…

- А у него выбора нет, тут такие правила игры. Он сидит и думает: так, меня не развлекают, ладно, послушаю. Мне тут что-то надо разгадать, услышать.

- Когда не навязывают, люди сами получают удовольствие от собственных решений…

- Да, и фокус в том, что зрители вместе со мной в живом контакте начинают разбираться в личном, болезненном…, и происходит чудо. Этот театр тоже – про чудо.

- Хочу сказать, что ваш спектакль «Дорога» – очень атмосферный, и он гармонично вписывается в неповторимое пространство Театра Елены Камбуровой.

 

 фотографии Ларисы Каневской

 

http://kamburova.theatre.ru/press/articles/18830/

В каком еще те­ат­ре можно за один вечер по­смот­реть целых два­дцать три спек­так­ля? А имен­но столь­ко пе­сен­ных ком­по­зи­ций пред­став­ле­но в про­грам­ме, со­еди­нив­шей двух ве­ли­ких бар­дов - Жака Бреля и Вла­ди­ми­ра Вы­соц­ко­го...

В каком еще те­ат­ре можно за один вечер по­смот­реть целых два­дцать три спек­так­ля? А имен­но столь­ко пе­сен­ных ком­по­зи­ций пред­став­ле­но в про­грам­ме, со­еди­нив­шей двух ве­ли­ких бар­дов - Жака Бреля и Вла­ди­ми­ра Вы­соц­ко­го. В такой необыч­ной ма­не­ре Елена Кам­бу­ро­ва пред­став­ля­ет спек­такль-кон­церт "На свой необыч­ный манер". Режиссер Иван Поповски.

https://content.foto.my.mail.ru/mail/frenkelinessa/kambyrova/h-149727.jpg

До Елены Ан­то­нов­ны по­че­му-то в го­ло­ву ни­ко­му не при­хо­ди­ла такая про­стая и ге­ни­аль­ная мысль, что их твор­че­ское на­сле­дие уди­ви­тель­но до­пол­ня­ет и обо­га­ща­ет друг друга. У каж­до­го – своя дра­ма­ти­че­ская судь­ба, и при этом каж­дый из них по­вли­ял на судь­бы несколь­ких по­ко­ле­ний. Фран­цуз­ский шан­сон гар­мо­нич­но че­ре­ду­ет­ся с бал­ла­да­ми Вы­соц­ко­го, судь­ба ко­то­ро­го в свою оче­редь ока­за­лась нераз­рыв­но свя­за­на с Фран­ци­ей.

Елена Кам­бу­ро­ва не пы­та­ет­ся под­ра­жать зна­ме­ни­той хрип­лой ав­тор­ской ин­то­на­ции, как это де­ла­ет боль­шин­ство вы­сту­па­ю­щих на офи­ци­аль­ных кон­цер­тах па­мя­ти Вла­ди­ми­ра Се­ме­но­ви­ча. Кам­бу­ро­ва де­ли­кат­но и нежно пре­под­но­сит текст, и ты вдруг слы­шишь, от­кры­ва­ешь для себя нечто новое в каж­дой строч­ке, в каж­дом куп­ле­те, слов­но встре­ча­ешь­ся с пес­ней впер­вые. Нет на се­год­ня ис­пол­ни­те­лей, рав­ных ей в ху­до­же­ствен­ном про­чте­нии песни, в до­не­се­нии смыс­ла каж­до­го слова.

https://content.foto.my.mail.ru/mail/frenkelinessa/kambyrova/h-149629.jpg

На гла­зах у зри­те­лей про­ис­хо­дит вол­шеб­ство: уста­лая, немо­ло­дая, ма­лень­кая жен­щи­на пре­об­ра­жа­ет­ся: под­ни­ма­ет го­ло­ву, ста­но­вясь вы­со­кой, за­го­ра­ют­ся глаза, мор­щин­ки ис­че­за­ют, силь­ный голос за­пол­ня­ет все про­стран­ство ка­мер­но­го зала и рвет­ся сквозь стены. Ей под­власт­ны любые залы, она умеет по­ко­рять любую пуб­ли­ку, при­под­ни­мая ее над бытом, су­е­той, ведя за собой в мир пре­крас­но­го.

Как толь­ко гас­нет свет, мягко за­го­ра­ет­ся экран и вслед за пер­вы­ми но­та­ми слы­шат­ся пер­вые звуки го­ло­са, на­чи­на­ет­ся бла­го­твор­ное воз­дей­ствие силы ис­кус­ства. Оду­хо­тво­рен­ные лица зри­те­лей во время фи­наль­ных ап­ло­дис­мен­тов – за­слу­жен­ная на­гра­да участ­ни­ков вол­шеб­но­го дей­ства.

https://content.foto.my.mail.ru/mail/frenkelinessa/kambyrova/h-149715.jpg

Нель­зя не упо­мя­нуть ху­дож­ни­ка по свету Джиму Жмы­хо­ву и за­ме­ча­тель­ный ви­део­ряд Юлии Ми­хе­е­вой.

Как все­гда му­зы­каль­ное ре­ше­ние спек­так­ля - за Оле­гом Син­ки­ным, а по­ста­но­воч­ное – за Ива­ном По­пов­ски, без этих двух людей театр Кам­бу­ро­вой не стал бы таким, каким он стал сей­час.

Театр Кам­бу­ро­вой: кро­шеч­ное про­стран­ство - ве­ли­кое ис­кус­ство!

 

https://www.teatrall.ru/teatr/teatr-muzyiki-i-poezii-pr-e-kamburovoj/4750-na-svoj-neobyichnyij-maner/#

ПОТРЕБНОСТЬ В ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

«Тишина за Рогожской заставою»
Режиссер — Александр Марченко
Художник — Нина Климовская
Хореограф — Марина Суконцева
Музыкальный руководитель — Олег Синкин



«Тишина за Рогожской заставою» в Театре Елены Камбуровой — настоящая услада слуха и души знатока и ценителя мелодичных советских песен. В спектакле-концерте Александра Марченко (режиссер и аранжировщик) не только красиво поют (Елена Веремеенко, Татьяна Пыхонина, Евгения Курова, Андрей Зверев и Александр Кольцов), но и блестяще аккомпанируют (бравый аккордеон — Евгений Алтудин, совершенная гитара — Вячеслав Голиков, бархатная виолончель — Елена Слободчикова). Этот актерский ансамбль подает песни так изысканно, так чудесно, что упиваешься буквально каждой нотой, каждым вздохом, каждым изящным движением руки или мягким поворотом головы! Стильные аранжировки старых песен вообще вызывают полный восторг.
Спектакль не имеет в своей основе ни пьесы, ни связанного сюжета, скорее, это вечер воспоминаний. У кого-то под песни 1930–50-х гг. прошло детство, у кого-то — юность, для большинства зрителей советские песни — уже история, но не монументальная, а простая человеческая. Давно забыты официальные речи, газетные статьи, программа «Время», цены и тотальный дефицит, а вот песни живы.


Актеры, сменяя друг друга, подхватывают звук, то солируя, то выстраиваясь в сложнейшем многоголосье. Вокальный диапазон роскошный, и прекрасным голосам камбуровских артистов есть, где разгуляться. Какое богатство мелодий! Умели же писать советские композиторы: Исаак Дунаевский, Марк Фрадкин, Василий Соловьев-Седой, Никита Богословский! Для придания спектаклю колорита эпохи между песнями из старенького репродуктора слышны голоса И. Сталина, Н. Хрущева, Ю. Левитана, артиста Н. Рыбникова и др.
Мелодии советских песен, безусловно, выше простоватых, незатейливых стихов, но какими же глубокими и чистыми они кажутся сегодня на фоне громыхающей попсы с песенным репертуаром из двух плохо рифмованных строчек. В суровое черно-белое время военных лет и трудовых будней нежные чувства выражали в песнях. Никакого двойного смысла и эпатажа, человеческие отношения просты и внятны: «Дан приказ ему на Запад», «Пора в путь-дорогу», «По полю танки грохотали», «На тот большак, на перекресток»…


Необычна аранжировка знаменитой песни «Темная ночь» — прекрасный женский голос выводит ее, словно молитву, заклиная: «Ты меня ждешь… // И поэтому знаю, со мной // Ничего не случится…» История одной встречи в песне «Ночь коротка» — как трогательно и тщательно готовятся к ней мужчина и девушка, как танцуют, как расстаются навсегда… Едва зритель загрустил, как звучит бодрое напутствие: «Ты — одессит, Мишка», потом акварелью — лирические воспоминания: «Вот так и живем, не ждем тишины».
Завершает живописное полотно песня «Тишина за Рогожской заставою», после которой авторы ставят многоточие, потому что рассказ о людях не закончен, поскольку «еще много осталось впереди…», и список неспетых песен огромен, и потребность в человечности — большая.

http://www.vteatrbilety.ru/netcat_files/all_spect_gallery_pictures/tishina_1.jpg
У Театра музыки и поэзии зритель особый. В зале на премьере были замечены известная правозащитница Людмила Алексеева, литературовед и писательница Мариэтта Чудакова, журналист и писатель Юрий Рост. Публика долго не расходилась, выражая горячую признательность актерам и музыкантам, Олегу Синкину (музыкальный руководитель и аранжировщик) и Владиславу Фролову (свет) за высокий профессионализм, интеллигентность и любовь к театру и зрителям.

http://kamburova.theatre.ru/press/articles/19823/

материал опубликован в журнале "Театральный мир"11 за 2014 год